ЛитМир - Электронная Библиотека

– Селеста танцует с мистером Эллери!

Сообщение Эрни произвело эффект разорвавшейся бомбы. Брюнелла, старшая горничная с третьего этажа, замерла, не донеся до рта вилку. Эльва, новенькая горничная, застыла с поднятой в руке гребенкой. Слуга по имени Эдер раскрыл рот, и с его подноса на пол начали падать канапе.

Эстер обвела свои владения горящим взором и громко воскликнула:

– Наконец-то наша маленькая Селеста попала на бал!

Теперь все головы повернулись к Милфорду. Тот заерзал на жесткой скамье, попытался вжаться спиной в стену или укрыться за большим котлом с дымящейся картошкой, который Арвид грохнул на стол, едва не задев при этом локоть Милфорда. Как ему хотелось оказаться сейчас подальше отсюда, в своей уютной оранжерее! Возиться с маргаритками, которые не желают расти, или готовить компостные горшочки…

А может быть, ему повезет и никто не станет приставать с вопросами?

Милфорду очень хотелось надеяться на это, но сбыться его надежде было не суждено.

– Ну как, ты рад, Милфорд? – спросил его Эрни.

Милфорд поднял глаза и увидел, что все смотрят на него – с интересом и ожиданием. Попробуй-ка объяснить им, что Селеста давно стала взрослой и самостоятельной девушкой и он не отвечает за ее поступки, которые, кстати говоря, их тоже не касаются. Но слуги и горничные продолжали молча смотреть на Милфорда и ждать, что он скажет. Многие из них помнили не только Селесту, но и покойную Эйми, и Милфорд понимал, что так просто они от него не отвяжутся.

– Селеста должна знать свое место. Нельзя прыгнуть выше головы, – неприязненно прокомментировал происходящее Милфорд.

– Но она прекрасно выглядит, – возразил Эрни. – Все джентльмены шепчутся о ней и желают знать, кто она такая. Уверяю тебя, Милфорд, Селеста там как раз на месте!

Милфорд молча пожал плечами и снова склонился над своим беконом и шпинатом, политым уксусом и маслом.

– Ну и лицо у тебя сейчас, Милфорд! Ни дать ни взять, как морда у овцы, свалившейся в навозную яму! – раздался пронзительный женский голос.

Разумеется, это была Эстер, кому же еще быть? После этого Милфорд обязан был что-то сказать, и он сказал:

– Селеста всегда была упрямой девчонкой.

– Интересно, в кого бы?

– Не знаю.

Горничная Эльва, давно уже пританцовывавшая от нетерпения, не выдержала и спросила:

– Вы будете рады, если ваша дочь выйдет замуж за мистера Эллери?

– Такой мужчина, как мистер Эллери, не может жениться на дочери садовника, – ответил Милфорд.

– Но Селеста гораздо красивее большинства так называемых девушек из высшего общества, – заметила Эстер. – И я бы еще сказала, что она воспитаннее и деликатнее многих их них.

– Вы мне же собираетесь рассказывать про мою дочь? – сварливо огрызнулся Милфорд. – Я сам все о ней знаю.

– Оно и видно, – ехидно заметила Эстер.

Милфорда трудно было вывести из себя. У него была привычка – мысленно пересчитывать все пальцы на руках и ногах, прежде чем ответить, когда его заденут. Но на этот раз Эстер удалось почти невозможное, После ее слов Милфорд побагровел, уставился в глаза Эстер и веско проговорил:

– В отличие от некоторых безголовых, я живу не в придуманном, а настоящем мире. В том мире, где солнце встает на востоке и заходит на западе. В том мире, где богатые женятся на богатых. В том мире, где знатный джентльмен может обратить внимание на дочь садовника с единственной целью – позабавиться, ничуть не задумываясь о том, что произойдет с этой девушкой спустя девять месяцев.

В карих глазах Эстер загорелся желтый огонек, и она сердито ответила:

– Вот благодаря таким скучным людям, как вы, мечты никогда и не сбываются.

– Возможно. Возможно. – Милфорд подобрал коркой хлеба остатки соуса, прожевал вытер губы салфеткой и закончил, поднимаясь из-за стола: – Но только не думаю, что мечтам Селесты не дано сбыться именно из-за меня.

