ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Взволнованный тон Гвинн заставил брэнди расправить плечи.

– Граф? – сказала она, отрывая локоть от стойки бара.

– Роберто Бартолини. Он – итальянский граф.

Граф? Это то, что нужно.

– Граф «Чокула»[7], вы имеете в виду? – сказала Брэнди.

– Нет! При виде такого мужчины говорить о детской каше? Как можно так думать? Все мои мысли вокруг оддого – его ловких пальцев и пламенной страсти.

В этот день у Брэнди было столько разочарований, что ей не хватало энергии повернуться и посмотреть на настоящего графа. Она опустила плечи и сделала еще один глоток шампанского.

Гвинн продолжала журчать как ручеек:

– Я как-то слышала, как он рассказывал новости. У него голос Шона Коннери, но только с итальянским акцентом. С очень слабым акцентом. – Гвинн даже попыталась это изобразить, слегка раздвинув большой и указательный пальцы. – Правда, все равно понятно, что он не американец. По его словам.

– Он говорил на итальянском? – ехидно спросила Брэнди.

– Нет, на английском, но… слова у него… знаете… ну, какие-то растянутые.

– Как спагетти? – Брэнди подумала, что сарказм становится ее образом жизни. Bay!

– Нет. Они ласкают слух. Такие слова не каждый день услышишь. В них есть что-то величественное. И что-то от постмодернизма. Я не знаю истоки этого, но он обращается со словами, как художник с кистью.

– Это прекрасно.

Гвинн вошла в экстаз, в котором было столько благоговения, радостного изумления и неподдельного вожделения, что Брэнди рискнула попытать счастья. Она повернулась и… замерла.

Толпа уже расступилась, и в комнату вошел он. Синьор сексуальность в костюме от Армани.

Роберто Бартолини был высокого роста, по меньшей мере шесть футов и четыре дюйма. Глядя на его плечи, балерина Брэнди невольно представила, как легко он может поднять ее, держать и кружиться вместе с ней и…

– Ну, видите? Что я вам говорила? – Гвинн, не выдержав, пихнула Брэнди в бок.

Это был Джонни Депп без подведенных тушью глаз. Он стоял словно пират и обозревал комнату из-под темных полуопущенных ресниц, как казалось, насмешливо. Не удивляясь интересу, который он к себе возбуждал. Его темные, до плеч волосы были откинуты назад с загорелого лица, являвшего полнейшую компиляцию разных черт – неприкрашенного и восхитительного начал, наподобие сурового и дикого горного кряжа. Жестко очерченный рот и полные чувственные губы, готовые услужить лаской, заставили Брэнди, как и каждую другую женщину в комнате, дрожать в предвкушении.

В довершение ко всему этот мужчина держал себя как человек, который знает себе цену и уверен, что он желанен. В нем было нечто большее, нежели богатство. Больше чем порода. Больше чем красивая наружность.

Он излучал обаяние. И силу.

– Он женат? – спросила Брэнди.

– Нет. Но нам-то какая разница? Вы – помолвлены, я – замужем. Мы можем только смотреть меню, но заказывать – это не для нас.

«Он то, о чем ты мечтаешь», – подумала Брэнди.

– …не то чтобы я сетовала или что-то в этом роде, – продолжала Гвинн. – Стэн – хороший парень, но он не может соперничать с Роберто Бартолини. Судите сами: он богат. Граф. Иностранец. Он путешествует по миру. Только что приехал из Италии.

В это время дядя Чарлз шел к нему с распростертыми руками, излучая радость при каждом шаге.

Роберто, слегка улыбаясь, пожал хозяину руку. Брэнди затаила дыхание, отметив еще одну восхитительную черту итальянца.

Гвинн заерзала на табурете и наклонилась ближе к Брэнди, приготовившись поделиться самой важной информацией.

– И еще он…

– Тсс. – Брэнди положила руку на локоть Гвинн. – Успокойтесь и позвольте мне наслаждаться зрелищем, – сказала она и про себя добавила: «А также проникнуться фактом, что судьба на сей раз ко мне справедлива».

Роберто Бартолини был тот самый горный кряж. Та самая вершина, на которую Брэнди собиралась совершить восхождение.

Поставив на прилавок свой бокал, она расправила плечи и выпрямила спину. Алое платье сияло подобно драгоценному камню среди светского черного цвета. И сама она подсвечивалась изнутри азартом и жаждой отмщения.

