ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А ты разозлился, когда я в ответ спросила у нее: «А каково ваше происхождение?»

— Вовсе нет. — Ранд поднял глаза на Гарта. — Силван спросила у леди Сент-Клэр, были ли женаты ее родители.

Гарт издал какой-то лающий звук, похоже, подобная дерзость и изумила и рассмешила его.

— Да она меня просто вывела из себя, — призналась Силван Ранду. — Глядит на тебя так, словно ты существо низшего порядка. И что ей ни скажешь, корчит недовольную физиономию.

Ранду неприятно было вспоминать эту сцену, и он попытался спрятать свою досаду за беззлобной улыбкой.

— Поглядишь на иную леди — кривляется как мартышка.

— Поверь, мне очень жаль. — В двигателе что-то лязгнуло, а Гарт еще добавил звону, копаясь в его недрах гаечным ключом. — Я-то надеялся, что у соседей достанет ума проявить к вам должное почтение. Ты, Ранд, сын герцога и брат герцога, да еще герой войны и заслуживаешь уважения.

Вид у Гарта был до того виноватый, что Силван поспешила его успокоить:

— Почти все гости были очень милы.

— По большей части вели себя культурно, — поправил Ранд, — а некоторые, немногие правда, были даже приятны в общении. Можно было бы успокоить себя тем, что все они — болваны, но кое-кого из них я прежде называл своими друзьями. Вот и подумаешь, кто же на самом деле болван.

— Надеюсь, ты понимаешь, что защищать я их не собираюсь. — Гарт обернулся к машине и взялся за манометр давления. — Особых причин любить наших соседей у меня тоже нет.

Не по душе был Ранду вид Гарта. Костюм строгий, торжественный, но галстук он успел порвать, а накрахмаленную белизну сорочки осквернили черные потеки. Взявшись твердой рукой за лестницу, Ранд спросил:

— А что с этой проклятой дурацкой машиной?

— Это я ее так называл? — Гарт попробовал изобразить невинность. — Да не запускается. Чихает так, словно ухитрилась простудиться, но на этом конец — сразу же глохнет.

Оглянувшись на Силван, Ранд почувствовал, как она встревожена. Что-то ее угнетало, давило, и это беспокойство передалось и ему. Но когда Ранд взял ее за руку и спросил: «Что такое?» — она лишь покачала головой.

— — Не знаю. Просто не нравится мне здесь. — Силван попыталась улыбнуться. — Я бывала на фабриках отца, и мне они тоже не понравились. Неприятно как-то.

— Зачем я тебя за собой потащил? — упрекнул себя Ранд.

— А что, лучше было бы бросить меня там, на съедение гостям? — спросила Силван.

Он засмеялся, уж очень обиженно прозвучал ее голос.

— Нет, конечно. Полагаю, что даже фабрика лучше дома, набитого любопытными и любящими совать носы в чужие дела аристократами.

С другой стороны установки возникла голова Станвуда, старшего механика.

— Я только что прочистил сальник, ваша милость. Попробуем еще раз?

— Давай. — Гарт слез с лестницы. — Так раздражают эти задержки.

— Может быть, Джаспер бы помог, — предложил Ранд. — Он здорово в каретах разбирается. По-моему, ему все, что движется, нипочем.

Джаспер даже не двинулся с места, а только подал голос из тени.

— Карета — это не паровая машина. А такие вот ухищрения — это все придумки дьявола.

Гарт засмеялся.

— Да неужто ты поддался этим диким суевериям?

— Мне тут не по себе. Даже дурно как-то. Силван поглядела на Джаспера. Вот как! Не ей одной кажется, что здесь затаилось несчастье.

— Но я готов поспорить: ты справишься. Хоть попробуй, а? — подзадорил его Ранд.

Со вздохом, который мог бы издать вылетевший из цилиндра поршень, Джаспер подошел к установке и взял у Гарта гаечный ключ.

Корпус машины содрогнулся, а механик крикнул:

— Надо, чтобы огонь в топке не погас. Сейчас она заведется.

Гарт открыл дверцу котла, и оттуда дохнуло жаром. Схватив совковую лопату, он стал быстро забрасывать уголь в жерло топки до тех пор, пока к нему не подошла одна из работниц и не забрала у него лопату.

— Давление вверх пошло, — крикнул Станвуд, и Гарт побежал глядеть на манометр.

