ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Придержи ее, Джеймс.

Джеймс подхватил леди Эмми, а тетя Адела попыталась обнять ее, но леди Эмми стряхнула с себя их руки и неожиданно быстро кинулась вперед. Ранд рванулся ей навстречу, но и его объятие продолжалось не более мига, она освободилась от его сочувствующих прикосновений и опустилась подле Гарта. Руки ее трогали тело погибшего, и, отыскав на груди Гарта место, где должно было биться сердце, она положила на него свою ладонь. Другую руку она протянула Ранду, и тот взял ее и задержал в своей.

— Дитя мое, — произнесла она, глядя на Гарта. Потом обернулась к младшему сыну:

— Он вернул тебе твои ноги?

Помедлив, Ранд кивнул:

— Кажется, да.

Тетя Адела обошла Силван, торопясь на подмогу леди Эмми, а Джеймс упал на колени там, где стоял. Сейчас это была семья, оплакивающая одного из своих, и Силван почувствовала себя чужой и ненужной.

Крепко сжав губы и подавив крик, рвавшийся из груди, она зашагала к фабрике. Там был человек, который нуждался в ней.

* * *

Доктор Морланд держал в руке розовую, покрытую шрамами культю ноги. Он осторожно потрогал шов, которым Силван стянула кожу и мышцы над обрезанной костью, и улыбнулся Нанне.

— Клянусь всем святым, вам очень повезло, что леди Силван оказалась рядом как раз тогда, когда случился взрыв.

Нанна послала Силван благодарный взгляд.

— Так оно и есть, сэр. А коли бы стали дожидаться нашего старого конского доктора, того, кого у нас всегда зовут, если что приключится, я б небось умерла уже, да еще перед кончиной успела б страшных мук натерпеться. Не то, чтобы с мистером Робертсом не все ладно, только вот я — не конь.

— Это уж точно. Ну, я бы и сам не смог выполнить ампутацию лучше. — Он осторожно положил культю обратно на подушку, и Силван наконец-то с облегчением вздохнула. В Клэрмонт-курте, в одном из холлов, наскоро была устроена больница. — Знаете, мне бы очень хотелось, чтобы все молодые хирурги усваивали свое ремесло столь же старательно, как вы, ваша милость.

Силван не сразу поняла, что доктор обращается именно к ней. «Баша милость» — так называют леди Эмми, так называли Гарта…

Гарт покоился в гробу, выставленном в большом салоне. Его браг — ее муж — стал теперь герцогом. Четыре столетия сохранялся этот некогда установленный порядок, цепочка никогда не прерывалась, так чему она удивляется? Почему ей и в голову не приходило, что, если Гарт умрет, Ранд станет герцогом?

А она герцогиней. Дочка торгаша — герцогиня Клэрмонтская. Какая-то злая ирония была в этом, мрачная шутка Господа Бога. — Да, лучшей медсестры вам здесь не сыскать, — сказал доктор Морланд обступившим его работницам с фабрики.

Женщины отозвались нестройным хором, гремя своими костылями и поправляя сползающие бинты.

— Мы и не ожидали такой доброты и заботы от герцогини, — сказала Дороти, и тут ее взгляд упал на леди Эмми, и крестьянка почувствовала себя неловко. — Я хотела сказать…

— Я понимаю, что вы хотели сказать. — Вся в черном, леди Эмми из-за этого глубокого траура как-то сразу вдруг постарела и ослабела. Все же, усаживаясь на стул, она попробовала улыбнуться Дороти. — У Силван за плечами такое, что мне с ней в этом нечего тягаться.

За спиной леди Эмми в таком же полном трауре стояла тетя Адела.

— По-моему, все должны согласиться, что и наша вдовствующая герцогиня, и наша новая герцогиня привносят свое в титул герцогов Клэрмонтов. Думаю, мой племянник не ошибся в выборе жены.

Улыбка на губах леди Эмми потеплела — она увидела сына, единственного теперь ее сына.

— Не могу поверить своим глазам. Он ходит. Ходит!

Ранд кивнул матери и тете Аделе, потом окинул взглядом женщин из Малкинхампстеда. Все они одобряюще следили за ним, а Чарити подняла свою перебинтованную голову с подушки.

— Такой страшный и бедственный год миновал с той поры, когда вы с войны вернулись, весь покалеченный. А раз вы теперь опять ходите, это знамение нам, что плохие времена позади.

Опираясь на локоть, Нанна сказала:

— У нас хоть сердца опять бьются, когда мы на вас глядим, ваша милость. Первая радость с тех пор, как взрыв этот чуть нас в клочки не разнес.

