ЛитМир - Электронная Библиотека

– Нет. Просто укройте меня. – Селеста кинула взгляд на запертую дверь оранжереи и сердито прошептала. – Пожалуйста, мистер Трокмортон!

– Говори в полный голос и ничего не бойся, – низким, хриплым голосом ответил Трокмортон, еще сильнее пугая Селесту. – Сюда никто не придет. Никто не знает, что мы здесь, и никому нет дела до того, чем мы тут занимаемся.

– Мне есть до этого дело! – отчаянно воскликнула Селеста. – И… и Эллери тоже!

Имя брата подействовало на Трокмортона, как красная тряпка на быка. Он сжал Селесту в объятиях, осыпая поцелуями. Он играл с ней так, как кошка играет с мышью, а лев – с пойманной ланью. Селеста пыталась сопротивляться, но Трокмортон просто придерживал ее, не давая вырваться, и продолжал целовать в губы, сминая при этом обнаженную грудь своей жертвы о жесткие лацканы немодного сюртука. Бедра мистера Трокмортона прижатые к бедрам Селесты, принялись медленно, томно тереться и извиваться.

На секунду он освободил руки Селесты, и она немедленно схватила его за волосы, оттаскивая назад, вынуждая запрокинуть голову.

Селеста не знала, что ей подумать о Трокмортоне. Она всегда считала его воспитанным, деликатным человеком – быть может, даже слишком деликатным, но сейчас…

Неужели этот человек с расширенными, безумными зрачками, с перекошенной ухмылкой на лице все тот же мистер Трокмортон?

Он прихватил зубами нижнюю губу Селесты, но не прикусил, а сладострастно и нежно сжал, а затем – на сей раз по своей воле – опять откинул голову.

– Я боюсь вас, – сказала Селеста, не сводя глаз с лица Трокмортона.

– Нет, – ответил мистер Трокмортон, скользя ладонью под левую грудь Селесты. – Это не страх заставляет так сильно биться твое сердечко. Это…

Он положил ладонь на грудь Селесты, а затем осторожно сжал сосок кончиками пальцев. Это было не больно, но…

От страха у Селесты задрожали колени, но при этом к страху примешивалось еще какое-то странное чувство, заставлявшее обмирать ее сердце. Тем временем Трокмортон продолжал сжимать ее тело – сильно, безо всякой нежности и вряд ли контролируя свои поступки. Да, перед ней был сумасшедший, маньяк со смутно знакомым лицом, лишь отчасти похожим на лицо мистера Трокмортона.

– Зачем вы мне угрожаете? – спросила Селеста.

– Спроси лучше, чем я тебе угрожаю, – коротко хохотнул он в ответ, и от смеха Трокмортона по спине Селесты пробежал холодок. – Ты думаешь, что знаешь все, но это не так.

– Знаю? О чем? – Трокмортон начал говорить загадками, а Селеста этого терпеть не могла. Как и своего затянувшегося ожидания – невольного и неопределенного.

– Я собираюсь объяснить тебе, почему жена русского посла так любила, когда муж начинал проявлять к ней интерес.

– Нет! – Новая угроза, на этот раз конкретная и пугающая, заставила Селесту вновь вступить в борьбу за свою свободу. – Не смейте!

– Мне надоело постоянно во всем ограничивать себя. Обещаю, что, когда все закончится, ты будешь счастлива. – Он криво усмехнулся, подхватил Селесту, отнес на диван и положил на спину.

– Вы сердитесь на меня? За что? – сказала Селеста, безуспешно пытаясь сесть.

– Ты хотела, чтобы я увидел в тебе только дочку садовника. Еще одну дурочку, которая гоняется за Эллери. Ты лгала. – Он сильнее прижал Селесту спиной к дивану.

– Что с вами, мистер Трокмортон? Я всегда оставалась самой собой. Я никогда не лгала.

– Мне лучше знать. – Он навалился на Селесту. – И я собираюсь отомстить тебе за эту ложь.

– Как вы можете? Прежде чем осуждать человека, нужно дать ему возможность объясниться. Что я сделала не так? Поговорила с леди Патрицией? Посоветовала, как ей вести себя? – Говоря, Селеста извивалась, пытаясь вырваться из его объятий.

– Мне нет дела до леди Патриции. Мне есть дело только до тебя. Ты щедрая, ты сладкая, ты добрая. Ты ласковая и… опасная. Это из-за тебя все мои планы покатились к черту. – И Трокмортон принялся задирать Селесте юбку.

