ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А ты-то откуда знаешь? — спросила тетя Адела, всплеснув руками — Молчи уж.

Силван яростно ощетинилась:

— Я вам не корова, про все прежние случки которой сообщают во всеуслышание. Я была бы признательна вам, Ранд, если бы вы избавили меня от… — Она замолчала, вдруг оцепенев, заметив, с какой зачарованностью его родня внимает каждому ее слову.

— Я лично никогда вас коровой не считал, — галантно сказал Ранд. Силван отвернулась, стараясь укрыть рукавом его рубахи вспыхнувшее лицо.

— Но если ты знаешь про ее чистоту, стало быть, она уже не столь чиста, — вставил Джеймс.

— Не валяй дурака, Джеймс. Они не все успели, — сказал Гарт. Потом как-то криво улыбнулся. — Или ты все же успел, а, Ранд?

Ранд увидел, что Силван за своим хлопчатобумажным щитом кивает — да, мол. Надо же, смелая какая — даже его разъяренной родни не боится. Он успокаивающе погладил ее по спине.

— Почему это все интересуются моей личной жизнью?

— Какая уж там личная. На виду у всей округи… — Полуулыбочка слетела с губ Гарта, зато голос снова набрал силу. — Ты позоришь нашу семью!

— Если Силван чиста, значит, слухи про Хибберта оказались не правдой, — глубокомысленно произнесла леди Эмми.

В первый раз с тех пор, как они вошли в гостиную, тетя Адела соблаговолила присесть и поближе придвинулась к леди Эмми.

— Хибберт, должно быть, пользовался мисс Силван для отвода глаз. А на самом деле у него кто-то другой был. — Она поглядела на собственного сыночка. — Обычное для мужчины безрассудное поведение.

Джеймс лишь пожал плечами. Силван выглянула из-за края рубашки и возмущенно сверкнула глазами:

— Хибберт не был ни безрассудным, ни бездумным. Он хотел жениться на мне. А я не пожелала.

— Но, милочка, почему? — заинтересовалась леди Эмми. — Вы стали бы супругой пэра. К тому же Хибберт был вполне состоятельным человеком. Подумать только, какие преимущества!

— Я не хотела становиться чьей-то женой — сказала Силван, как бы ставя точку.

Если тогда у вас был выбор, то сейчас, мне кажется, вы его лишены, — ответил на это Гарт.

Ладони леди Эмми запорхали у ее горла.

— Не предлагаешь ли ты то, что, как мне кажется, ты предлагаешь?

— Чушь, Гарт, — решительно и пылко заявила леди Адела. — Роду Малкинов незачем пытаться восстановить ее запятнанную репутацию.

Гарт спокойно отразил гневное наступление тети Аделы.

— Ну, доброе имя у нее, может, и не совсем в порядке, но мы-то знаем, что она была нетронутой. И мы знаем, что у этой женщины безупречный нрав, а еще, что она хорошо вписывается в наше семейство.

— У нее не доброе имя, а сплошное пятно на репутации! — воскликнула леди Адела.

— Она — девица, — отвечал Гарт. — Чем не жена для наследника Клэрмонта?

Но тете Аделе, видимо, едва ли по силам было постичь решимость Гарта.

— Ее уволить надо.

— А дальше что? — Гарт опять повысил голос. — Домой ее отослать, а к корсажу записочку пришпилить, так, что ли? Мол, «дорогой господин Майлз, позвольте мне заверить вас, что ваша дочь, которой я обещал не причинить никакого вреда, подверглась интимному обследованию со стороны моего брата, и в результате выяснилось, что она была нетронутой».

Силван опять уткнула лицо в сорочку Ранда.

— Зачем так грубо, дорогой? — укоризненно произнесла леди Эмми.

— А Ранд, мне кажется, ничего не имеет против женитьбы, — заявил Гарт, пристально Глядя на брата.

— Нетронутая? — Леди Адела презрительно фыркнула. — Удивляюсь я современным барышням! Ухаживания, кавалеры, прогулки под луной и Бог знает что еще — а потом является этакий прекрасный принц, и они как ни в чем не бывало в белоснежных одеждах шествуют с ним К алтарю.

— Ох, ради Бога, мама, — досадливо отмахнулся Джеймс.

— Погодите, — в разговор вмешался Ранд. — Вот вы поженить нас хотите. А о Силван-то вы подумали? Каково это ей будет до конца дней своих возиться с калекой?

Теперь уже Силван возмутилась:

— Не надоело еще прибедняться? Сколь можно себя так называть?

