ЛитМир - Электронная Библиотека

Трокмортон плотно прикрыл за собой дверь кабинета и сказал:

– Я в затруднении.

– В чем причина, сэр? – с обычной сдержанной вежливостью спросил Стэнхоуп.

– Возникли проблемы, связанные с нашими полевыми отрядами, – ответил Трокмортон, изображая тревогу. – Похоже, что кто-то информирует русских обо всех наших передвижениях.

– Не может быть! – очень натурально изумился Стэнхоуп.

– Да, и отвечать за это в первую очередь придется мне. – Трокмортон не стал дожидаться ответной реакции секретаря и добавил, выбивая по столу дробь кончиками пальцев: – Если я говорю вам об этом, значит, я уверен в том, что так оно и есть.

– Разумеется, сэр!

– Но я не могу с уверенностью сказать, кто именно предает нас.

– Однако вы кого-то подозреваете, – вкрадчиво заметил Стэнхоуп.

– Верно. – Трокмортон перестал барабанить, оперся ладонями о стол и посмотрел на Стэнхоупа так пристально, что у того непроизвольно сжались кулаки. – Я думаю, что это Уинстон.

– Уинстон? – кулаки Стэнхоупа разжались. – Почему Уинстон?

– Мы начали предпринимать первые шаги несколько лет тому назад. Примерно тогда же Уинстон появился в нашей команде. – Трокмортон присел в одно из неудобных жестких кресел, поставленных в его кабинете для посетителей. – Я знаю, вам нравится Уинстон, но он, возможно, предатель.

– Невероятно.

– Впрочем, это может быть и кто-то другой. Пока это только мои подозрения.

– Вы редко ошибаетесь в таких делах. «Именно так он и должен был ответить»,. – подумал Трокмортон.

– Если подумать, то провалы действительно начались с приходом Уинстона в нашу организацию. Так что, скорее всего, вы правы, – добавил Стэнхоуп.

– Верно. – Кресло в самом деле оказалось очень неудобным, но Трокмортон не спешил пересесть к столу, ему хотелось сохранить атмосферу доверительного разговора, не переводя его в объяснение между начальником и подчиненным. – Все это очень плохо, но нашу работу нельзя остановить. Сейчас я разрабатываю новые планы передвижения отрядов, но штаб-квартира в Лондоне требует, чтобы они оставались в тайне.

Стэнхоуп помедлил, уселся в другое жесткое кресло только после этого сказал:

– Я думал, вы уже поделились там своими подозрениями.

«А вот это неверный шаг. Видимо, он нервничает», – подумал Трокмортон.

– В этом нет необходимости. Предателем оказался один из моих людей, мне с ним и разбираться, не так ли? – холодно улыбнулся он. И в самом деле, удар, нанесенный предателем, был направлен прежде всего в сердце самого Трокмортона.

– Вам потребуется доказать вину Уинстона.

– Вы плохо слушали меня? Я же сказал, что всю ответственность за провалы Лондон возлагает именно на меня. Я не имею права самостоятельно вести расследование. Они послали сюда своих людей, чтобы разобраться на месте, а заодно проконтролировать и меня самого. Полагаю, вы уже заметили их. – Новые люди в самом деле уже появились в Блайд-холле, но не для того, чтобы искать доказательства вины Уинстона, а для наблюдения за Стэнхоупом и для охраны детей. – Таким образом, на время следствия я вынужден освободить вас от обязанностей секретаря. Не подумайте, что я вас в чем-то подозреваю. Напротив, я уверен, что вы не оставите меня в любых передрягах.

– Конечно, сэр. Как пожелаете, хотя… – Стэнхоуп задумчиво погладил деревянный подлокотник кресла. – Кто же будет вести переписку с Лондоном, подшивать бумаги и так далее? Вам одному с этим не справиться.

– Согласен, – ответил Трокмортон. – В этом мне поможет моя милая Селеста.

– Селеста? – удивленно переспросил Стэнхоуп. – Эта… девчонка?

– Точно так! Она понятия не имеет о том, что за игру мы ведем в Центральной Азии, зато свободно владеет французским и русским. Нет, Стэнхоуп, эта, как вы говорите, девчонка послана нам самим Провидением. Это решение я принял вчера ночью, когда упомянул Селесте о готовящемся вторжении. Она не поняла, о чем идет речь.

