ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Жажда
Что можно, что нельзя кормящей маме. Первое подробное меню для тех, кто на ГВ
Бельканто
Француженка по соседству
#черные_дельфины
Чужой среди своих
Философия хорошей жизни. 52 Нетривиальные идеи о счастье и успехе
Источник
Альянс
A
A

— Вы тогда, ваше преподобие, напишете свидетельство о бракосочетании, а оглашать имена врачующихся в церкви мы не станем.

Викарий недовольно поморщился.

— Как же без оглашения? Ладно, я заполню бумагу и совершу обряд венчания.

— С утра, значит? — не отставал от него Гарт.

— Погодите! — перебила леди Эмми. — У нас же еще даже брачного договора нет.

Она была не одинока в своей растерянности, но Гарт и на этот раз опередил их всех:

— Мисс Силван нам доверяет и знает, что мы сумеем о ней позаботиться. Нужный контракт я составлю. Мне только хочется побыстрее поженить их. К вечеру хотя бы.

— Идиотский закон(в англиканской церкви принято оглашать имена венчающихся три воскресенья подряд, до совершения обряда, а после венчания новобрачных принято причащать, что удобнее совмещать с утренним богослужением.) — Ну почему надо обязательно венчаться только по утрам? — посетовал Ранд. — Так мы могли бы обвенчаться уже сегодня, после обеда.

— Нет. — Силван только трясла головой. — Нет.

— Устала она. — Ранд, заполучив Силван, не собирался теперь терять ее. — Завтра у нее настроение будет получше.

— Не будет.

Губы у нее задрожали, а сердце Ранда захлестнула теплая волна сочувствия. Его смелая, стойкая сиделка сумела выдержать все его бесчинства, ярость, гнев и сорвала его попытку убить себя, а вот мысль о супружестве совершенно выбила ее из колеи, лишив силы и самообладания.

— Идем, Силван. — Он потянул ее за руку и заставил подняться. — Нам надо поговорить.

Пока они не ушли, родня сидела, как воды в рот набравши, но зато не успела за ними закрыться дверь, все заговорили наперебой, словно больше уж им ничто не мешало высказаться.

В коридоре у двери торчал на страже Джаспер, и Бетти тоже была начеку, готовая в любой момент прогнать прочь любопытствующую прислугу. У обоих на лицах была изображена полнейшая осведомленность, так что всякие объяснения становились излишними.

Бетти присела в книксене, потом схватила руку Силван и пылко приложилась к ней.

— Поздравляю, миледи.

— Не пойду я за него замуж, — опять повторила Силван.

Бетти не приняла этих слов всерьез.

— Разумеется, мисс, только вот я все равно буду служить вам до конца дней своих.

Она попыталась поймать и ладонь Ранда, но тот только помахал рукой в воздухе.

— Побереги свои восторги и добрые пожелания для свадьбы, Бетти. До этого еще дожить надо. И это, кажется, будет непросто.

— Я в вас верю, лорд Ранд. А если я что-нибудь могу сделать…

Он ухмыльнулся — домоправительница его рассмешила.

— По-моему, с этим чем-нибудь мы с Силван как-нибудь справимся сами.

— Никакой свадьбы, — упрямо твердила Силван.

Бетти пропустила ее слова мимо ушей и ответила только Ранду:

— Да, сэр. Конечно, сэр.

— Мисс Силван надо уложить в постель, — сказал он. — Выспится, и, может быть, ее отвращение к замужнему состоянию смягчится.

— Это ж сколько времени проспать надо, — зловеще пробормотала Силван. — Я столько не смогу.

Ранд с Бетти как будто сговорились не обращать внимания на ее протесты. Ранд обратился к экономке:

— Ты лично за ней присмотришь?

— А то кто же. — Бетти оглядела усталую поникшую фигурку в запачканном рваном платье и мужской рубашке и сочувственно спросила:

— Сколько вы уже не спали, мисс? Небось больше суток на ногах?

— Не знаю.

— Пока вы будете в постели, Бернадетт посидит подле вас.

— Чудесно, — нараспев произнесла Силван. — После вчерашней ночи она считает меня рехнувшейся.

— Пусть вас не заботит ее мнение о супруге лорда Ранда. — Бетти замялась. — Я знаю, вы не любите, чтобы в вашей комнате был кто-то еще, но вы ведь можете проснуться или вдруг вам что понадобится, а мне как-то не хочется, чтобы вы сами за всем бегали. Уж очень многое вам перенести довелось за последнее время. Мы ведь еще так толком и не знаем, что и как было на самом деле, верно?

