ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Хоторн, я гляжу, не мастер танцевать, — заметил Ранд.

— Не мудрено. У него же нога не гнется, — сказал на это Саган.

— Тоже Ватерлоо?

— Снайпер. Хорошо прицелился и попал.

— Вы и с Силван под Ватерлоо познакомились? — Ранд почти не сомневался в ответе.

— Мисс Силван, — мягко поправил Саган. — Ну да, мы там ее повстречали. Она меня на поле боя нашла, да еще отогнала мародеров. Там целая свора французских стервятников готова была меня прикончить, так она и им помешала, и еще доктора ко мне привела. А когда мне руку отпиливали, она стояла рядом и держала меня. — Саган печально улыбнулся. — Так что почти и больно не было.

Ранда передернуло, когда он вспомнил последнюю виденную им ампутацию — тогда, после взрыва на фабрике. Какая уж там безболезненность! Такие дела никогда без боли не обходятся, и этот Саган прятал за своей беспечной ухмылкой целый мир страшной муки.

— Силван и Хоторну помогала?

— Горячка едва не сожрала его. Он, верно, отдал бы концы, но мисс Силван все время его холодной водой обтирала. Целые ночи подле него просиживала. Он все вспоминает, как ее хорошенькое личико наклонялось над ним, как она говорила, что нельзя ему умирать. Он говорит, что она — ангел.

— Мне она тоже ангелом была, — сказал Ранд.

Саган еще раз тщательно оглядел его, но никаких явных последствий боевых схваток не обнаружил. С недоверием в голосе он спросил:

— Ранение под Ватерлоо?

— Ноги отнялись, — пояснил Ранд. — А Силван меня опять на эти мои ноги поставила. Тут он опять почувствовал, что рука Сагана вцепилась в отглаженные складки его галстука.

— Мисс Силван, — с нажимом повторил Саган.

— Ее милость, — в тон ему отвечал Ранд.

Смущение заставило Сагана ослабить свою хватку.

— Простите?

— Еще до того, как Силван меня на ноги поставила, я на ней женился. — Ранд усмехнулся остолбеневшему Сагану. — Мисс Силван теперь — герцогиня Клэрмонтская, так что вы, может, руку уберете?

— Мои извинения. — Саган пытался разгладить своей единственной ладонью измятый галстук своего недавнего недруга. — Не верится даже. Она и не намекала…

— Да она на меня злится. И не без причины, — сказал Ранд. — Но я приехал, чтобы забрать ее домой. Если она, конечно, поедет.

— Мы ее бережем. — Саган, кажется, уже оправился от своего изумления. — Ей, похоже, все равно, что в свете скажут. Это ее не беспокоит. С сомнительными людьми дружбу водит. — Он неодобрительно покосился на леди Катрин, с оживленной улыбкой порхающей по залу. — Что же вы ее отпустили?

— Неприятности у меня, — вздохнув, произнес Ранд. — Про взрыв в Клэрмонт-курте слышали?

— Да, несчастный случай на фабрике. Брат ваш погиб. Сочувствую от души.

Ранд кивнул.

— Благодарю. Всем нам тяжело. А сквернее всего… — Ранд замялся. Он терпеть не мог посвящать кого бы то ни было в свои дела, но поддержка Сагана была бы кстати. К тому же про него говорили, что он умеет держать язык за зубами — Никому не скажете?

— Нет. — Саган выглядел заинтересованным.

— Гибель моего брата — никакая не случайность. Рехнувшийся мерзавец бродит по имению. — Тут звуки вальса разом стихли, и Ранд поспешил закончить:

— Он и на Силван руку поднял.

— Рехнувшийся мерзавец? — с удивлением переспросил Саган. — Его поймали?

— Как сквозь землю провалился. Никаких следов. Так что думаю, пора жену домой вернуть.

— Да, лучше поторапливаться. — Саган озабоченно нахмурился. — Холифелд имеет на нее виды. У него нужда в средствах, и, по его мнению, брак с Силван мог бы поправить его дела.

Силван болтала с Хоторном, повиснув у него на рукаве, когда Ранд направился к ней. По залу пополз оживленный шепоток. Глаза присутствующих с любопытством следили за Рандом.

Саган не отставал, бормоча под нос:

— Хоторну надо объяснить.

Чем ближе Ранд подходил к Силван, тем громче становился гул сплетни. Леди Катрин знала свое дело, и Ранду оставалось лишь уповать на Сагана, который, быть может, как-то сумеет вывести его из затруднительного положения. Ранд ехал, готовый умолять, просить прощения, объяснять, вообще всячески выказывать смирение духа, но он не был готов к этой игре «А у меня другой поклонник», которую она затеяла. С Хоторном и Саганом поладить нетрудно, тем более, что, как он убедился, они для нее готовы на все и охраняют ее, как преданные верные псы. Но мысль о смазливом, обожающем сомнительные развлечения Холифелде, посмевшем рассчитывать на внимание Силван, придала Ранду злости и решительности.

