ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дар или проклятие
Я открою ваш Дар. Книга, развивающая экстрасенсорные способности
Патриотизм Путина. Как это понимать
Записки учительницы
Лонгевита. Революционная диета долголетия
Переписчик
Все, что мы оставили позади
Принципы. Жизнь и работа
Заставь меня влюбиться
A
A

– Роберто, вам оставаться здесь еще час. Помните это.

Да, он должен был помнить. Он приехал в Чикаго только по одной причине. Никакая женщина, как бы привлекательна она ни была, не могла изменить его план.

– Помните, – сказала она, – в полночь вы, как в той сказке, можете превратиться в тыкву. – И зашагала к двери.

Роберто вспомнил, что он еще не узнал одну важную вещь.

– Как вас зовут? – крикнул он.

Ее манящий силуэт задержался в дверном проеме, когда она оперлась о косяк.

– Брэнди, – улыбнулась она. – Я – Брэнди.

– Брэнди, постойте!

– Да?

– Вы мне запали в душу.

Дядя Чарлз был занят беседой с Гвинн и каким-то мужчиной усталого вида. Брэнди поняла, что этот человек в мятом костюме – Стэн. Гвинн прислонилась к нему, держа его за руку, довольная, что теперь он здесь. Брэнди направилась через всю комнату к ним.

Супруги обернулись, когда Брэнди уже подходила к ним. Гвинн хотела остановиться, но Стэн потянул ее к столу, и она, беспомощно помахав Брэнди, последовала за мужем.

Брэнди уже имела в виду Роберто, поэтому, когда Гвинн оглянулась на нее с жалостью в глазах, она не знала, как к этому относиться. Ее жалеют? Женщину, готовящуюся провести ночь с Роберто Бартолини? Брэиди снисходительно пожала плечами.

– Дядя Чарлз, – сказала она, – я собираюсь уходить. Я хотела остаться на весь вечер, я знаю. Но этот переезд… мне нужно еще так много сделать до понедельника. – Брэнди попыталась изобразить усталость и не показывать гостям и, уж конечно, не дяде Чарлзу свои чувства, которые она только что испытала от того поцелуя. Такого поцелуя у нее не было за всю жизнь.

Когда она вспоминала об этом, о Роберто, ей хотелось положить руку поверх сердца и почувствовать его быстрый бег. В конце концов, ей нужно было знать, что она жива.

К ее удивлению, дядя Чарлз не стал возражать.

– Я тебя провожу до холла.

Брэнди почувствована такое облегчение, что не заметила мрачных теней в его глазах. Она получила из камеры храпения свои вещи. Помогая ей надеть пальто, дядя Чарлз сказал:

– Я только что разговаривал со Станом Дюрапом. Он работает в университетской больнице, как ты знаешь.

– Да. – Застегивая пуговицы, Брэнди подумала: как жаль, что Роберто не мог уйти с ней. Конечно, им не следовало этого делать, но в то же время отправляться на свидание, которое ты назначила сама себе, было как-то странно.

– Стэн сказал, что в больнице ходят слухи, будто твой жених… этот Алан… – Дядя Чарлз успешно завладел вниманием Брэнди. – Говорят, он в Лас-Вегасе спешно женился на какой-то женщине.

Провал! Полный провал, подумала Брэнди. Теперь, когда дядя Чарлз все знает, он также поймет, почему она уходит. Чувство вины, наверное, было написано у нее на лине.

– Я не хотела вам говорить…

– Милая, милая девочка! – Дядя Чарлз поправил Брэнди ее воротник. – Ты такая молодчина, что нашла в себе силы прийти сюда сегодня, в то время как твое сердце разбито.

– Да, разбито, – сказала Брэнди. Возможно, чувство вины выглядело как страдание. Но, право же, она не чувствовала, что ее сердце разбито. Или, что более вероятно, она не могла дождаться, когда можно будет заняться сексом с Роберто Бартолини.

– Я тебя отпускаю. Даже без единого слова. – Дядя Чарлз взял Брэпди за руку. – Но обещай, что придешь ко мне, если я смогу сделать что-то, чтобы помочь твоему горю.

– Если я буду нуждаться в чем-то, – сказала Брэнди, – вы будете первым, кто узнает об этом. – Или нет. Дядя Чарлз никогда не узнает, как она латает свое горе. И на что она решилась.

– Позволь, я вызову для тебя мою машину.

– Нет. – Брэнди сглотнула. – Я хочу сказать, что с машиной уже все устроилось. Но спасибо вам, дядя Чарлз. Вы очень добры ко мне.

Он все еще не отпускал ее и смотрел ей в глаза.

– Обещай мне, что не будешь вести себя как твоя мать и не дашь одному гнилому яблоку погубить целый урожай. Тиффани очаровательная женщина, и ей нужно было выйти замуж еще много лет назад. Но она не использовала свою возможность и не решилась поверить другому мужчине.