Силван ничего не ответила.

Бетти взяла ее под руку и хотела уже увести наверх, но Ранд остановил их:

— Мне надо кое-что сказать мисс Силван, прежде чем она уйдет к себе.

— Разумеется. — Бетти благословила его на это одной из самых лучезарных своих улыбок. — Тогда я пошла. Пришлю Бернадетт. Джаспер, пойдем, поможешь мне.

— Не хочется что-то, — угрюмо сказал Джаспер.

— Пошли, пошли. — Схватив его руку повыше локтя, Бетти сдвинула Джаспера с места. — Надо же этим двоим побыть хоть миг наедине.

Растерянно озираясь, Джаспер дал себя увлечь.

— Джаспер и слышать не хочет о том, что ты на мне женишься. Мысли такой не допускает, — сказала Силван. — Послушался бы хоть Джаспера.

Ранд усмехнулся.

— Парень он славный, но это дело не его ума. У меня свой есть.

— Ты на мне женишься только для того, чтобы успокоить свою совесть?

— А то ты не знаешь, почему я на тебе женюсь.

— Догадываюсь. — Силван саркастически улыбнулась. — Ради моего доброго имени.

— Вот-вот, ради этого самого. — Он захватил ее ладонь и сильно сжал обеими руками. — Тебе непременно нужна репутация любимой женщины. И влюбленной.

— Очень смешно.

— Присядь, — приказал он и, видя недоуменный взгляд Силван, показал вниз. — Да садись прямо сюда, на лестницу. — Она опустилась на вторую ступеньку, подперла подбородок ладонью и рассеянно взглянула на него. Подкатившись к ней так близко, что их колени соприкоснулись, Ранд объявил:

— Если ты не захочешь выходить за меня, тебе достаточно будет произнести несколько волшебных слов.

— Что ж это за слова? Молитва, что ли? Ну-ка, скажи, — попросила она недоверчиво.

— Ну, например, можешь сказать, что я тебе противен и что тебе невыносимо мое состояние.

Она фыркнула. Да еще совсем не так, как подобает леди.

— А что? Хотя, боюсь, после сегодняшнего утра это прозвучит не очень убедительно. — Он вздохнул с насмешливым соболезнованием. — А еще ты можешь сказать, что боишься меня.

— А чего бы ради я такое сказала?

— Ведь есть же некто, нападающий на женщин, — напомнил он.

— Я-то думала, что мы с этим еще утром разобрались. — Говорила она тихо, но выделяя каждое слово. — Ты ходишь во сне, а кто-то подглядел и теперь этим пользуется. Кто-то здешний — может, он даже в этом доме живет — следит за тобой.

Такая мысль уже приходила ему в голову. Ведь нападения на женщин происходили как раз тогда, когда по дому бродил призрак. Но Ранд все подозрения относил на собственный счет. Так глубоко в свою вину поверил, что ни о ком другом не думал. А теперь ему оставалось только спросить:

— А кто бы это мог быть?

— Джаспер?

Его будто саблей полоснуло.

— Ты что, с ума сошла?

— А почему нет? — заспорила она. — Здоровенный малый, женщину побить силы хватит, и, думается мне, вряд ли твой телохранитель и денщик не догадывается, что ты ходишь во сне.

— Откуда?

— А разве он не ночует у тебя в спальне? Разве не он меняет тебе простыни? Если бы я не заметила грязи на простынях, мне бы ни за что об этом не догадаться. Во всяком случае, это стало окончательным доказательством.

Ранд и сам об этом беспокоился и очень боялся, когда Джаспер впервые после этого менял его постельное белье, но Джаспер, кажется, и внимания не обратил.

— Джаспер воевал подле меня при Ватерлоо. — Ранд ударил по подлокотнику своего кресла. — Это не Джаспер.

— Хорошо, не он. — То, что Силван не стала настаивать на своих предположениях, немного успокоило Ранда. Но уже следующий вопрос Силван застал его подпрыгнуть.

— А что ты про своего брата скажешь?

— Ты про Гарта?

— А на кого нападает этот безумец? На женщин, которые работают на фабрике. И которых твой брат задерживает на работе. На целые часы.

Мышцы на его плечах вздулись от напряжения, так он вцепился в кресло.

— А зачем Гарту на этих женщин нападать?

Силван пожала плечами:

— Нрав у его милости очень крутой — в этом я сама убедилась. И не единожды. — Она дождалась, пока Ранд кивнул, соглашаясь с ее наблюдением, а потом быстро добавила:

42
{"b":"7254","o":1}