Осторожно, что выдавало в нем человека, вновь осваивающего искусство хождения, Ранд подошел к Силван и обнял ее за плечи.

— Если б не Силван, не дожить бы мне до этого чуда. Это ее мы все должны благодарить. Всем есть за что.

Все головы повернулись, и все глаза уставились на Силван, а ей захотелось спрятаться, убежать куда-нибудь. Она ведь ничего не сделала для исцеления Ранда, и обрушившаяся на нее благодарность тяготила ее. И все же, глядя на Ранда, на его пока еще неуклюжие неуверенные шаги, ей хотелось смеяться от счастья. Только это немного скрашивало тягостную атмосферу несчастья, царившую в доме.

Сама она того не замечала, но стоило ее взгляду наткнуться на Ранда, как в глазах ее появлялось сияние, и он тоже сиял, глядя на нее. Но сейчас Ранд нахмурился и сказал:

— Она же с ног валится. Столько трудов за последние двое суток — и никакой передышки. Самое большее, что мне несколько раз удавалось — это на минуту усадить ее в кресло.

— Да. — Доктор Морланд внимательно осмотрел ее своими острыми глазками. — На поле боя и потом, в госпитале, она тоже не знала устали, всю себя отдавала людям. Она, казалось, считала, что своим личным присутствием может не пустить смерть на порог. — Доктор снисходительно похлопал ее по плечу. — Вот почему, думаю, дамы из благородных сословий не занимаются уходом за ранеными постоянно. Это не может стать для них делом жизни. Слишком тонкая чувствительность не позволяет переносить такие ужасы.

Обидевшись на отеческий тон — не хватало еще, чтобы ей покровительствовали — и вместе с тем тревожась, как бы доктор не выболтал какие-нибудь ее тайны, Силван заерзала в объятиях Ранда.

— Вы что, хотите сказать, что от меня в больнице толку не было?

— Вовсе нет. Я просто говорю, что вы только что с ума не сходили, стараясь помочь нашим парням.

Силван поежилась, ощутив на себе многозначительный взгляд доктора Морланда.

Довольный — ему все же удалось сказать то, что он хотел, — доктор снова потрепал Силван по плечу.

— Но какой толк может быть от измотанной медсестры? Ваш преданный супруг послал за мной, и я поспешил сюда. Сейчас вам необходимо отдохнуть, а ваши обязанности я возьму на себя.

— Мы с Аделой поможем, дорогая, — сказала леди Эмми. — Мы обо всем договоримся и лично присмотрим, чтобы наши пациенты не остались без надлежащего ухода, так что вы сможете как следует выспаться. Разве что пополудни, конечно, когда мы…

Ее голос дрогнул, И, как только оборвалась речь леди Эмми, заговорила тетя Адела.

— Вы, барышня, не спали с самого дня вашей свадьбы, и мне не очень верится, что выспались и в ту ночь, которая тому дню предшествовала. — Тетя Адела выглядела очень внушительно, но ее повелительной манере как-то противоречила краснота вокруг глаз. — Мы не можем себе позволить довести нашу новую герцогиню до истощения.

Ранд обнял Силван чуть крепче.

— Я этого не допущу.

Силван беспомощно посмотрела на него. Поведение Ранда оставалось для нее загадкой. Не поставив ее в известность, он послал за доктором Морландом. Значит, он не верит в ее способности, считает, что она не сумеет поставить на ноги раненых? Но как ей можно винить его в этом? Кто, как не он, был рядом, когда она ампутировала ступню у Нанны. Это он слушал скрежет зубьев пилы о человеческую кость и вопли Нанны. Это на его глазах остальные женщины ежились и отворачивались, и это он придерживал ее голову, когда ее вырвало после операции. Люди теперь, чтобы стать врачами, учатся во французских университетах, и даже у хирургов ныне появился какой-то почетный статус. Силван занималась медициной, не имея никаких знаний, не считая, конечно, практического опыта, и понимала, какие бы хвалы ни возносил ей доктор Морланд, все равно на ней лежит тяжкая вина полного невежества. Хуже того, ей приходится скрывать свои страхи — ведь она прямо-таки цепенеет от мысли, что ее помощь может обернуться убийством, гибелью пациента.

54
{"b":"7254","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Цена вопроса. Том 1
Вся правда и ложь обо мне
Исповедь узницы подземелья
Охотники за костями. Том 2
Потрясающие приключения Кавалера & Клея
Мужчине 40. Коучинг иллюзий
Театр Молоха
Бесконечные дни
Аромат желания