ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
За гранью слов. О чем думают и что чувствуют животные
Сладкая горечь
Проклятое ожерелье Марии-Антуанетты
Эверлесс. Узники времени и крови
Главная тайна Библии. Смерть и жизнь после смерти в христианстве
Поступай как женщина, думай как мужчина. Почему мужчины любят, но не женятся, и другие секреты сильного пола
Царство мертвых
Русские булки. Великая сила еды
Тихая сельская жизнь
A
A

Внезапно ветер пахнул холодом и сорвал шляпу с головы Силван, но она даже не успела крикнуть Джасперу, чтобы тот попридержал коней. Джаспер выругался, а Ранд приказал:

— Давай живей.

— Что стряслось? — поинтересовалась Силван. Ветер так же внезапно стих, и все вокруг казалось мирным и спокойным.

— Град, — бросил, объясняя свою тревогу, Джаспер. — Тучка-то с градом.

Она опять поглядела на серое чудовище, стремительно заполнявшее горизонт.

— А вы откуда знаете?

Но Джаспер не пожелал вдаваться в объяснения. Буркнув что-то себе под нос, он только еще крепче взялся за вожжи. Карету подбрасывало на ухабах извилистой дороги.

Ее любопытство удовлетворил Ранд.

— Почувствовала, какой ветер вдруг ледяной подул? Сейчас уже осень, а в это время у нас случаются сильные бури. — Из тучи змеей выползла молния, Ранд подождал, считая не громко, а когда послышался гром, сказал:

— Шесть миль отсюда, Джаспер.

— Недалеко, — вздохнул возница. — И очень быстро идет сюда.

Силван Ранд сказал:

— Они, эти шальные бури, и налетают быстро, и улетают быстро, но случается, что такая вот непогода губит урожай. — Когда он взглянул на быстро двигавшуюся тучу, губы его искривила скорбная гримаса. — А где они деньги возьмут, если урожай пропадет? Обитатели Малкинхампстеда живут тем, что выручат за свой хлеб.

— Так из-за этого они будут бедствовать? — Силван с ужасом глядела на тучу, из которой вырвалась еще одна молния. Потом блеснула еще одна, а потом еще и еще, внезапно потемневшее небо прочерчивали огненные зигзаги.

— Как бы нам самим не угодить под ливень. Да еще с градом. — Голос Ранда был мрачен. Видно, его всерьез беспокоило положение дел.

Гром на этот раз прогрохотал куда громче, а молнии уже и не исчезали: сверкнула одна, и сразу же за нею — следующая. Ветер дул все сильнее, и его порывы обрушивали на коляску все новые и новые порции студеного воздуха. Ранд снял с себя шерстяное пальто и закутал в него Силван, так что она превратилась с бесформенный куль. Когда она вздрагивала, потому что молния сверкала особенно ярко или гром грохотал совсем близко, он всякий раз прижимал ее голову к своей груди и пробовал успокоить.

— Может, мы еще сумеем добраться до Малкинхампстеда прежде, чем на нас обрушится буря.

Джаспер наклонился вперед и что-то сказал лошадям, и двуколка понеслась, подпрыгивая на всех кочках. Лошади перешли в галоп.

Силван уставилась на тучу. Не успеть им! Ничто не обгонит эту тучу. Темень, сродни той, что бывает в самые черные ночи, окутала все вокруг, а уж потом забарабанил холодный, леденящий дождь.

Она съежилась, а Ранд накинул пальто еще и ей на голову. И тут обрушился град. Карета неожиданно встала: Силван выглянула из-под пальто и увидела, что Джаспера нет, что он куда-то пропал. Маленький шарик — градинка — ударила ее в лоб, и она накинула пальто и на голову Ранда. — А где же Джаспер? — прокричала он, пересиливая визгливый ветер и барабанную дробь сыплющегося с небес града.

— Лошадей держит, чтобы они не понесли. Она и Ранда-то толком не видела, но его голос звучал совсем рядом, и это ее утешало. К тому же его губы прикасались к ее виску.

— А его не убьет?

— Да у него голова крепкая.

Не будь ее тут, он бы вместе с Джаспером коней держал, это Силван точно знала. А так ему пришлось ограничиться заботой о своей перепуганной женушке. На всем их пути из Лондона Ранд был подчеркнуто ласков с ней, но Силван мучила тревога. Кажется, Ранд твердо решил доискаться причин ее беспокойства. А если он узнает о тех мрачных призраках, что тянут к ней руки из прошлого — не наполнится ли его душа ужасом и отвращением?

