ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

С тех пор как уехал полковник Джеймс, прошла почти неделя, а Вороновым, похоже, никто не интересовался, кроме Красавчика-Стива. Они с Дональдом все так же вечерами ходили по кабакам, спали до обеда, гуляли по городу, а с вечера все повторялось.

Первым не выдержал Воронов. Он взорвался, когда они, сидя перед телевизором, обсуждали, куда пойдут вечером. Андрей неожиданно вскочил на ноги и стал нервно мерить шагами комнату.

— Не знаю, как ты, Дон, но с меня хватит! — выкрикнул он. — Не могу больше! Обрыдло!

— Может, этот сучий Красавчик специально следит за тобой, чтобы заставить нервничать?

— Нет, думаю, дело совсем в другом… — Воронов вдруг остановился и хлопнул себя по лбу. — Уверен!

— О чем ты, Андрей? — удивился Дональд.

— Не о чем, а о ком, — усмехнулся Воронов. — О тебе, дорогой Дон, о тебе!

— Обо мне?

— Похоже, я понял, как заставить их проявить инициативу!

— С удовольствием послушаю.

— Тебе нужно уехать! — решительно заявил Воронов.

— Да меня полковник Джеймс под трибунал отдаст! Об этом ты подумал?

— Не беспокойся, подумал. — Воронов загадочно подмигнул. — Уехать только для Красавчика, а не на самом деле. Если именно ты мешаешь им перейти к действию, значит, тебе следует уйти со сцены и понаблюдать со стороны. Хотя… — Воронов бросил взгляд на Шеппарда. — С твоими данными это весьма проблематично…

Дональд Шеппард сделал вид, что уезжает из отеля. Они отправились в аэропорт, где и распрощались, после чего Воронов потоптался минут пять у игральных автоматов и вернулся к машине. Он сел за руль и тут же уехал, увозя на заднем сиденье с трудом втиснувшегося в автомобиль полицейского.

В то же время, когда Савелий с приятелями ждал наступления вечера, чтобы перейти на турецкую территорию, в банке «Сайпрс» появились трое и сразу же направились к управляющему. Жюльен остался за дверью, а Кид с напарником вошли в кабинет. Сунув под нос Попандопулосу какую-то металлическую бляху, Кид грозно рявкнул:

— Сотрудник «Интерпола» капитан Монтелли! Прошу незамедлительно ответить на мои вопросы, господин Попандопулос!

Испугавшись, что речь пойдет о десяти миллионах, полученных пару часов назад, управляющий мгновенно вспотел и дрожащим голосом залепетал:

— Я ничего не знаю! Я ничего не знаю!

— И этого никогда не видел? — усмехнулся тот, достав фотографию Савелия. — Ну, говори, а не то мозги вышибу!

— Да, видел: он был сегодня утром.

— Ну?

— Забрал деньги и тут же уехал. Я больше ничего не знаю!

— Так просто взял деньги и уехал? — прошипел Кид, брызгая слюной.

— Ты хочешь сказать, что он закрыл счет?

— Да! Больше я ничего не знаю! — Пот градом катился по лицу управляющего.

— И ты, конечно же, не заметил, на какой машине он уехал? — издевательски воскликнул Кид, ткнув в лоб бедного Попандопулоса указательным пальцем.

— Нет, господин капитан, я же не выходил из здания!

Сколько бы все это еще продолжалось, трудно сказать, но в этот момент в кабинет заглянул Жюльен и втолкнул к ним молодого парня в униформе.

— Этот видел все! — бросил он и закрыл за ним дверь.

— Спроси его, Робби! — кивнул Кид своему напарнику.

Тот вытащил пистолет и угрожающе двинулся на парня.

— Спрашивайте, я все скажу! — вскинув руки вверх, тут же заторопился тот.

— Ты сегодня видел этого парня? — Кид показал фото Савелия.

— Да, видел!

— На какой машине он уехал?

— Микроавтобус стального цвета, марки «мицубиси».

— Когда?

— Час, максимум полтора назад!

— Хорошо! — Кид отпустил управляющего. — О том, что здесь произошло, — никому! — Он выразительно поднес к губам дуло пистолета.

— Нет-нет! Никому! — Попандопулос даже перекрестился, а парень тотчас подхватил:

— А здесь разве что-нибудь произошло?

— Вот именно! — усмехнулся Кид. — Умный мальчик! Пошли, Робби, здесь нам больше делать нечего.

