ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Провал операции «Наркобарон»

Майкл Джеймс находился в менее выгодном положении, чем Воронов, — гораздо дальше от кормы судна, однако у него был бинокль ночного видения. Правда, он не видел Андрея до тех пор, пока тот не отважился подобраться поближе. Майкл на секунду отвлекся, но эта секунда едва не стоила успеха всей операции.

Дело в том, что начало операции по захвату Рассказова и его людей было запланировано на тот момент, когда Хозяин станет подниматься на борт судна, направляясь на встречу с «наркобароном».

Трудно сказать, как поступил бы полковник, догадайся он о том, что под плащом Рассказова скрывается отнюдь не он сам, а его двойник. Во всяком случае Майкл трижды подумал бы, прежде чем отдать приказ. Но, увидев фигуру в плаще, Джеймс, воодушевленный грядущей победой, взмахнул рукой, и сотрудники полиции устремились к судну.

Сам он взял у своего верного помощника Дональда Шеппарда мегафон и голосом, не терпящим возражений, произнес:

— Внимание! С вами говорит полковник Майкл Джеймс — начальник отдела ФБР по борьбе с наркобизнесом. Вы окружены, всякое сопротивление бесполезно, советую вам сдаться. Любая попытка сопротивления будет встречена огнем на поражение. Господин Рассказов, прикажите своим людям сдаться!

Речь прозвучала настолько неожиданно для людей Дика Беннета, что они, застыв от изумления, дослушали Майкла до конца. Но стоило Майклу упомянуть о Рассказове, как Дик тотчас пришел в себя и мгновенно сообразил, что единственным, кто мог их предать, был Барт Макалистер. Беннет без всяких колебаний выстрелил ему в спину.

Барт не сразу понял, что случилось. Ему показалось, что кто-то ударил его кулаком по спине. Он повернулся, но пуля «магнума» уже сделала свое страшнее дело, попав в его доброе сердце. Мозг Макалистера все еще продолжал работать, и Барт видел все происходящее словно в замедленном кино с выключенным звуком. На судно слепили полицейские, среди них оказался и полковник Джеймс. Откуда-то появился Воронов. Барт успел еще виновато улыбнуться и, уже ничего не ощущая, кувыркнулся с трапа в воду, подняв кучу брызг.

Услышав выстрел Дика, Воронов понял, что пуля предназначалась его новому напарнику, с которым они и познакомиться-то толком не успели. Андрей прицелился и выстрелил в Беннета. Все произошло так быстро, что тот пережил свою жертву на какие-то доли секунды и тоже полетел в воду.

Со всех сторон трещали автоматные очереди. Воронов играл со смертью: у него, в отличие от полицейских и полковника Джеймса, не было бронежилета, поэтому он пригибался, делал прыжки в разных направлениях, ускорял бег, падал. Он достиг трапа почти одновременно с Майклом. Рассказов, как им казалось, уже готов был скрыться за бортом.

— Рассказов, стой! — крикнул Майкл. Тот выстрелил, Джеймса откинуло назад.

— Ах ты, сволочь! — воскликнул Воронов и всадил в Томми все оставшиеся в обойме пули.

Тот выпрямился, на секунду замер, словно к чему-то прислушиваясь, потом повалился на спину и покатился по трапу к ногам Андрея, который уже склонился над Майклом.

— Майкл, дружище, как же так? — бормотал Воронов, приподнимая его за плечи.

— Андрей! — проговорил тот, скривился, потом широко улыбнулся. — Все нормально! Может, только ребро… — Он не договорил, скользнув взглядом по лицу лежащего рядом. — Нет! — громко закричал он. — Не может быть!

— Что с тобой, Майкл? — испуганно спросил Воронов.

— Это не Рассказов! — Майкл кивнул в сторону мертвого Томми.

— Вижу! — вздохнул Воронов. — Не переживай: мы еще с ним разберемся.

Андрей поднялся на ноги и помог встать полковнику. Остатки людей Дика Беннета побросали оружие к ногам полицейских и сдались. Выжило всего шестеро, остальные погибли. Андрей с Майклом дождались, когда из воды выловили Барта и его убийцу. Но надежды их не оправдались — Макалистер был мертв.

— Бедный парень! — тяжело вздохнув, проговорил Воронов. — И почему он отдал мне свое оружие? Сказал, что не умеет стрелять. Не понимаю: работал с тобой и не умел стрелять?

