ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вы не должны были отпускать девочек с незнакомым человеком.

– Пенелопа доверяет тем, кому доверяю я сам.

– Мистер Кинмен сказал, что вышел покурить, но ему не верю.

Селеста ждала, что Трокмортон взглянет на нее и скептически улыбнется, но тот заинтересованно спросил:

– Почему же?

– Я не видела огонька сигары, а когда мистер Кинмен подошел, от него не пахло дымом. Я не знаю, что он делал в саду, и не понимаю, как можно доверять человеку, который лжет.

Поначалу Селесте показалось, что Трокмортон ей не поверил. Он поскреб носком ботинка гравий, помолчал, а затем медленно произнес.

– Поймите правильно. Мистер Кинмен застенчив, не любит шумных вечеринок и старается с них улизнуть при первой возможности. Согласитесь, кому приятно всегда оставаться на обочине?

– О! – Селеста вспомнила некрасивое, плоское лицо мистера Кинмена с перебитым носом.

– Он правда очень хороший человек, и я, не задумываясь, доверил бы ему свою жизнь. – Трокмортон улыбнулся, но очень невесело. – А сейчас я доверил ему гораздо большее – жизнь своей дочери.

– Хорошо, – согласилась Селеста и внутренне простила мистеру Кинмену его маленькую ложь. – Когда я увижу мистера Кинмена в следующий раз, попытаюсь вытащить его из скорлупы.

Трокмортон закашлялся и хрипло ответил:

– Это будет очень мило с вашей стороны. Теперь Селеста поняла, что Трокмортон смеется, только не понимала, над чем. Возможно, она сказала что-то такое, чего в Англии говорить не принято. Но ей было очень неприятно, что над ней смеются.

Трокмортон не заметил настроения Селесты или сделал вид, что не замечает, и шутливо спросил:

– Почему вы такая подозрительная, Селеста? Или в Париже на каждом углу водятся разбойники, которые похищают детей?

– В России, – ответила Селеста с каким-то особым выражением. И добавила уже другим тоном: – Хотя в Париже они тоже есть.

– Вы должны рассказать мне о своих путешествиях. Мне начинает казаться, что вы за свою жизнь перевили немало удивительных приключений. – С этими словами он обнял Селесту за талию и опустился вместе с девушкой на расстеленный ковер.

Глава 14

– Мистер Трокмортон! Джентльмен не может применять к даме силу. – Ей очень захотелось ударить Трокмортона, но она не могла позволить себе этого. Вместо этого Селеста стала поправлять сбившиеся юбки.

– Я подумал, что вы могли бы посидеть на ковре вместе со мной так же, как с девочками. Отдохнем, полюбуемся на звезды, и вы расскажете мне про Россию.

Его голос был ласковым, низким, обволакивающим, но если бы на месте старого мистера Трокмортона был любой другой мужчина, захотевший вот так посидеть плечом к плечу с Селестой и поговорить, глядя на звезды, она убежала бы не задумываясь.

Но и рядом с Трокмортоном ей было неуютно и тревожно. Позапрошлой ночью он целовался с ней, и хотя Селеста предупредила о том, что подобное никогда не должно повториться, кто знает, чего можно ожидать от Трокмортона, тем более что тогда он открылся для нее с другой, неожиданной стороны. Теперь Селеста знала, что Трокмортон может думать не только о деньгах и деловых бумагах. Нет, он был мужчиной, а значит, как и все мужчины, представлял для девушки опасность.

Селеста решила, что самым разумным будет не показывать своего беспокойства, и откинулась на локтях, глядя на мистера Трокмортона снизу вверх.

– Трокмортон, я и не знала, что вы такой бонвиван.

Он помолчал, а затем задумчиво ответил:

– Так любить жизнь я научился только рядом с вами.

Любить жизнь – это, конечно, громко сказано, но, с другой стороны, могла ли она подумать всего три дня тому назад, что они с Трокмортоном будут лежать рядом на ковре, расстеленном под звездным небом? Что ж, пожалуй, «любовь к жизни» – это действительно довольно точное определение.