Брэнди взглянула на Роберто Бартолини. Она смотрела на него, принуждая его посмотреть на нее в ответ.

Его голова повернулась, будто он услышал это требование. Он отыскал Брэнди в толпе.

Брэнди знала, что он должен был ее увидеть.

Когда он сфокусировал на ней взгляд, в тот же миг трепет пробежал по позвоночнику.

Быстро взглянув на Брэнди, Роберто Бартолини медленно прошелся по ней оценивающим взглядом.

И наконец посмотрел в глаза.

Гвинн с ее болтовней вдруг как-то померкла в сознании. Брэнди вдохнула полной грудью, чувствуя, как сильно колотится ее сердце. Говоривший в ней сексуальный инстинкт ожил, как спящий вулкан. Первый раз в жизни всем своим существом она была сосредоточена на одной вещи. Только на одной. На удовлетворении собственного желания. И этот мужчина, с его сумрачной чувственностью и глазами, светящимися подобно тлеющим углям, без всяких слов говорил, что может дать ей это.

Ничего не подозревающий дядя Чарлз ступил между ними, махая рукой, показывая на демонстрационную витрину с бриллиантом.

Роберто своим ответом выразил все, что только мог желать хозяин, но тут же шагнул в сторону, чтобы снова видеть Брэнди. Всю целиком.

Она улыбнулась ему. Слабой женской улыбкой, чуть насмешливо.

– Любить… их и создавать им… репутацию… выставляя себя в роли любящей женщины… это ужасно. – У Гвинн что-то случилось с голосом. Должно быть, сломался регулятор громкости, потому что Брэнди слышала только несколько обрывков фразы.

– Да, – вздохнула она. – Я понимаю. – И неторопливо повернувшись, она медленно вышла в коридор, ведущий в уединенные апартаменты. В дверях она задержалась, размышляя. Интересно, сколько времени у него уйдет, чтобы ее разыскать?

Глава 6

Роберто задумался. Чего хочет эта женщина? И сможет ли он дать ей это?

Если это то, о чем он думает, разумеется, даст. Кто стал бы сопротивляться такому восхитительному существу! Она была бесподобна с ее волосами, собранными в свободный пучок на затылке. Отдельные пряди цвета червонного золота касались щек и целовали ее розовые губы. В своем алом платье она выделялась среди всех этих лощеных снобов в их вечном убийственном черном. От ее фигуры у Роберто перехватило дыхание. Какие длинные ноги, какие округлые бедра, тонкая талия, а грудь! Такая грудь заставила бы самого Боттичелли плакать от восторга. На расстоянии Роберто не мог различить цвет ее глаз, но смотрела она на него с вызовом. Она манила его взглядом.

– Спасибо, что пришел, Роберто.

Он тотчас переключил внимание на Чарлза Макграта, главу его адвокатской группы для защиты в суде.

– Твое присутствие среди этого скопища внесет самый интересный элемент. – Чарлз подмигнул.

– Нет, – сказан Роберто, – это вам спасибо, что пригласили. Не каждому хватило бы смелости общаться с такой знаменитостью, как я.

Чарлз засмеялся.

– Я же обещал встретиться с тобой, а слава твоя привлекла сюда многих гостей и раскроет их бумажники.

– Хорошая причина. В таком случае я почту за честь быть вам в помощь. – Роберто всегда любил старика. В нем замечательно сочетались доброта и безжалостность, здоровый прагматизм и радушие. И потом, Чарлз Макграт, несомненно, умел зазывать на свои вечера поразительных женщин.

– Могу я поручить ее тебе? – сказал Чарлз.

– Конечно. – Роберто на мгновение подумал, что речь идет о леди в красном. Но нет, Чарлз имел в виду другую женщину, стоявшую неподалеку. Ей было порядком за тридцать, и она смотрела на Роберто хищным взглядом голодного крокодила. – Для того я и здесь, чтобы развлекать ваших гостей.

Роберто снова бегло взглянул на леди в красном и позволил себе предаться на минуту холодной логике.

Судьба обычно не так добра, чтобы предлагать что-то без условий. В частности, эту неизвестную красавицу ради его удовольствия. Поэтому здесь, должно быть, есть какой-то сдерживающий фактор. Скрытый, но тем не менее он существует.

вернуться

7

Название сухого полуфабриката из дробленого зерна.

12
{"b":"7253","o":1}