ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Дом Лоретты совсем не там. Быть может, — предположил Ранд, — ты искал ее.

— Я.., я услышал, как она кричит, Ага, так вот оно и было. Я ее услыхал.

Ранд махнул рукой, не желая больше слушать это неуклюжее вранье — странно, раньше Джаспер не лгал. Уж не права ли Силван? Неужто Джаспер выслеживал женщин и нападал на них? Неужто он знает, что Ранд ходит во сне? Силван вернула ему чувство собственного достоинства, но посеяла в душе семена подозрительности. Да нет, быть того не может! Что бы ни делал Джаспер той ночью, тому непременно должно найтись объяснение. Может, у него милашка в деревне завелась. Если это так, то Джаспер при случае поделится своим секретом с хозяином. Пытаясь успокоить все еще расстроенного слугу. Ранд сказал:

— Видишь, как все удачно получилось — ну, что тебя вчера со мной не было. Я хочу жениться на мисс Силван, понимаешь ты это или нет?

— Но, сэр…

— Только обещай мне служить мисс Силван так, как служишь мне.

— Вы — мой единственный хозяин, — угрюмо и решительно ответил Джаспер.

— Это да. А моя жена — часть меня.

От того, что прошептал Джаспер, Ранда бросило в озноб:

— Она еще вам не жена.

* * *

Кто-то ее звал. Силван медленно пробуждалась, охваченная сладостной истомой в предвкушении чего-то приятного, каких-то любовных игр, что ли. Открыв глаза, она стала всматриваться в безмолвную пустоту комнаты: где тот, кто зашел в ее спальню.

Она рассчитывала увидеть Ранда.

Но его тут не было. Должно быть, ей просто приснился сон, еще один сон, но такой забавный и красочный. В эту ночь никакие страдающие призраки не требовали у нее помощи, и она вздохнула спокойно и облегченно, а потом медленно потянулась.

На лежанке возле камина ровно и ритмично похрапывала Бернадетт. Свечи на одном подсвечнике догорели до самого основания и чадили, источая запахи горелого фитиля и расплавленного воска. Еще у одной свечи пламя подобралось к самому концу фитиля и должно было вот-вот погаснуть, а пока мигало. Часы громко тикали, и Силван захотелось узнать, сколько же она проспала. Вокруг царила темень. Значит, сейчас ночь. Все спят. А вот ей уже совсем не хотелось спать.

Силван выскочила из постели, пальцы босых ступней коснулись холодных половиц. Взяв фарфоровый кувшин, она налила себе стакан воды. О, старый дом, где же еще бродить привидениям, как не здесь? Она была почти готова услыхать…

Бух.

Она уставилась на дверь, застыв, будто ее прибили гвоздями к полу.

Бух!

Осторожно, чтобы ничего не звякнуло, она поставила стакан и поглядела на Бернадетт. Та даже не шелохнулась. Храпела себе как ни в чем не бывало.

Бух!

Ранд. Силван схватилась за сердце. Он ходит, а кто же еще? Опять. Надо его остановить, иначе разразится страшный скандал. Погибель рядом, вот он, обрыв над пропастью: если слуги узнают про его сомнамбулизм, то на несчастного лунатика запросто свалят все бесчинства, которыми успел отличиться призрак, нападавший на женщин. Сунув огарок свечи в пустой подсвечник, она скользнула к двери и осторожно ее отворила.

Никого.

Силван внимательно обвела глазами весь холл и сумела заметить только движущуюся тень, заворачивающую за угол в дальнем конце зала.

— Господи, помоги! — прошептала она и кинулась вслед. Завернув за тот же угол, она увидала его. Какое-то мерцающее сияние окружало ускользающую фигуру. Догоняя, она поняла, что свет исходил от его серебристой сорочки, и теперь она пыталась разглядеть ее.

— Ранд, — тихонько позвала она, — подожди меня. — Он так и сделал, повернулся — глазницы на его лице издали казались совершенно пустыми, какими-то зловеще пустыми.

Силван рванулась к нему, но, когда приблизилась к тому месту, где только что стоял призрак, там уже никого не было. Он улетучился без единого звука, оставив ее в одиночестве. В этом месте коридор опять поворачивал, и Силван без колебаний шагнула за угол.