Дядя Чарлз рассматривал ее ситуацию по аналогии с ее матерью. Вероятно, сравнение было неизбежно, предположила Брэнди. Но как ей это было ненавистно!

– Хорошо, я не буду. Спокойной ночи, дядя Чарлз. – Брэнди поцеловала его в щеку и взяла свой рюкзачок.

– Ваш автомобиль ждет вас, мисс Майклз. – Джерри открыл перед ней дверь.

От порыва холодного ветра у нее перехватило дыхание. Она судорожно сглотнула и поспешила к машине. Длинный черный лимузин стоял у подножия лестницы, и водитель рядом держал открытую дверцу. Он, должно быть, замерз. Когда Брэнди шмыгнула внутрь, он прикоснулся к своей шляпе, захлопнул дверцу и торопливо обошел автомобиль, чтобы занять свое место.

Тусклый свет от верхней лампочки падал на черную кожу и полированное дерево. Новый свежий запах одурманил голову. Брэнди опустилась на сиденье, позволив приятному теплу растапливать ее косточки.

– Мисс, меня зовут Ньюбай, – сказал шофер. – Я доставлю вас в отель примерно через полчаса. – Он, как в кинофильмах, носил фуражку с козырьком и говорил с британским акцентом. – Могу я предложить вам что-то, прежде чем мы отправимся? Выпить? Что-нибудь почитать? Телефон или компьютер? У нас есть спутниковая связь, если вы желаете проверить вашу электронную почту или совершить серфинг по сети.

Это впечатляло. Еще бы!

– Нет, спасибо. Мне доставит удовольствие посидеть просто так.

– Если вам что-то захочется во время поездки, дайте мне знать кнопкой вызова.

– Хорошо. Спасибо.

– Кнопка вызова справа, – сказал шофер и опустил стекло, разделяющее их сиденья. Он включил передачу и плавно выехал на дорожку. Не сравнить с тем таксистом.

Брэнди окутали наслаждение и ощущение нереальности. Она была на пути к свиданию с мужчиной ее мечты. К свиданию, которое она успешно устроила для себя. Может быть, она сделает себе карьеру в области трудового права. Она заключила удачное соглашение. Правда, когда Роберто взял ее за руку, когда он поцеловал ее, она чувствовала, что это больше, нежели просто сделка.

Судьба дала ей ровно то, что она просила.

Но зачем именно в эту минуту ей нужно было вспомнить, что судьба всегда требует плату за свои услуги?

Глава 7

Консьерж и бровью не повел, когда Брэнди попросила бутылку шампанского, вазу с фруктами и три дюжины белых свечей. Только спросил про свечи.

– Ароматичные или простые? В баночках? На подставках?

– Простые и несколько штук в баночках, на всякий случай. Но в основном, я полагаю, подойдут обычные столбики. Принесете и поставите их вон там… – Брэнди обозрела свое временное пристанище.

Роберто поселился в отеле «Резолюшн» на Мичиган-авеню. Занимаемые им апартаменты располагались в угловой части здания, на последнем, пятьдесят восьмом этаже.

Ей это не понравилось. Высота вызывала у нее тошноту. А вообще, если не выглядывать в окно, все было прекрасно. Более чем прекрасно. Потолки парили вверх на два этажа. Сквозь слуховые окна сверкали звезды, ярко и холодно в темноте вечности. Стены в гостиной купались в мерцающем золотистом свете от газового камина.

На старинном письменном столе находилось чудо техники – ноутбук Роберто вместе с его сумкой. Вообще вся мебель была похожа на старинную, но с удобными современными сиденьями, включая софу на ножках в форме звериных лап и с обивкой из полосатого атласа.

– Я думаю, можно будет поставить свечи там, на столе. – Брэнди жестом показала в сторону софы.

– За той хлипкой кушеткой? – уточнил консьерж.

– Да. Именно там. Я расставлю их на столе. Они потребуются мне в следующие полчаса.

– Хорошо. – Консьерж поклонился и вышел.

Брэнди подождала, пока он закроет дверь, а потом забрала свой рюкзачок и опрометью побежала в ванную. Все запланированные омовения были выполнены через сорок пять минут. Освежившись под душем, Брэнди скользнула обратно в свое алое шелковое платье и золотые туфли. Высушила волосы и собрала их в пучок на затылке. Промокнула шею и запястья духами с запахом сандалового дерева и апельсина. Зажгла свечи и устроилась на софе – картинно улеглась на бок и подперла голову рукой. Мерцающее пламя камина окутывало ее сладострастным смыслом. Она была уверена, что сделала все для того, чтобы превратить эту ночь в чувственный разгул с самым сексуальным мужчиной в Чикаго, мужчиной, которого она выбрала сама.

15
{"b":"7253","o":1}