— Смотрите сюда, — гаркнул Джаспер. Обойдя машину, он показал на маховик, закрутившийся потому, что главный поршень сдвинулся с места. — Эта похожая на чурбак штука поехала.

— Вот и хорошо. — Гарт смахнул каплю пота, свисавшую с кончика носа. — Снова запустить смогли. Пошли. — Он предложил руку Силван. — Идемте ко мне в кабинет. Выпить надо. Нам всем есть что праздновать.

Шум нарастал, и тон его становился все выше — маховик вращался асе быстрее. Женщины заговорили громче, перекрикивая рокот и грохот, и разбрелись по рабочим местам у станков. Задвигались ременные передачи, потянулась первая ниточка, потом еще и еще. Зажужжали веретена, и Силван глазом моргнуть не успела, как все уже крутилось и вертелось, грохоча, стуча, позвякивая и повизгивая в привычных для себя мелодиях и ритмах.

Ранду очень не хотелось выпускать руку Силван, он крепче сжал ее ладонь и шутливо сказал брату:

— Моя жена со мной пойдет.

Гарт обиженно взглянул на него и, не сказав ни слова, направился к конторке.

Стараясь не отставать, Ранд спросил:

— По-твоему, это механик виноват? Озабоченность легла морщинками вокруг губ и глаз Гарта.

— Лучше бы ему не лезть к машине. Штука очень небезопасная. Если с давлением что не так или клапан заклинит, тут все разнесет к…

Силван испуганно пискнула, и Гарт поспешил добавить:

— Ну, конечно, такого не будет.

Он придержал дверь своего кабинета, пропуская вперед Силван, а затем и Ранда с его креслом, и лишь после этого зашел сам. Усадив Силван в кресло, Гарт вытащил из конторского шкафа бутыль вина, покрытую пылью, и бережно поставил ее на стол.

— Это из последней контрабандной партии. Теперь-то, когда Наполеон сидит на своем острове и никуда оттуда не выберется, импорт французского вина разрешили. Но на мой вкус незаконность придает вину нечто особенное, какую-то необычайную прелесть. — Наполнив три бокала, он высоко поднял свой и произнес тост:

— Желаю вам обрести такое счастье, какое обрел я.

— Дай Бог, — согласился с его пожеланием Ранд и чокнулся с Силван.

— Выпейте, Силван, — обратился к ней Гарт. — И розы вновь расцветут на ваших щеках. — Он дождался, пока Силван выполнит его просьбу, а потом спросил:

— Так что же все-таки заставило вас явиться сюда?

— Есть одно дело, и мне показалось, что тебя оно тоже заинтересует. — Ранд поставил свой бокал на стол. — У Силван вчера ночью появился опыт общения с духами.

Гарт глядел во все глаза то на брата, то на его молодую жену.

— Духи? Но как… — Он оборвал себя и с беспокойством обратился к Силван:

— Вы не пострадали?

Она помотала головой.

— Я прошу прощения. — Гарт казался и раздраженным, и смущенным. — В какой-то степени это и моя вина. Я бы не посмел настаивать на вашем приезде в Клэрмонт-курт, если бы мог предположить, что вам здесь будет небезопасно. К сожалению, нашему призраку не по душе все, что исходит от меня, следовательно, и к вашему появлению здесь он отнесся безо всякого восторга. — Гарт как-то странно улыбнулся. — Но, надеюсь, я вскоре заставлю его переменить свое мнение.

Ранд подался вперед.

— Что ты этим хочешь сказать?

— Я с ним поговорю. — Гарт произнес эти слова совершенно обыденным тоном, как будто не было ничего проще и естественнее беседы с духом. — Он появляется здесь. Мы с ним потолкуем, и, может быть, нам удастся достигнуть какого-то взаимопонимания.

Ранд недоверчиво и требовательно спросил:

— Ты знаешь, кто это такой?

— Будь я посообразительнее, давно бы догадался, — вздохнул Гарт. — Улики уже есть, только мне все верить не хотелось, что это кто-то из своих.

— Так кто же это? — Силван хотела ясности.

— По-моему, я не вправе говорить, пока я не…

Силван вцепилась в рукав Гарта.

— Пошлите за ним сейчас же!

— Ну, прямо сейчас он не появится, полагаю, но…

— Вы что, не понимаете, насколько он опасен?

Силван не повышала голоса, но Ранд почувствовал, что она дрожит. А ведь вчера вечером она утверждала, что дух не причинил ей никакого вреда.

50
{"b":"7254","o":1}