Молнии сверкали до того ярко, что Силван замечала их через несколько слоев укрывавшего ее пальто, да еще через свои плотно сомкнутые веки, а гром заглушил бы ее вопль, вздумай она кричать от страха. Как хорошо, что Ранд сейчас с ней! Она вцепилась пальцами в его сорочку. Удивительно — никакой другой человек не давал ей такого чувства безопасности, как Ранд. Рядом с ним она готова выдержать любую бурю.

— На Ватерлоо похоже.

Это сравнение заставило ее всю сжаться.

— Гремит, шумит, страшно! Помнишь? Меньше всего Силван хотелось говорить на эту тему, и она резко ответила:

— Я в бою не была.

— Но в Брюсселе-то ты бывала. И канонаду слыхала. Может, даже за боем наблюдала с расстояния.

Как-то неуютно стало под пальто. Холодно. Зябко.

— Да и на поле боя ты потом побывала. После сражения. Разве не страшно было глядеть на все эти трупы, на искалеченные тела, слышать стоны раненых, предсмертные хрипы?

Как жарко стало. Не продохнуть.

— Мне иногда приходит в голову, что уж не мучают ли тебя воспоминания о пережитом, вот как солдаты памятью своей мучаются…

Задыхаясь, она отбросила пальто, чтобы высунуть голову на свежий воздух. Брызги дождя с градом били по ее лицу, но она этого даже не о чувствовала.

— Худшая непогода уже позади. — Ранд тоже вылез из-под пальто и огляделся, словно не видя в ее поведении ничего необыкновенного Он что, нарочно об этом разговор завел? Заподозрил что-то? Да нет, вряд ли, успокоила себя Силван. Откуда ему знать!

Ранд высунулся из коляски:

— Может поедем, а, Джаспер? Деревенские меня беспокоят.

Напрасно она встревожилась. Ни о чем он не догадывается.

В деревне, до которой они скоро доехали, по главной улице струился поток, точнее сказать, сама эта главная улица превратилась в широкую реку. Из всех водостоков струилась вода, а рядом стояли крестьянки, скрестив руки на груди, и обозревали причиненные стихией разрушения. Ранду они ничего не сказали, а Силван, казалось, просто не заметили, только стояли себе и молчали. Джаспер остановил было двуколку на Площади, но когда никто не двинулся с места, он поехал дальше.

Мимо полей с побитыми хлебами, мимо застывших в растерянности людей, не знавших, что им теперь делать. На подъеме к Клэрмонт-курту коляска застряла в грязи, и Ранд вместе с Джаспером соскочили и стали ее вытаскивать, поручив Силван поводья, а стоило повозке выбраться из трясины на твердый грунт, как на пути сразу же попалась еще одна лужа.

К тому времени, когда они, наконец, смогли докатить до дому, даже темный дорожный костюм Силван покрылся грязными потеками. Ранд баюкал вывихнутый палец, а Джаспер успел выпустить из себя целый поток добрых англосаксонских проклятий.

Силван вернулась домой, но невеселым вышло это возвращение.

— Хорошо, хоть стулья не летают, — пробормотала она себе под нос.

— Этого нет, ваша милость, но поглядите, — показал куда-то Джаспер. — Град повыбил стекла из окон, что на закат смотрят. Добро еще, если половина уцелела.

Ранд обхватил Силван за плечи, желая хоть немного подбодрить ее, и пригляделся к фасаду господского дома.

— Да что там половина — почти все окна целы. Самое большее — полдюжины окон пострадало. Да и все равно стекольщику надо что-то делать. Я же ему работы давно не задавал.

Покачав головой, — а что он еще мог ответить на слова хозяина, — Джаспер сказал:

— Я лошадьми займусь, ваша милость, а потом если я вам не нужен, хочу обсохнуть и переодеться.

На голоса во дворе из разбитого окна высунулась стриженая головка.

— Дядя Ранд! — Гейл замахала обеими руками. — Дядя Ранд приехал и тетю Силван привез.

То, что еще в Силван оставалось замерзшим, стало понемногу оттаивать — уж очень тепло и восторженно приветствовала ее появление Гейл. Но еще больше она обрадовалась, когда головка Гейл исчезла в комнате, а вместо нее появилась голова леди Эмми.

— Силван! Наконец-то он привез вас.

И эта голова исчезла, а потом Силван услыхала менторский голос тети Аделы:

— Давно пора ей вернуться к исполнению своих обязанностей.

Ранд подмигнул Силван, и она улыбнулась в ответ. Клэрмонт-курт приветствовал ее. А когда они стали подниматься по лестнице на террасу, на двери парадного входа вышла Бетти, располневшая, вся в темном. Бетти распахнула руки и приняла Силван в свои объятия.

71
{"b":"7254","o":1}