Выйдя из банка, они сели в «вольво» голубого цвета и рванули в город.

— Нужно прошвырнуться по этому блядскому городу и разыскать их, если мы хотим, чтобы наши яйца остались в штанах! — угрюмо проговорил Кид. — Думаю, они слишком торопятся и не подозревают о нас, а если и догадываются, то даже не представляют, что мы уже рядом. Покажи, на что ты способен, Робби! — Он ухмыльнулся.

Выбирая напарников, Кид, прошедший спецшколу Ордена и зарекомендовавший себя умным, рисковым и жестоким, но весьма осмотрительным агентом, взял Жюльена и Робби. Жюльен, несмотря на внешность интеллигентного красавца, был опасным противником, отлично владевшим приемами рукопашного боя и совершенно не чувствительным к боли. Робби же прекрасно владел любым оружием, кроме того, был классным водителем, даже участвовал в гонках. А самое главное, по мнению Кида, обладал еще одним немаловажным качеством: был немногословен.

Часа через полтора, уже в сумерках, они наконец наткнулись на микроавтобус «мицубиси». К сожалению, он был пуст. Кид раскрыл карту юрода, быстро отыскал место, где они находились, и нервно стукнул кулаком по карте:

— Черт бы побрал этого парня!

— О чем ты, Кид? — спросил Жюльен.

— Совсем рядом проходит граница с турецкой частью острова!

— Что будем делать?

— Посмотрим! — нахмурился Кид, затем вдруг подскочил к микроавтобусу, откинул капот и потрогал двигатель. — Не остыл еще! — обрадованно воскликнул он. — Вперед, парни, они не могли далеко уйти, тем более с таким тяжелым грузом!

Савелий с Михаилом и Александром, дождавшись сумерек, отправились в сторону «Лайки гитониа», однако свернули, не доезжая, и вскоре оказались на улице Лидрас. Пока ребята отдыхали, Савелий уже побывал здесь, посетил один магазинчик по совету Ромаса. Савелий первым делом спросил у хозяина прибор ночного видения, который тотчас и получил без лишних вопросов. Услышав вторую просьбу, продавец пристально взглянул на Говоркова, но выполнил ее также без слов. Савелий приобрел специальный тонкий и очень прочный альпинистский пятидесятиметровый канат с «кошкой» на конце и арбалет со стрелами.

Южные ночи очень темны, тем более когда городские власти не очень-то заботятся об освещении, так что прибор оказался как нельзя кстати. Еще днем Савелий запомнил местоположение одного заброшенного трехэтажного дома. К нему было легко подобраться, он возвышался над остальными, и, кроме того, Савелий обратил внимание на длинную металлическую антенну на крыше, которая могла пригодиться.

Припарковав микроавтобус за пару кварталов от выбранного им дома, Савелий приказал ребятам следовать за ним. Все они прошли тяжелую школу Афганистана, и ни к чему было напоминать им прописные истины о том, как двигаться в группе, не шуметь, следить за своими тылами и многое другое. Ромас предупредил, что пограничники, несмотря на подстерегающую их в этой безлюдной зоне опасность, нет-нет да и обходят свои участки.

Минут через десять после того, как пограничный наряд прошел мимо дома, Савелий приказал ребятам ждать сигнала и быстро пересек пустырь, тускло освещенный уличными фонарями. Сиганув в окно с выбитым стеклом, Савелий сразу же рванул на третий этаж, а оттуда на крышу. По обеим сторонам тянулись ряды колючей проволоки, а до двухэтажного дома на турецкой территории было метров десять, и преодолеть это расстояние не смог бы даже чемпион мира по прыжкам в длину. Мало того, все это пространство было утыкано полуметровыми острыми штырями — не дай Бог кому-нибудь сорваться!

Савелий обошел крышу и понял, что есть только один способ перебраться в дом напротив — с помощью каната. Он быстро собрал арбалет, прикрепил к стреле «кошку»-трезубеи., прицелился и нажал на спусковой крючок. Стрела взмыла вверх, увлекая за собой тонкий канат, и достигла цели. Савелий резко дернул канат на себя. Все шло как надо! Трезубец вонзился в деревянную перегородку, канат натянулся как струна, и Савелий прочно закрепил его на антенне. Потом он подошел к краю крыши, щелкнул зажигалкой и прочертил в воздухе круг.

67
{"b":"7252","o":1}