— Барт верил в Господа и в одну из главных его заповедей: не убий! Он всем сердцем ненавидел насилие и, несмотря на то, что я сунул ему пистолет, вряд ли бы он им воспользовался. Ответственность за его смерть целиком лежит на мне.

— Не убивайся! — стал успокаивать Джеймса Воронов. — Разве ты мог предположить, что Рассказов перестрахуется и в самый последний момент пошлет вместо себя другого?

— Обязан был предусмотреть! — резко бросил полковник.

— Вот что я тебе скажу! Конечно, жаль терять своих, тем более в мирное время. Но ты, как и я, борешься со всякой мразью, с преступниками, которые насилуют, грабят, убивают, травят детей наркотиками. Это самые настоящие враги, как на войне! Сегодня тебе удалось покончить с целой бандой уголовников и основательно пощипать Рассказова. И удалось малой кровью: всего один убит и двое ранены.

Полковник с удивлением уставился на этого русского, пытаясь понять, почему Воронов решился на такой риск. Подвергать свою жизнь опасности, да еще за границей? Неужели в своей стране проблем мало? Надо же, сам чудом уцелел в этой заварушке, а еще и его пытается подбодрить. Поистине, странный народ эти русские!

— Да ты не слушаешь меня? — повысил голос Воронов.

— Во все уши! — улыбнулся Майкл. — Спасибо за поддержку! Вон, видишь двухметрового громилу? Это Дональд Шеппард. Кстати, вы с ним могли познакомиться еще в Афганистане! — Он лукаво подмигнул. — Я имею в виду историю с контейнерами. Давай к нему. Садитесь в машину и езжайте в «Савой»; как устроишься, спускайся в ресторан, там и встретимся.

— О'кэй! — кивнул Воронов и подошел к Шеппарду. Рядом с ним он вдруг почувствовал себя пигмеем.

— Майор Андрей Воронов, из России!

— Я в курсе! — добродушно улыбнулся тот. — Полковник много рассказывал о тебе. Сержант полиции Соединенных Штатов Америки Дональд Шеппард! — торжественно представился он. — Привет!

— Привет! — Воронов протянул руку, и его ладонь утонула в огромной лапище Дональда. — Полковник Джеймс предупредил, что ты везешь меня в отель?

— Да. Поехали?

Номер полулюкс выглядел шикарно. Воронов ничего не сказал, но при первой же возможности решил поинтересоваться его стоимостью. Багажа у него почти не было, и буквально через пять минут они уже спускались в ресторан.

К ним тут же подскочил метрдотель, то ли китаец, то ли японец. Он беспрестанно улыбался и говорил по-английски даже хуже Воронова.

— Господа идить за меня! — с полупоклоном сказал он и засеменил вперед.

— Я заказал отдельный кабинет, — пояснил Дональд.

— То, что нужно, — кивнул Воронов. — Какой питание нравица господа? Американская? Восточная? Европейская? — все так же с улыбкой спросил метрдотель, как только они разместились за столиком в уютном кабинете.

— Ты что любишь, Андрей? — пробасил Дональд и, заметив некоторую растерянность нового знакомого, добавил: — Слушай, я советую тебе не рисковать и не заказывать восточные блюда. С непривычки вряд ли понравится!

— В таком случае европейский ужин! — сказал Воронов таким тоном, словно принимал жизненно важное решение.

— А мне больше по душе американская еда, — осклабился Дональд и взглянул на метрдотеля. — Слышал?

— Осено холосо! Одна — европейская, другая — американская. Господа только два?

— Нет, скоро придет еще один человек.

— Холосо! — Он улыбнулся еще шире и тут же скрылся за дверью.

Шеппард деловито вытащил из кармана небольшой приборчик и приставил палец ко рту, как бы предупреждая Воронова. Включив приборчик, он медленно прошелся вдоль стен кабинета, потом тщательно обследовал стол.

— Все в порядке! — заявил он.

— Неужели так точно определяет?

— Полковник говорит, что этот прибор самый чувствительный из тех, что есть в мире! — хвастливо проговорил Дональд.

Полковник Джеймс, войдя в ресторан, махнул метрдотелю, и тот сразу же поспешил к нему. — Что угодно, господина? — ощерился он.

51
{"b":"7252","o":1}