— Она вроде бы не испугалась твоего состояния. Скорее уж наоборот. — Гарт устало потер лоб. — Да и нет лучшего способа восстановления доброго имени, чем венчание с наследником герцогского титула. Тем более если благосостояние герцогского рода растет за счет процветающей хлопчатобумажной фабрики. — Он с вызовом глянул в сторону Джеймса и тети Аделы, но прежде, чем кто-то успел возразить ему, добавил:

— А Силван тем самым оправдает честолюбивые упования своего отца.

Силван отвернулась, насупившись.

— Это не тот довод, который в силах переубедить меня.

Гарт присел перед ней на корточки.

— Зато вам не придется возвращаться под отчий кров.

На это Силван не нашла что ответить. На какое-то время в комнате воцарилось молчание.

— Я в самом деле женюсь на Силван? — Ранд все еще никак не мог поверить в серьезность происходящего. С чего бы это Силван пошла под венец с сумасшедшим… Хотя она-то как раз не считает его сумасшедшим. Она верит в него. Именно эта вера и толкнула ее на столь необдуманные поступки, из-за которых вся родня ополчилась на нее.

Ранд внимательно рассматривал свои руки. Каким облегчением было знать, что это не они обрушивали удары на несчастных женщин. Впервые за многие месяцы его не преследовали мрачные видения лечебницы для умалишенных. Он не мучил себя, воображая, как темной ночью крадется по окрестным холмам, подстерегая очередную жертву. Он больше не был позором своей семьи и угрозой для всех женщин. Он мог больше не искать смерти.

Сердце его билось все быстрее, Ранд погладил себя по груди и засмеялся, сначала тихо, потом чуть громче. Потом поднял глаза. Судя по озабоченным лицам родных, семейство отнюдь не разделяло его веру в собственное здравомыслие.

Глядя на сжавшуюся в комочек, подрагивающую Силван, Ранд подумал, что его любовь к ней, пожалуй, еще сильнее, чем ее вера. Нет, ничто теперь не в силах помешать их браку.

Конечно, если трезво посмотреть на вещи, Силван будет очень трудно, ведь он пока что остается калекой, не способным передвигаться самостоятельно. Но должен же, наконец, настать день, когда он снова пойдет на своих ногах, и уж тогда-то он сможет управлять их совместной жизнью. Он разоденет Силван в самые роскошные наряды, будет ходить с ней в театр на самые лучшие спектакли, они будут много путешествовать. Он заставит этих ханжей и напыщенных матрон из общества принимать Силван в своих домах, и Силван ни разу не пожалеет о том, что стала его женой.

День, который он выбрал для своей смерти, похоже, станет днем его свадьбы, днем, когда жизнь его чудесным образом изменилась. Медленно и торжественно он произнес:

— Это высокая честь — стать супругом Силван.

И тут Силван вскочила с места. Глаза ее пылали яростью.

— Моего мнения здесь никто и не спрашивает? Кто сказал, что я собираюсь замуж? Хибберт был добр и щедр, и у меня не было лучшего друга за всю мою жизнь. Стульями в окна он уж точно не кидался, так чего ради мне выходить за вас, если я отказала в том Хибберту?

Ранд самодовольно ухмыльнулся:

— Да потому, что я могу дать тебе то, чего Хибберт не смог бы.

— Я не хочу..

— Осторожней. — Он предостерегающе поднял указательный палец. — Лжецы отправляются в ад.

— Блудницы и прелюбодеи тоже, — подхватил священник. Его белокурые волосы поблескивали вокруг головы, словно нимб святого. — Я счел за лучшее повременить со своими советами, дабы семья эта сама пришла к верному решению, и, думается, так оно и произошло. Но вы, мисс Силван, должны осознать, сколь прискорбный грех совершен был вами. Вы соблазнили мужчину и позволили ему прикоснуться к самому сокровенному и при этом испытали удовольствие, будучи в его объятиях.

Кловер Доналд хихикнула, этакий тоненький взвизг смущения.

— Есть ли на свете больший грех? — патетически заключил священник, бросив укоризненный взгляд в сторону жены.

На какой-то миг Ранд позабыл о своей неспособности стоять на ногах. Уж очень ему захотелось обрушить оба кулака на этого мерзкого святошу, и Ранд едва не выскочил из своего кресла-каталки. Силван, заметив, вовремя потянула кресло назад. А подоспевший Гарт одним прыжком оказался в центре стычки и сумел предотвратить драку.

41
{"b":"7254","o":1}