Шорох сминаемого шелка потряс Селесту. Мистер Трокмортон, самый спокойный и выдержанный человек на свете, задирает ей юбку?

Нет, мир окончательно сошел с ума. И мистер Трокмортон тоже спятил.

Он склонился к груди Селесты, нежно лизнул сосок.

– Я обещал преподать тебе урок. Сейчас ты получишь его, Селеста.

– Давать мне такой урок вы не имеете права.

– Я сам решаю, на что имею право, а на что нет, – ответил он, горячо дыша в грудь Селесты. – Я решил дать урок, и я его дам. Начнем. Вот твои груди. Они восхитительные – упругие, нежные, с розовыми сосками. И очень чуткие к прикосновениям. – Трокмортон снова коснулся языком соска Селесты.

По ее груди вновь пробежали мурашки, но уже не от холода, а от возбуждения. Кровь гудела в жилах.

– Что и требовалось доказать, – негромко сказал Трокмортон. – Однако следует проверить это доказательство… – И он припал губами ко второму соску.

Селеста то упиралась ладонями в плечи Трокмортона, то пыталась вцепиться ему в волосы. Что он делает? И как ему удается разжигать и раздувать этот странный огонь, который рождается в животе Селесты, огонь, в котором сгорает стыд и вспыхивает страсть. Чем дольше целовал Трокмортон ее грудь, тем сильнее распалялась Селеста. Теперь она окончательно оказалась во власти Трокмортона и почти прекратила сопротивление.

– Посмотри на меня, – потребовал Трокмортон, поднимая голову.

Селеста подчинилась и увидела перед собой знакомое лицо Трокмортона… Нет, все же незнакомое. Всклокоченные волосы, безумные, горящие адским огнем глаза…

Неужели это охваченное похотью человеческое существо может иметь что-то общее с Гарриком Трокмортоном?

Он прижал колено между ног Селесты, пытаясь развести их в стороны.

– Я не сделаю тебе больно. Не возьму тебя. Поверь.

– Если вы думаете, что успокоили меня, то ошибаетесь. – Селеста ударила Трокмортона по голове.

В ответ он сгреб руки Селесты и сжал в своей широкой ладони.

– Но я хочу посмотреть на тебя, когда ты будешь умирать от блаженства. Хочу навсегда сохранить в памяти эту картину.

Он говорил торжественно, словно приносил клятву. Затем соскользнул на пол и опустился на колени перед Селестой, лежащей на диване. Поднял ей юбку и скользнул рукой по ноге Селесты.

– Это не по правилам! – воскликнула Селеста, пытаясь увернуться.

– Единственная здравая мысль за весь день. Да, это не по правилам, но ты это заслужила. Шелк, – он провел пальцами по чулку Селесты, – и кожа, – он соскользнул на обнаженное бедро. – Удивительное сочетание!

Неумолимо приближалась развязка, хотя голос Трокмортона вдруг зазвучал нежно и возвышенно, словно тот принялся читать стихи. Что могло заставить его впасть в лирику?

Очевидно, только физическое влечение, решила Селеста, и сказала:

– Ничего не понимаю. Что происходит?

– Ты должна была думать раньше, когда только начинала раздувать тлеющие угольки моей страсти.

Она еще раз попыталась вырваться.

Он воспользовался этим движением Селесты, чтобы распустить ей панталоны. Теперь пальцы Трокмортона легли между ног Селесты.

От неожиданности Селеста не только оцепенела, но и лишилась дара речи. В голове у нее помутилось.

– Какая чуткая, – прошептал Трокмортон. – Я должен подстраиваться под тебя. Ты реагируешь на любое прикосновение, даже самое легкое. Сегодня я заставлю тебя пылать для меня. А сам я буду сгорать по тебе всю жизнь.

– Я не хочу, – простонала она, но было уже поздно, Селеста безнадежно проигрывала битву с противоречивыми чувствами, охватившими ее. Все эмоции, накопившиеся за последние дни, вскипели и рвались наружу. Трокмортон оставался для нее воплощением строгости и порядка. Гаррик оказался человеком страстным и горячим. Селесте никак не удавалось совместить эти образы, просто авторитет и сила мистера Трокмортона добавляли еще больше привлекательности Гаррику, и в конечном итоге оказывалось, что Селеста одинаково хочет их обоих.

Но как ему удалось разжечь в ней это желание?

37
{"b":"7255","o":1}