* * *

Лунный свет лился в окно темного бального зала, ложился на паркет длинными полосами, похожими на мерцающие тропинки, ведущие в волшебную страну фей и добрых волшебников. В страну, где Селеста мечтала оказаться всю жизнь, начиная с того дня, когда впервые увидела эти золотистые лунные дорожки. Здесь, в бальном зале, она уже бывала, и не раз. Селеста приходила сюда лунными летними ночами, когда никто не мог помешать ей кататься по этим дорожкам и мечтать.

Мечтать о том, что она танцует здесь с Эллери и он кружит ее в вальсе, а затем прижимает к себе и целует – жарко, страстно…

И вот сегодня ее мечты должны стать явью. В том, что Эллери сумеет обмануть мистера Трокмортона и ускользнуть от него, Селеста не сомневалась ни секунды. Ведь Эллери – он такой лихой, такой красивый, такой умный…

Ну, может быть, и не очень умный, но на то, чтобы справиться с противным мрачным мистером Трокмортоном, его ума должно хватить.

Селеста подхватила юбки и закружилась по паркету, не в силах стоять на месте, сгорая от нетерпения при мысли о скором свидании с Эллери.

Селеста не раз наблюдала за тем, как умело ускользает Эллери от расставленных для него ловушек. Он и сегодня справится с ними, и ничто не помешает ему оказаться в объятиях Селесты. А она мечтала об этом свидании долгих четыре года и теперь уж непременно возьмет свое.

Селеста встала на лунную дорожку, протянувшуюся от окна до самой двери. Эллери все еще не было, и Селеста, подхватив юбки, сильно оттолкнулась ногой и заскользила по паркету, благо это позволяли ее туфельки, подбитые мягкой кожей. Она докатила до конца дорожки, развернулась и с громким смехом отправилась в обратный путь.

Селеста не боялась, что Эллери застанет ее за этим занятием, напротив, ей даже хотелось, чтобы он увидел, как она скользит по лунной дорожке, – юная, прекрасная, похожая на богиню. Разве богиням запрещено кататься по лунным дорожкам в темном бальном зале, где запах чайных роз вливается в окно, смешиваясь с запахом восковой мастики.

В дверях появилась темная фигура, и Селеста затормозила на середине лунной дорожки. Судя по всему, это был мужчина, ростом и сложением похожий на Эллери. Селеста так и решила, что это Эллери, прорвавшийся сквозь все заслоны, но тут мужчина, стоявший в дверном проеме, кашлянул, прочищая горло, и она поняла, что это кто-то другой. Эллери никогда не стал бы прокашливаться, прежде чем заговорить с девушкой.

Застыв в ожидании, Селеста продолжала пристально всматриваться в полумрак.

Затем из тени в лунный свет вышел Гаррик Трокмортон, держа в руках два бокала с шампанским.

– Когда-то я тоже любил кататься по лунным дорожкам, – с улыбкой сказал он. – Только не припомню теперь, когда это было. Давно.

Мысли Селесты стремительно бежали сразу в двух направлениях. Она мучительно пыталась понять, что случилось с Эллери и почему вместо него здесь появился мистер Трокмортон, и одновременно думала о том, что это невозможно – представить мистера Трокмортона катающимся по лунным дорожкам.

Он подошел ближе и остановился на расстоянии вытянутой руки.

Селеста подняла голову, посмотрела в глаза мистеру Трокмортону и коротко спросила:

– Где Эллери?

– Он послал меня сюда, – ответил Трокмортон, протягивая Селесте бокал с шампанским. – У него сыпь.

– Сыпь? – переспросила она, машинально принимая бокал.

– Очевидно, съел нечаянно что-нибудь не то.

– Что-нибудь не то… – задумчиво повторила Селеста, затем нахмурилась и строго посмотрела на Трокмортона. – Он ел клубнику?

– Обычно Эллери следит за тем, что ест, но сегодня он был так возбужден, все время куда-то торопился…

Торопился! Разумеется, торопился, и Селеста знала даже, куда именно так спешил несчастный Эллери. На свидание в этом зале, вот куда.

– А не могла ли попасть клубника… – начала Селеста и тут же припомнила десерт, приготовленный фрау Вейланд, точнее, эти бело-розовые прожилки в нем. Этот десерт был приготовлен по рецепту Трокмортона, и Селеста решила резко сменить тему, минуя опасный риф. – Бедный Эллери! Ему очень плохо?

10
{"b":"7255","o":1}