ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ну, я тогда малость подустал, да и вообще… — Богомолов смутился. — Но если Олегу вообще ничего не сообщать, то на такую роль сгодится и любой другой, хоть с улицы! Это же роль посыльного! Нет, если уж предлагать Олегу роль связного, то ему нужно открыть, что Савелий жив. Он офицер, «афганец», руководит сейчас авторитетной охранной фирмой… Думаю, ему можно доверять.

— Возможно, ты прав, Костя, — вздохнул Говоров. — Но не лучше ли предложить Савелию самому принять решение по этому вопросу: жизнью-то рискует он.

— Ладно, звони ему.

— Привет, крестник! — весело произнес Говоров, услышав знакомый голос. — Как настроение?

— Было бы отличное, если бы я сейчас ехал в «Шереметьево-два»! — с грустью усмехнулся Савелий. — Но мне кажется, вас не слишком интересует мое настроение. Может, признаетесь, что придумали?

— От тебя ничего не скроешь! Придумали, но окончательное решение принимать тебе, — заключил Говоров. — Предлагаем тебе в качестве связного использовать Олега Вишневецкого!

— Олега? Неожиданный поворот! — Савелий задумался, но всего лишь на мгновение. — Отлично! После Воронова это лучший из лучших! — Настроение Говоркова явно улучшилось. — Только давайте так: вы его ни во что не посвящайте, а просто попросите прийти по моему адресу. Кстати, когда готовиться к отъезду?

— Вся информация в пакете, который тебе принесет Олег! — Говоров сделал паузу. — Погоди-ка, Константин Иванович хочет что-то сказать.

— Привет, крестник!

— Здравствуйте, Константин Иванович!

— Я все слышал, можешь не повторять. Ты как там, не голодаешь?

— Что вы, Константин Иванович, здесь целому взводу на месяц хватит. Скучновато, правда, но ничего, потихоньку.

— Ладно, скоро со скукой придется распрощаться.

— Скорей бы!

— Скорее, чем ты думаешь! — бросил Богомолов и неожиданно спросил:

— Послушай, крестник, — они с Говоровым никак не могли привыкнуть к новому имени Савелия и обращались так, чтобы случайно не оговориться,

— тебе ничего не говорит фамилия Лобановский? Не было ли среди твоих родственников кого-нибудь с такой фамилией?

— Абсолютно точно не было, — отрезал Савелий. — А что случилось?

— Какой-то Лобановский, представляясь твоим родственником, расспрашивает о твоей смерти..

— Очень интересно! Кому-то явно не хочется верить в мою гибель. — Савелий словно обрадовался этому известию.

— Может, стоит поинтересоваться этим «родственником»?

— Ни в коем случае! Не дай Бог, они что-то заподозрят. Если сейчас они просто сомневаются, то стоит им что-нибудь почувствовать, как их сомнение перерастет в уверенность. Пусть покопаются в последних минутах моей жизни, но к останкам их желательно не подпускать.

— А как? Не выставлять же круглосуточную охрану?

— Вовсе не обязательно. Наоборот! Сейчас столько безбожников развелось, столько могил грабят. Просто жуть! — Савелий хитро усмехнулся.

— Отличная мысль! — Богомолов поднял большой палец кверху.

— А ты думал! — подмигнул Говоров. — Чей ученик?

— Когда ждать Олега? — спросил Савелий.

— Если он в Москве, то, возможно, сегодня.

— Надеюсь, теперь и вам стало ясно, что мне как можно скорее нужно сматываться из Москвы. Пора за границей напомнить о себе!

— Как же, ждут не дождутся тебя там с распростертыми объятиями! — Богомолов покачал головой. — Кстати, мобильный телефон зарегистрирован на твое имя, можешь взять его с собой!

— Это просто здорово! — Савелий обрадовался как ребенок.

— А как же? Ты же представляешь солидную русско-американскую фирму.

— Да уж не забуду. Спасибо, крестные!

— Нг за что. Удачи тебе! — Богомолов передал трубку Говорову, а сам поспешил к телефону спецсвязи.

— Слушаю!.. Так!.. Минуту! — Он прикрыл микрофон рукой, повернулся к Говорову. — Спроси у крестника какое-нибудь слово для банковского пароля, желательно на английском.

— Назови слово для банковского пароля, — попросил Говоров Савелия.

