ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Олег молча опустился в кресло, Савелий тоже сел.

— Ты не ошибся, Олег, перед тобой сидит Савелий Говорков!

— Что?

— Да, Савелий Говорков, он же Зверь, он же Бешеный, он же Рэкс! Ни ты, ни я не сошли с ума, как ты сейчас подумал: просто я сделал себе пластическую операцию.

Несколько минут Олег ошарашенно смотрел на него, наконец произнес:

— Покажи спину!

— Шрам от ранения тоже убран. — Савелий, увидев скептическую усмешку Олега, моментально добавил: — Но я могу показать тебе свое плечо. — Он быстро стянул с себя свитер.

— Сержант? Ты? — вскричал Олег и бросился к нему. Он крепко обнял Савелия, прижал к своей груди и, не стесняясь слез, приговаривал: — Савка! Черт Бешеный! Рэксик ты наш! Мы ж тебя похоронили! А сколько вспоминали о тебе!

— Верно, крыли на чем свет стоит! — счастливо улыбался Савелий. Его глаза тоже были на мокром месте.

— А ты живой! — бормотал Олег и тискал его в своих объятиях. — Стоишь передо мной, чертушка, и дыбишься вовсю! Поддать бы тебе хорошенько, да рука не поднимается! Ладно, есть у тебя что выпить?

— Момент! — Савелий бросился на кухню и принес из холодильника запотевшую бутылку водки, банку маринованных огурчиков, пакет апельсинового сока и банку черной икры.

— Хорошо живут нынче русские сержанты, — усмехнулся Олег.

— А ты думал! — подмигнул Савелий и достал из старинного серванта хрустальные стаканчики.

— С днем рождения тебя, Савка! — произнес Олег, подняв стопку с водкой.

— Который давно прошел! — вздохнул Савелий.

— Представляешь, я тебе заранее приобрел по случаю отличный непальский кинжал, красивый такой, серебряный, а тут… — Он скривился. — Ко мне потом многие приставали: продай да продай, а я ни в какую. Теперь он тебя дождался. Будь здоров, братан!

— И ты! — улыбнулся Савелий. Они выпили и закусили.

— Ну, рассказывай! — Олег все всматривался в новое лицо Савелия, как бы заново изучая давнишнего знакомого, которого не видел вот уже много лет.

— Надеюсь, не стоит напоминать о том, что… — начал было Савелий, но Олег тут же его перебил:

— Не забудь, пожалуйста, что ты говоришь с кадровым военным. Я уже догадался, что твоя тайна известна узкому кругу и ты вовсе не жаждешь его расширять. Теперь слушаю. Хотя стой! Одну минуту! — Он достал из кармана телефон сотовой связи: — Мишань, приедешь сюда же через пару часов и жди! Вот теперь действительно все. — Олег положил трубку на стол и уставился на Савелия.

И Савелий, прерываясь лишь для того, чтобы в очередной раз опрокинуть стопочку за «воскресшего Рэкса», изложил Олегу все, кроме истории с Волошиным. Тот немного помолчал, а потом спросил:

— И что ты собираешься делать? Ехать за границу?

— Не могу же я эту мразь оставить безнаказанной? — ответил Савелий, подразумевая Рассказова.

— Чем я могу быть полезен?

— Пока трудно сказать… — нахмурился Савелий.

— Послушай, эти сволочи не будут действовать в открытую. Наймут кого-нибудь поумнее, чем те трое, в клинике, и сйимут тебя с оптикой. И глазом моргнуть не успеешь!

— Вряд ли, — покачал головой Савелий. — Я им живой нужен. Но за границей мне нужна будет подстраховка.

— Открытая или скрытая?

— Естественно, скрытая.

— Понятно: они могут подключить большие силы, — сразу догадался Олег. — Надолго ныряешь?

— Как получится, но вряд ли задержусь дольше двух недель. Посмотрим!

— Понял! — кивнул Олег. — А что в пакете-то? Или секрет?

— Не думаю. — Савелий пожал плечами, взял пакет и осторожно надорвал. Там лежали заграничный паспорт, авиабилет, запечатанный конверт, который он тут же незаметно сунул в карман, и небольшой футляр. Первым делом Савелий заинтересовался авиабилетом, а Олег открыл футляр.

— Ручка? — усмехнулся Олег и принялся вертеть и разглядывать ее.

— Осторожно! — воскликнул Савелий, выхватывая у него ручку.

— Что с тобой?

— Ты мог сейчас похоронить меня или себя.

— Фу, черт! — Олег сразу протрезвел. — Теперь дошло! Я уже слышал про твои фокусы в «Райском уголке». Куда билет-то? И на когда?