– Готовится вторжение? Трокмортон приложил к губам палец.

– Да, сэр, конечно. Но, сэр… – Стэнхоуп заерзал в жестком, неудобном кресле. – Вы уверены, что Селесту можно допустить к таким секретным документам?

– Хотите спросить, не может ли она оказаться подосланной русскими шпионкой? – хмыкнул Трокмортон. – Но кому могло прийти в голову, что такой человек, как я, может потерять голову из-за хорошенькой девчонки?

Глава 13

– Если ты проследишь взглядом за аркой Большого Ковша, увидишь яркую звезду, которая называется Арктур, – сказала Селеста, уступая телескоп Пенелопе. – Арка к Арктуру – очень легко запомнить.

Кики повторила жест Селесты, направленный к звездному небу, и сказала:

– Old, mademoiselle. Арктур.

– Арктур – самая яркая звезда на летнем небе, она входит в созвездие Волопаса. – Кики не повторилa вслед за ней, поэтому Селеста добавила: – Волопасами древние греки называли пастухов.

– Волопас, – сказала Кики.

Пенелопа приложила глаз к окуляру телескопа и спросила:

– Зачем вы говорите с ней? Она все равно не понимает по-английски.

– Неправда, понимает. Она же не глупая девочка.

Звезды усеяли прозрачное ночное небо, а над горизонтом вставала Луна – такая яркая, что в ее свете Селеста хорошо рассмотрела и короткий взгляд, который бросила на Кики Пенелопа, и гримаску, которую состроила ей в ответ Кики.

Селеста улыбнулась. Девочки оказались очень добрыми и понятливыми. Она с удовольствием будет заниматься их воспитанием – как гувернантка или как… мать одной из них.

– Видишь кольца Сатурна? – спросила она у Пенелопы.

– Да, они разбегаются в стороны, разноцветные. Почему они разноцветные?

– Этого никто не знает.

– Когда я вырасту, то узнаю, – твердо заявила Пенелопа.

«Если она вырастет такой же упрямой, как ее отец, непременно узнает», – подумала Селеста. Но на всякий случай предупредила:

– Учеными-астрономами бывают только мужчины.

– Им придется смириться, если я буду знать больше, чем они, – возмущенно возразила Пенелопа.

– Если ты будешь знать больше их, они тебя тем более не примут в свои ряды.

Пенелопа немного подумала и сердито пробурчала:

– Дураки.

Как гувернантка, Селеста должна была отчитать Пенелопу за грубое слово, но вместо этого решила согласиться с такой оценкой мужских способностей.

– Да.

– Кто научил вас так хорошо разбираться в звездах, мисс Милфорд? – спросила Пенелопа.

– Мой отец, – с гордостью ответила Селеста.

– О, я люблю его! – воскликнула Пенелопа, отрываясь от телескопа. – Он научил меня сажать базилик, и он у меня взошел. До сих пор растет на заднем дворе!

Кики подергала Селесту за юбку и пролепетала.

– Ой est-elle, LEtoile du nord?

– По-английски это Полярная звезда, – с чувством превосходства ответила за Селесту Пенелопа.

Кики и сама это знала, просто ей хотелось привлечь к себе внимание Селесты.

– Полярную звезду можно найти с помощью двух крайних звезд в ковше Большой Медведицы, – сказала Селеста. – Пять созвездий образуют круг, и Полярная звезда…

– Кассиопея, Дракон, Большая Медведица, Малая Медведица, Цефей, – выпалила Кики.

Селеста посмотрела на Кики и подумала о странной судьбе этой маленькой француженки, которую судьба занесла на туманные берега Англии. Не желая говорить по-английски, Кики пыталась вступить в борьбу со своей судьбой. Бедняжка! Знала бы она, Его этим судьбу не переборешь! Правда, если бы Эллери… Но он на это не способен. Его самого еще нужно учить, как быть отцом это несчастной бродяжки.

Пенелопа отступила от телескопа и с гордостью заявила:

– Я знаю названия всех летних созвездий.

– Тогда перечисли их, – предложила Селеста. Кики подпрыгнула на месте от нетерпения и сказала:

– Moi auss'i!

– Но сейчас очередь Пенелопы, – остановила ее Селеста.

– Non! – возразила Кики, отбежала в сторону и принялась перечислять:

– Весы, Пегас, Андромеда…

29
{"b":"7255","o":1}