— Beast, что значит «зверь», — не задумываясь, предложил Савелий.

— Нисколько не сомневался! — усмехнулся Говоров. — Beast, Костя, по-русски «зверь». — Он снова заговорил с Савелием: — Как видишь, идет мощная подготовка! Желаю тебе удачи, крестник! — Говоров вздохнул. — И не рискуй понапрасну: никакие деньги не стоят твоей жизни.

— Спасибо, отец! — откликнулся Савелий и тут же положил трубку.

Он так разволновался, что, казалось, еще немного, и на глазах его выступят слезы. Его растрогала отеческая забота старого генерала. Конечно же, ему не хватало тепла, участия близкого человека, он скучал по Андрею, часто думал о том, как он там, не грозит ли ему опасность, и очень жалел, что они не вместе.

Савелий ведь был нормальным человеком со своими слабостями и недостатками. Ему всегда не хватало родительской поддержки, ласки, сердечности, любви. Сейчас, закончив разговор с Порфирием Сергеевичем, Говорков вспомнил все годы знакомства с этим человеком. Он действительно был ему как отец. Как много он значит в его жизни!

Да, родители Савелия заложили мощный фундамент, но для того, чтобы вырос добротный дом, нужно было немало потрудиться. И ему повезло с учителями: с японцем Укеру Магасаки, со старым генералом Порфирием Говоровым, наконец, с его мудрым Учителем. Савелий был очень признателен этим людям. Если бы не они, он мог бы стать совсем другим человеком, направить всю свою силу и умение во зло.

Сейчас, когда Савелий стал обладателем номера тайного счета, на нем лежал огромный груз ответственности перед своей страной, своим народом.

В раздумьях пролетело несколько часов, на город опустился вечер. Савелий вздрогнул от неожиданности, когда в дверь позвонили. Он на цыпочках подошел к двери и глянул в глазок: за дверью стоял Олег Вишневецкий.

— Кто там? — изменив голос, спросил Савелий.

— Это Вишневецкий! — Олег немного помолчал и добавил: — Вам привет от Константина Ивановича.

Савелий щелкнул замком и распахнул дверь. — Проходите, пожалуйста, в комнату.

— А обувь? — Олег указал на запорошенные снегом сапоги. — Машину-то пришлось оставить за три квартала, — смущенно пояснил он.

— Вот тапочки. — Савелий достал из шкафчика огромные шлепанцы Богомолова. Олег носил обувь сорок третьего размера, но в этих тапочках просто утонул.

— Представляю хозяина этой обуви! — Вишневецкий улыбнулся.

— Ты очень хорошо его знаешь, — заметил Савелий теперь уже своим голосом.

— Что? — невольно воскликнул Олег и, широко распахнув глаза, посмотрел на него. — Мы с вами раньше не встречались? — Он изо всех сил вглядывался в лицо Савелия.

— Встречались! — Савелий улыбнулся, подошел к Олегу и положил ему руку на плечо. — Слушай, можешь меня ударить, если обидишься после того, что сейчас услышишь. Только без синяков! — Он шутливо прикрыл лицо руками.

— С какой стати мне обижаться на человека, которого я даже не знаю? — неуверенно произнес Олег. Он мучительно пытался вспомнить, где слышал голос этого парня.

— Извини меня, Олег, но ты, как бывший «афганец», как военный, в конце концов, должен понять и не судить меня строго, — осторожно начал Савелий. — Бывают ситуации, когда ты не можешь, просто не имеешь права посвящать даже близких…

— К чему такая подготовка? Я не девица, которая падает в обморок по любому поводу! — чуть обиженно проговорил Олег.

— Хорошо! — кивнул Савелий. — Пройдем в комнату.

Олегу показалось, что походка этого парня тоже ему знакома… Господи! Не может этого быть! Савелий погиб!

— Слушай, парень, кто ты такой? — раздраженно воскликнул Олег. — Меня попросили передать тебе этот пакет, и только! Если ты и дальше собираешься тут передо мной ваньку валять, то я действительно врежу тебе, но не обещаю, что обойдется без синяков! — с угрозой добавил он.

— Хлопотно это! — усмехнулся Савелий. Олег двинулся на него.

— Стоп! — Савелий предостерегающе вскинул руки вверх. — Успокойся, майор, и выслушай! Но сначала сядь.

49
{"b":"7252","o":1}