Но нельзя терять бдительности! Отец не раз говорил Селесте, что Трокмортон ничего не делает просто так. Она задрала голову вверх. Звезды были на месте. А где им еще быть? Впрочем, Селеста не могла сейчас сосредоточить свое внимание ни на звездах, ни на предстоящем разговоре. С этим человеком она целовалась позапрошлой ночью. Посмотреть на ночные звезды? Это только предлог. Но что стоит за этим предложением?

– Не пронимаю, почему вы не в доме и не танцуете с Эллери, – сказал Трокмортон.

– О! – Сам того не желая, Трокмортон прикоснулся к ее кровоточащей ране.

– Он приглашал вас на сегодняшний вечер, не так ли?

– Разумеется! Более того, сказал, что я просто обязана там быть, особенно после дневных стрельб.

А уж как ей самой хотелось быть рядом с Эллери!

– Боюсь показаться неделикатным, но если у вас проблемы с бальным платьем…

– Нет! – Скрытое предложение Трокмортона напугало ее. – Не в этом дело.

– Я понимаю, что на жалованье, которое получает гувернантка…

Чего добивается Трокмортон? Селеста запрокинула голову еще дальше, зная, что лунный свет падает ей сейчас на правое плечо, вычерчивая в ночи линию шеи. Признание, которое за этим последовало, удивило саму Селесту:

– Жена посла подарила мне много своих платьев.

– Вот как. – В голосе Трокмортона послышалось облегчение. – Тогда почему вы не на танцах?

Она всю жизнь мечтала оказаться на балу вместе с Эллери. Смеяться вместе с ним. Танцевать. Увы, ее мечты разбила высокая, тонкая девушка, леди Патриция. Невеста Эллери.

– Я решила, что будет полезнее поближе познакомиться с детьми, – ответила Селеста.

Луна взошла к зениту, а ночной ветерок наполнился сладким ароматом цветущего табака.

– Вы не должны пока приступать к занятиям. Мы еще не решили, какую роль отвести вам в воспитании девочек, – укоризненно заметил Трокмортон.

Селесте было не очень приятно выслушивать укоры от мистера Трокмортона, но ей понравилось то, как серьезно он относится к воспитанию своей дочери.

– Я сказала им, что вопрос о том, буду ли я их гувернанткой, еще не решен, – пояснила Селеста, продолжая смотреть на Трокмортона снизу вверх. – Предупредила, что ближайшая неделя станет для меня испытательным сроком. А смотреть на звезды повела их просто так, для удовольствия.

– Селеста, мне кажется, что вы себя неуютно чувствуете без работы.

Она удивилась тому, как он чутко уловил ее настроение. Действительно, с самого первого дня ей в Блайд-холле не хватало главного – работы. Она не привыкла бездельничать. Но как он догадался?

– В том, что мы посмотрели с девочками на звезды, нет никакого вреда, сэр.

– Вам не придется больше отдыхать. Я хочу, чтобы вы переводили для меня деловые бумаги и письма.

«А как же Стэнхоуп? – подумала Селеста. – Или Трокмортон хочет добиться того, чтобы я постоянно была рядом с ним? Опасная затея».

– Вашим переводчиком всегда был мистер Стэнхоуп, – сказала она.

– К сожалению, не таким хорошим, как я предполагал.

– А как же дети?

– Вы еще не вступили в должность гувернантки.

– Что подумают обо мне гости?

– Мы им ничего не скажем.

– Все равно заметят.

– Дорогая Селеста, – Трокмортон позволил себе чуть заметно усмехнуться, – последнее место, куда могут заглянуть гости, это мой скучный кабинет, заваленный бумагами.

У нее остался единственный аргумент:

– Женщина не может быть секретарем.

– Вы станете первой.

В темноте сверкнула полоска зубов, и Селеста поняла, что Трокмортон улыбается.

– Не беспокойтесь о Стэнхоупе, – продолжил он. – Тем более что у него в последнее время было очень много работы, и я решил дать ему неделю отдыха.

– Очень великодушно с вашей стороны. «Стэнхоуп получит отпуск, я буду отстранена от всего, и при этом все счастливы. Хитро!»

Чтобы ничем не выдать себя, Селеста принялась смотреть на звезды, но уголком глаза видела, что Трокмортон не отрывает взгляда от ее шеи.

– Разумеется, Стэнхоуп вправе оставаться в курсе всего, что происходит. Надеюсь, вы не откажетесь поговорить с ним.

31
{"b":"7255","o":1}