ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Почему бы вам не отойти отсюда? — спросил Ранд с нажимом в голосе. Леди Катрин поспешно удалилась, раздираемая противоречивыми чувствами: удовольствием — как же, она подслушала такую вкусную новость, из которой выйдет замечательная сплетня — и отчаянием — ее заставили уйти.

— Итак. — Ранд притянул Силван еще ближе к себе. Она ощутила жар разгоряченного тела. — Мы беседовали о нашем взаимном желании.

— Нет, ничего подобного. — Силван выскользнула из его цепких рук, да еще хорошенько двинула локтем в живот.

— Мы говорили о том, сколь вы мне отвратительны.

Ранд поднял на нее глаза. В них было удивление и еще восхищение, смутившее ее. Восстановить дыхание ему удалось лишь через несколько секунд, но все же достаточно скоро. С умом было хуже, не говоря уже об остроумии.

— Если я тебе противен, пойдем отсюда со мной и докажи мне это.

Ну уж нет! На такую приманку она не клюнет.

— Умны вы очень, ваша милость, но так просто вы меня не уговорите. Я останусь здесь.

Поглаживая подбородок, он внимательно рассматривал ее.

— Что-то в тебе изменилось. Волосы отросли подлиннее. Мне нравится. Но те маленькие кудряшки, на лбу и на затылке, — они всегда так забавно подпрыгивали, когда ты смеялась, — мне тоже очень нравились.

Он обхватил шею, сомкнув ладони на затылке.

— Так и хочется поцеловать. Вот тут. — Он откинул локоны, падавшие ей на лоб, но она ударом кулака отбросила его ладонь.

— Потише, дорогая! И вообще, мне кажется, это общество не совсем подходит тебе.

— Ничего подобного! — Силван упрямо вздернула подбородок. — Леди Катрин Ренфру — моя близкая подруга, а тех людей, которых она пригласила в гости, я просто обожаю.

Непохоже было, что он всерьез воспринял ее слова, тем более, что и сама она в них не верила.

— Особенно мне нравятся кавалеры. — Вот тут лицо Ранда помрачнело, и она еле-еле смогла скрыть свою радость по этому поводу.

— Да? И кто же?

— Ну, например, тут гостят лорд Хоторн и сэр Саган.

— Хоторн и Саган? — Ранд смягчился. — Славные люди. Я воевал вместе с ними на континенте. Но не встречался с тех пор, как мы заставили французов удирать, поджав хвост.

— Эти господа предельно внимательны ко мне.

— Ну, значит, у них есть вкус, — признал Ранд.

Неужели ей так и не удастся вывести его из себя?

— Они за мной ухаживают, так что вам не о чем беспокоиться. Вы получите ваше аннулирование брака, и я больше не буду пятнать ваш высокий титул.

— А! — Ранд поморщился и махнул рукой — задело его все-таки, — а потом показал на стулья, прятавшиеся в глубине алькова. — Я думаю, нам надо поговорить.

— Поговорить? — Она преувеличенно удивленно захлопала ресницами. — О чем, ваша милость?

— О причинах, побудивших меня заговорить об аннулировании.

— Я бы употребила слово «потребовать», — разгоряченно сказала она. — По-моему, мотивы никому не интересны. И не важны.

— Может, тебе, но не мне. — Мягко, но настойчиво, он потянул ее к стульям, и она нехотя подчинилась, всем своим видом показывая, что и думать о каких-то переговорах не хочет.

— Красоту ты унаследовала от матери, — сказал он, — Вы там побывали?

— В доме твоего отца? — Его взгляд стал жестче. — Конечно.

— Строите козни за моей спиной?

— Я тебя искал. Я хотел объяснить, что на самом деле никакого аннулирования я не хочу. А куда я еще мог направиться?

— Так вы их видели.

Он встретился, значит, с ее отцом, от которого за версту несет алчностью и расчетливостью, и с матерью, вечно ищущей примирения. Она старательно прятала изъяны своего воспитания, но если уж Ранд побывал в гостях у ее родителей, то ему известно о ней очень многое. Силван растерялась, так вот почему Ранд передумал! Он решил не требовать расторжения брака с нею только потому, что своими глазами увидал безысходность обстановки в ее отчем доме, и ему стало ее жалко. Вот уж чего от него совсем не хотела, так это жалости. Что угодно, только не надо ее жалеть.

— Вам в самом деле нет нужды обо мне беспокоиться. — От его сочувственного взгляда ей стало совсем уж горько. — У меня есть еще один кавалер. Граф.

Подбородок Ранда дернулся, и лицо приобрело угрожающее выражение.