— В Женеву… Черт! Вылет-то сегодня ночью!

— Сегодня? — Олег даже подскочил от удивления. — Хорошо еще, что сейчас догадались пакет вскрыть. Но я же не успею с ребятами!

— Ничего, Богомолов поможет. — Савелий быстро набрал номер. — Извините, Константин Иванович, это я.

— Ну, как Олег? — усмехнулся Богомолов. — Удивился?

— Еще как!

— Обошлось без синяков?

— Обошлось. Но нужна ваша помощь!

— Говори!

— Передаю трубку.

— Здравия желаю, товарищ генерал! — бодро начал Олег. — Майор запаса Вишневецкий!

— Здравствуй, Олег. Слушаю!

— Моим четверым ребятам нужно срочно сделать визы в Женеву и помочь с билетами.

— Загранпаспорта есть?

— Конечно!

— Сегодня пришлешь?

— Через час буду у вас.

— Хорошо, оставишь у дежурного на мое имя. А завтра пусть готовятся к отъезду: билеты и паспорта привезут к тебе в офис.

— Спасибо, товарищ генерал!

— Чем могу… Вот что, Олег, одна просьба, — неожиданно произнес Богомолов.

— Все, что угодно, товарищ генерал!

— Если подыщешь надежного парня с мусульманской внешностью, смело включай его в группу: пригодится. А если он еще и говорит на каком-нибудь восточном языке, то прямо-таки цены ему нет, — многозначительно добавил генерал.

— Понял! Есть такой: говорит на фарси, турецком, французском и английском.

— Вот и отлично! Ценный товарищ, может, я к себе его переманю? Ладно, шучу. Давай Савелия.

Олег передал Савелию трубку, а сам принялся вызывать свою машину.

— Да, Константин Иванович?

— Удачи тебе, парень! Мы верим в твою звезду. Будет очень трудно… — Генерал тяжело вздохнул.

— Все будет «хоккей»! — улыбнулся Савелий и добавил: — Спасибо за «игрушку».

— Дай Бог, чтобы она не понадобилась. Звони! — В трубке раздались короткие гудки.

— Что ж. Савка, мне пора. — Олег встал с кресла, подошел к Говоркову и обнял его за плечи. — Живи долго, братан!

— Мухтар постарается! Послушай, о чем это тебя просил Богомолов? — поинтересовался Савелий.

— Зачем-то попросил ввести в группу парня с мусульманской внешностью.

— Странно! — удивился Савелий.

— Я думал, ты в курсе! Кстати, как тебя сейчас кличут?

— Сергей Викторович Мануйлов.

— А что? Очень даже неплохо! Постарайся послезавтра в одиннадцать часов оказаться на Центральном телеграфе, думаю, в Женеве есть такой. Если нет, то на Центральном почтамте.

— Или тот, или другой наверняка есть. Спасибо за все, Олежка!

— О чем ты. Савка? Мы же друзья! — Олег подмигнул и тут же вышел.

Савелий был очень тронут не только помощью Олега, но и его тактичностью. Он, конечно же, заметил, как Савелий спрятал в карман запечатанный конверт, но даже не подал виду и ничего не спросил.

В конверте Савелий нашел подробную инструкцию по переброске банковского счета, еще два паспорта с его фотографиями, но на разные имена, а также кредитную карточку «Америкэн экспресс» с запиской:

«На этой карточке пятьдесят тысяч долларов. Учти, если не выполнишь работу, вычту из твоей зарплаты. Шучу, сержант! Удачи тебе, крестник! Сожги лишнее. Твой К.И.».

Савелий с улыбкой покачал головой и принялся изучать инструкцию, делая в записной книжке пометки, понятные только ему. Закончив, он чиркнул спичкой и сжег записку и конверт. Он вдруг осознал, что это задание действительно одно из самых сложных в его жизни. Кроме того, стало ясно, почему Богомолов просил Олега включить в группу парня с мусульманской внешностью — для турецкой части Никозии. Ничего не скажешь, молодцы крестные: обо всем позаботились, все предусмотрели.

Времени оставалось совсем чуть-чуть, и он со вздохом сожаления оглядел свое нынешнее прибежище. С сегодняшнего дня ему придется мотаться чуть ли не по всему свету, чтобы замести следы. Однако его ни на минуту не покидала уверенность в том, что он справится со своей задачей, после чего вплотную займется Рассказовым. Интересно, как там сейчас Андрюшка? Только бы Майкл Джеймс выполнил обещание и подстраховал его! Конечно же, Андрей стоит десятка боевиков, но Савелий чувствовал бы себя куда спокойнее, если бы Воронов был не один.

50
{"b":"7252","o":1}