Тень снова мелькнула, уже на другом конце пугающе сужающегося коридора. Эта часть дома была старинной постройки — узкие извилистые коридоры, множество дверей по бокам. Тускло трепетали огоньки свечей — не из воска, как в парадной части замка, а из животного жира, Силван еще ни разу не доводилось бывать здесь, но она знала, что где-то поблизости обитают слуги. А если ей не удастся остановить Ранда прежде, чем он попадется на глаза слугам…

Ранд — если это был он — приложил палец к губам, словно призывая ее к молчанию. Он как-будо вполне осознавал происходящее. Трудно было поверить, что он действует во сне. На голове его была какая-то чудная шапочка, из-за чего казалось, что его волосы ниспадают на плечи, а носки его туфель соприкасались друг с другом. Куда он ее ведет? И зачем? Силван боязливо следовала за ним, так странно пугающе выглядели эти коридоры и проходы, в которых она прежде не бывала, и она опасалась, что не сможет отыскать дорогу назад. Но, оказалось, что этот страх напрасен. Догоняя Ранда и стараясь подобраться к нему как можно ближе — хотя совсем близко подойти ей так и не удалось, — она вскоре обнаружила, что вышла с другой стороны в коридор, ведущий к ее комнате. Фигура в поблескивающем одеянии маячила у открытой двери в ее комнату.

— Ранд, — прошептала она, — давай я отведу тебя в постель. — Он все еще стоял, когда она поспешно устремилась к нему. Но когда протянула руку, чтобы коснуться его, он растворился в небытии.

Кожу ее покрыла испарина, по спине побежали холодные мурашки, а когда раздался вопль, Силван поначалу показалось — она была почти уверена в этом, — что этот крик исторгся из ее груди.

Но нет, он шел из ее комнаты, истошный, пронзительный визг, свидетельствующий о хороших легких и способный поднять даже мертвеца со смертельного одра. Силван бегом кинулась на этот крик, будучи в полной уверенности, что Бернадетт увидала то, что видела и она, но не успела добежать до двери, как кто-то выскочил из ее комнаты.

Мужчина. Темноволосый, в длинной белой ночной сорочке. Метнулся в дальний конец холла. Силван припустилась вслед за ним, но на бегу, минуя свою дверь, услыхала крик Бернадетт:

— Нет! — Силван замешкалась, а Бернадетт продолжала вопить:

— Нет, прошу вас, мисс, не надо!

— Тебе больно? — требовательно спросила Силван.

Бернадетт дрожала.

— Не уходите. Это дух Клэрмонт-курта, он хотел меня убить. Не ходите за ним.

— Что он натворил? — Силван не дала Бернадетт упасть и, поддерживая ее за локоть, помогла девушке войти в спальню и рухнуть в кресло.

— Когда я закричала, он ударил меня палкой. — Бернадетт запыхалась так, словно пробежала только что невесть какое расстояние. — Я руками закрывалась.

Быстро ощупав лоб Бернадетт, Силван спросила:

— Он тебя сильно поранил?

— Да!

— В самом деле?

Бернадетт замялась, потом пробормотала:

— Нет, по-моему, я только синяком отделалась. Но, мисс, это вас он искал. — Слезы брызнули из глаз девушки и потекли по щекам. — Он сначала ударил по кровати, а когда понял, что вас нет, совсем обезумел. Он сорвал простыни и…

— Быть того не может. — Силван подбежала к своей кровати: простыни были разбросаны, но иных следов нападения духа не замечалось. И, однако, она сама видела мужчину, выбегающего из ее комнаты. Если это не Ранд, то кто же? А кто был тот, который уводил ее прочь по темным коридорам, подальше от комнаты, где ее подстерегала опасность?

Сколько призраков скрывается в этом доме?

— Духи никого не бьют, — Силван подошла к Бернадетт. — Они пугают, преследуют, воют… — Тут ее фантазия истощилась. — Но призрак не возьмет палку и не станет накидываться на человека.

— Так, значит… — Глаза Бернадетт округлились от удивления. — Это не дух мне синяк поставил? Это не дух на тех женщин с фабрики нападал? Значит, это человек какой-то из здешних? А теперь он вас хотел побить?

— Думаю, ты…

— И это после того, что вы сделали для лорда Ранда и несчастной Роз? — Бернадетт поднялась во весь рост и нависла над Силван. — Ну, тогда это совсем плохо.

44
{"b":"7254","o":1}