ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Увидев сигнал, ребята устремились к нему, а Савелий прильнул к окуляру прибора ночного видения и вдруг заметил три мужские фигуры. Те тоже продвигались крадучись, стараясь не шуметь. Приглядевшись, он узнал одного из тех, кто маскировался под дорожного рабочего у женевского банка.

Преследователи заметили приятелей Савелия и ринулись за ними. Любой шум, любая задержка могли привести к срыву операции. Нельзя было терять ни секунды, и, едва только ребята показались на крыше, Савелий тихо бросил:

— За нами погоня, через пять минут они будут здесь! Парни вооружены, но я попытаюсь их задержать. Саша, быстро на канат, потом Миша! Александр бросился к канату и, торопливо перебирая руками и ногами, устремился вперед. Савелий подмигнул Михаилу и направился к единственному входу на крышу, но Михаил схватил его за руку.

— Нет, Рэкс, так не пойдет! — произнес он твердо. — Ты, кажется, забыл, что речь идет не только о наших жизнях, но и об огромной сумме, которая завязана на тебе? Прикрывать буду я! Сколько их?

— Трое.

— И только-то? — Он усмехнулся. — Справлюсь!

— Нет, Миша! Никакими деньгами я не оправдаюсь перед своей совестью, если с тобой что-то случится! — Савелий похлопал его по плечу и посмотрел на канат: Александру оставалось метра три до спасительной крыши. — Саша уже там, и, если что, ребята найдут выход с деньгами.

— Никаких «если»! Командуй, Рэкс! — решительно заявил Михаил.

— Хорошо! Встречай их здесь, а я попробую с тыла. — Савелий подхватил свободный конец каната, сбросил вниз и стал осторожно спускаться по нему.

Боевики Ордена, заметив микроавтобус, стали внимательно осматривать дом и тут же заметили спину Александра, мелькнувшую в проеме окна.

— Это он! — бросил Кид, выхватывая пистолет. — Попался, милок! — Он хотел уже рвануться вперед, но вдруг остановился. — Шум нам совсем ни к чему: здесь граница — сами можем влипнуть. Поставьте глушители!

Его друзья беспрекословно подчинились и устремились следом за ним. Через окно они пробрались в дом и замерли, прислушиваясь. Еле уловимый шум послышался сверху.

— Думаю, они на крыше! — прошептал Жюльен.

— Неужели они здесь деньги прячут? — удивленно спросил Кид, затем тихо бросил: — Жюльен — третий этаж, ты — второй, а я — здесь. В случае опасности — свист канарейки, при обнаружении денег — крик совы. Вперед!

Хотя дом и выглядел небольшим, но на каждом этаже насчитывалось восемь комнат и в каждую нужно было заглянуть. Первым закончил осмотр Жюльен — на его этаже перекрытия оказались разрушенными. Он наткнулся на лестницу, ведущую на крышу, и на всякий случай решил взглянуть. Не успел он взобраться наверх, как мощный удар по шее мгновенно вырубил его, парень даже сообразить ничего не успел. Вполне возможно, что пистолет, выпавший из его руки, наделал бы шума, но, к счастью, Михаил успел его перехватить. Стерев со лба пот, он осторожно втащил незнакомца на крышу и крепко связал, а вместо кляпа использовал его собственный носовой платок.

— Отдохни немного, приятель! — прошептал Михаил и осторожно посмотрел вниз.

В это время Савелий заглянул в окно первого этажа. В прибор ночного видения он сразу же заметил плотного парня, который шел к лестничному пролету, сжимая в руке пистолет. Если он скроется за дверью, подумал Савелий, то все здорово осложнится: скорее всего, остальные двое уже наверху. Он выхватил из кармана стреляющую ручку и направил ее на незнакомца.

Стальная сорокамиллиметровая стрелка вонзилась парню чуть ниже лопатки. Он пошатнулся, оперся о дверной косяк, решив, что прихватило сердце и сейчас все пройдет, но от острой боли потерял сознание и медленно сполз на пол. Савелий подбежал и схватил его пистолет, с удовольствием отметив, что тот с глушителем. Значит, этим парням тоже не хотелось шуметь.