— Кто же это?

— Лорд Холифелд.

Глаза Ранда засверкали злобой, и он взревел:

— Холифелд? Почему же ты мне сразу…

— Прошу прощения. — Лорд Хоторн просунул голову в альков, помахивая карточкой с номером танца. — Мисс Силван, по-моему, вы обещали мне этот танец.

— О, разумеется. — Силван отвернулась от Ранда и ухватилась за руку Хоторна. — Идемте.

Выпрямившись во весь рост, Ранд устремился было за парой, но стальная рука перегородила ему дорогу, а затем на пути встал сэр Саган.

— не наскучили ли вы мисс Силван, ваша милость. То, что недавно вы стали герцогом, значения не имеет. Если мисс Силван не желает вашего общества, а вы продолжаете приставать к леди, мы будем вынуждены научить вас хорошим манерам.

Ранд хотел уже сбить Сагана с ног или хотя бы отшвырнуть его с дороги, но вдруг заметил, что та стальная рука, которая преграждала ему дорогу, единственная у этого человека. Рукав с другой стороны пустовал, его манжета была аккуратно приколота к карману.

Решительность этого человека поразила Ранда. Или он действительно влюблен в Силван? Впрочем, глядя на грациозную фигуру Силван, плавно изгибающуюся в танце, Ранд вполне разделял его чувства. Тем обиднее было то, что все шло не так, как он задумал. Вместо того, чтобы кинуться ему на шею, Силван упорно делает вид, что не нуждается в его обществе. Неужто она совсем не скучала по нему? Иначе чем объяснить такое странное поведение?

Ранд перевел взгляд на Сагана, который все еще стоял в угрожающей позе, готовый ринуться в драку.

Силван следовало бы как раз в этот момент оказаться здесь, чтобы безболезненно разрешить это дурацкое недоразумение, но она вместо этого спокойно танцует с этим Хоторном.

— Гм. — Ранд в задумчивости погладил себя по подбородку. — Она ведет себя так, словно я сказал ей что-то оскорбительное.

— А вы говорили? — Единственный кулак Сагана напрягся.

— Ну, я не то имел в виду.

Саган схватил Ранда за галстук, и Ранд пробормотал:

— Не могла же она всерьез подумать, что я хочу ее обидеть. Если я и сказал что-то, то только для ее же пользы.

— Женщины такие странные создания, — в тон ему подхватил Саган. — Ее оскорбишь, и пусть она прекрасно понимает, что ты просто несговорчивый, хвастливый, похабный болван, все равно в сердце своем она должна верить, что ты ею дорожишь.

— Силван мне действительно дорога.

— Похоже, дружок, что она придерживается другого мнения. — Слегка встряхнув Ранда, Саган приказал:

— Не смей приставать к ней, пока она не даст знать, что ей приятно твое общество.

Он отступил назад, оставив Ранда в полном недоумении. Неужто Силван до сих пор дуется на него из-за того, что они поссорились в тот день, когда она уезжала? Он-то думал, что чем больше времени она проведет вне Клэрмонт-курта, тем понятнее ей станет его замысел и справедливость его поступков. Нет, она, похоже, уверилась, что он несговорчивый, хвастливый, похабный, словом, такой, каким обрисовал его Саган.

Он изучающе взглянул на Сагана, пытаясь расправить свой измятый галстук. Как-никак Силван считает этого человека своим другом. Ранд вдруг просто, по-товарищески спросил:

— Не слыхал про вашу руку, Саган. Ватерлоо?

Саган в свою очередь смерил Ранда с головы до ног и, в конце концов, убедившись, что вопрос не таит в себе враждебных намерений, нехотя отозвался:

— Да так, пушечным ядром задело. — И пренебрежительно пожал плечами, мол, ерунда. А, наверное, немало он с этой рукой помучился.

— Не повезло. — Сагану вряд ли понравилось бы дальнейшее углубление в эту тему. Зачем ему сочувствие Ранда? И потому Ранд опять обратил свой взор на танцевальный паркет.

— Как сказать. Могло быть куда хуже. — Помедлив, Саган отступил на шаг и освободил Ранду дорогу. Но Ранд не двинулся с места, и Саган поискал глазами объект, который, несомненно, интересовал его недавнего потенциального противника.

65
{"b":"7254","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Маленькая жизнь
Отец Рождество и Я
Империя должна умереть
Сварга. Частицы бога
Последний Дозор
Самый богатый человек в Вавилоне
Любовный водевиль
Поющая для дракона. Между двух огней
Дело Эллингэма