Лучше всего для Силван уехать с ним. Прямо сейчас.

Когда Ранд оказался рядом с Силван, Хоторн загородил ее спиной, и Ранд язвительно заметил:

— Как-то это на тебя непохоже, Силван. Раньше ты за мужчин не пряталась.

Силван и не подумала выходить.

— А, может, я теперь поумнела.

— Но не осмелела, — сказал на это Ранд.

— Эй, послушайте, Клэрмонт, — завелся было Хоторн, но Саган остановил его одной простой фразой.

— Клэрмонт — ее муж.

Сказано это было совсем негромко, но, казалось, раскаты слов Сагана отозвались гулким эхом по всему танцевальному залу. Даже оркестр, начавший выводить очередной мотивчик, сбился, зафальшивил и окончательно замолк. Дамы перестали смеяться, кавалеры поутихли.

Даже игра в карты в соседней комнате прекратилась, И игроки столпились на пороге с картами в руках.

Граф Холифелд воскликнул:

— Что?

Танцующие пары, несмотря на умолкший оркестр, все еще толпившиеся в центре зала, стали расходиться, словно это громогласное «Что?» спугнуло их.

Ранд испытал жгучее удовлетворение, когда, глядя прямо в высокомерное лицо графа Холифелда, сказал:

— Былая мисс Силван Майлз ныне — герцогиня Клэрмонтская.

При этих словах Силван шагнула из-за спины Хоторна и оказалась лицом к лицу с Рандом.

— Это ненадолго, — заявила она.

— Что вы хотите этим сказать? Что значит: «ненадолго»? — взвился Холифелд, как будто имел право спрашивать.

— Его милость был настолько любезен, что согласился аннулировать брак со мною.

Голос Силван, звучавший поначалу звонко, понемногу стал затихать, а на последнем слове вообще был еле слышен, и Ранду показалось, что даже стены бального зала наклонились, чтобы расслышать, что она говорит.

— Аннулирование? — Холифелд скользнул по залу прищуренными бегающими глазками, сопровождая взгляд порочной ухмылкой. — — Вы всерьез рассчитывали заполучить нетронутое добро?

Саган, Хоторн и Ранд разом кинулись к Холифелду. Ранд нанес первый удар — кулак угодил в челюсть, и голова Холифелда отлетела назад. Саган угодил под дых, а Хоторн завершил дело, подбив графу глаз.

Холифелд все еще оседал на пол, описывая телом дугу, а Ранд уже успел не только ухватить кулачок Силван, но и разжать сведенные пальцы, переплетя их со своими. Торжественно подняв ее руку вверх, он объявил:

— Моя невеста была непорочной.

Силван простонала:

— Ранд…

Толпа беззвучно расступилась перед ними, и Ранд, обняв Силван за плечи, повел ее к двери.

— Доброй ночи, — крикнул вслед Хоторн.

— Желаю удачи, — добавил Саган. Он-то понимал, как нужна сейчас Ранду удача.

Карета герцога Клэрмонта могла похвастаться парой прекрасных гнедых лошадей, вооруженным лакеем на запятках, опытным возницей, герцогскими гербами на дверце и самим герцогом, запихнувшим Силван внутрь кареты, чтобы потом зажать ее в углу, на самом краешке узкого сиденья. И похоже было, что этот герцог не собирался давать ей хоть какую-то волю.

Его самонадеянность взбесила Силван, и она стала сопротивляться, намереваясь вырваться из его плена.

— Я никуда не поеду.

Он побарабанил по крыше кареты, и лошади рванулись вперед.

— Правда?

Ранд умышленно завернул ее в плащ, накинув одну полу на другую и завязав рукава. Силван была в отчаянии, но продолжала вырываться из этих пут. Когда же, наконец, она почувствовала свободу, лошади уже неслись вскачь. Светильники внутри кареты отбрасывали свет, рисуя яркие квадраты, которые потом вытянулись, стали совсем тусклыми, а там и вовсе сошли на нет. Она оказалась в западне, в ловушке — вокруг мрак, а рядом грубый и жестокий супруг.

66
{"b":"7254","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Где валяются поцелуи. Венеция
Шесть столпов самооценки
Отчаянная помощница для смутьяна
Голодный дом
Отряд бессмертных
Чувство моря
ДНК. История генетической революции
Сломленный принц
Мертвое озеро