В этот момент сзади раздался какой-то звук, похожий на свист канарейки. «Откуда здесь канарейка?» — промелькнуло в голове у Савелия, но тут раздался негромкий хлопок, и у его плеча в дверном косяке вырвало щепку. Савелий выстрелил в ответ и мгновенно спрятался за косяк, но уже через секунду кувыркнулся из дверей, стараясь не уронить прибор ночного видения. Тотчас вскочив на ноги, он взглянул наверх: было подозрительно тихо. Савелий осторожно пошел вверх по лестнице, краем глаза заметив, как первый его противник жадно хватает ртом воздух.

Не успел Савелий ступить на площадку второго этажа, как на лестнице выше заметил чейто силуэт и едва не выстрелил, но в последнюю секунду узнал Михаила. Он поднял вверх большой палец, потом направил его вниз, давая понять Савелию, что одного он уже обезвредил. Савелий показал то же самое. Потом осторожно, подстраховывая друг друга, они двинулись по второму этажу, пока Михаил тихо не окликнул:

— Рэкс!

Савелий метнулся к нему и увидел безжизненное тело третьего преследователя.

— Остался один! — прошептал Михаил.

— Как? Ты ж сказал, что завалил одного? — нахмурился Савелий.

— Так он наверху, на крыше! Это твой, а где же третий?

— Мой хрипит на первом этаже. — Савелий склонился над боевиком. — Ничего себе! — проговорил он, осветив убитого зажигалкой. — Пуля попала ему в глаз.

— Классный выстрел! — похвалил Михаил.

— Не угадал, это не мой выстрел. Мой — вот! — Он указал на вмятину на пистолете.

— Тогда кто его? — удивился Михаил.

— Видимо, сам. Когда он целился в меня, я попал ему в пистолет, руку бросило вверх, и его собственная пуля попала ему в глаз.

— Высший пилотаж! — Михаил восхищенно покачал головой. — Что будем делать?

— Ты о чем?

— О живых.

— Да пусть живут! — Савелий махнул рукой. — Это же обычные исполнители.

— Посмотрел бы я на тебя, окажись они на нашем месте! — вздохнул Михаил.

— Хлопотно это! — усмехнулся Савелий. — Они и так понесли потери: один убит, другой с полгода в больнице проваляется…

— Третий может и выжить…

— Ладно, пошли быстрей, а то Александр нас заждался! Только пальчиков не оставляй… на всякий случай, — ухмыльнулся Савелий, тщательно протер пистолет, разрядил обойму, потом вернулся к парню на первом этаже. Тот не в силах был даже шевельнуться и лишь злобно смотрел на Савелия.

— Эх ты, свистеть-то было зачем? — укоризненно проговорил Савелий.

— Сука! — чуть слышно прошипел тот в ответ.

— Понял! — хмыкнул Савелий, затем рванул и оторвал полу его дорогого пиджака, скомкал, заткнул рот боевику и бросил пистолет ему на колени. — Живи… пока! — сказал он и повернулся к нему спиной, однако, услышав шорох, мгновенно нанес ему в челюсть такой удар, что тот вырубился, а пистолет выпал у него из рук. — Дурак! — беззлобно заметил Савелий и пошел к Михаилу.

Михаил тоже протер оружие, отнес его своему противнику на крыше и сунул пистолет в карман его пиджака. Тот все еще лежал без сознания. Через несколько минут они быстро перелезли на другую сторону, и Савелий, отрезав канат, забросил его в греческую Никозию, в шутку добавив:

— Я его там купил!

Через пару часов они уже были в отеле «Шератон», где их с волнением ожидали ребята.

На следующий день Савелий с утра отправился в банки, куда посоветовал обратиться Ромас, и на три разных паспорта открыл в двух банках личные счета, положив на них по четыреста миллионов долларов, а в третьем банке открыл счет фирмы «Онли бест» и сделал вклад на восемьсот двадцать два миллиона. Оставшиеся пятьсот сорок восемь тысяч он уложил в спортивную сумку и забрал с собой. В тот же день с помощью Ромаса им удалось оплатить чартерный рейс и вылететь в Москву. Прямо из самолета Савелий созвонился с Богомоловым и попросил его организовать встречу во Внуково.

Савелий даже подумать не мог, что единственный близкий ему человек, его названый брат Андрюша, оказался в лапах их заклятого врага, Аркадия Рассказова. Сейчас Говорков летел в Москву и был безмерно счастлив. Ведь он не только выполнил свой долг, уберег большие деньги для России, но и сохранил всех ребят, отправленных Олегом Вишневецким с ним для подстраховки. А еще он думал о нежной и милой девочке по имени Розочка, надеясь, что ее ждет счастливая жизнь…

68
{"b":"7252","o":1}