ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Осень
Фартовый город
Литерные дела Лубянки
Правила магии
Никогда-нибудь. Как выйти из тупика и найти себя
Трансерфинг реальности. Ступень II: Шелест утренних звезд
Византийская принцесса
48 причин, чтобы взять тебя на работу
Данбар

– Впрочем, я даже рад. Пусть любезничает со своим Тауншендом, по крайней мере, не будет болтаться у нас под ногами.

– У нас? – Селеста подумала о том, в каком положении она оказалась. С одной стороны, она сама хотела Эллери и была бы рада убрать Патрицию с дороги. Но после того, что случилось вчера в оранжерее…

Она смутилась и хотела сейчас только одного – поскорее уйти на кухню, к своим друзьям.

– Поговорим об этом позже, – сказала она, выходя из угла, в котором они стояли, и стараясь не смотреть на огорченное лицо Эллери. – Мне просто необходимо поесть, я умираю от голода.

– Вот и ты меня бросаешь, – грустно заметил Эллери.

– Нет, что ты.

– Я недостаточно красив для тебя? Недостаточно богат?

Селеста поняла, что Эллери прежде всего пьян, причем сильно пьян.

– Это не то, что ты…

– Наверное, не я герой твоего романа. А может быть, ты в самом деле влюбилась в Гаррика? Ну кто я такой? Бабник, и больше ничего. А у моего брата столько талантов… Наверное, он нравится женщинам больше, чем я?

Настроение у Селесты испортилось окончательно. Она терпеть не могла сцен, тем более что Эллери, сам того не желая, попал точно в яблочко.

– Я не хочу мистера Трокмортона, я хочу только…

– Меня? – быстро перебил ее Эллери. – Конечно, ты хочешь меня. Моя милая маленькая Золушка, скажи мне, где твоя спальня, и я приду, чтобы примерить тебе хрустальную туфельку. Может быть, она рядом со спальней Гаррика?

– Нет! – возмущенно отшатнулась Селеста.

– Тогда где же она? Я искал твою спальню до самого утра, и если ты в самом деле любишь меня…

Болван! Наверное, он и в самом деле искал ее спальню, но чтобы вот так требовать…

– В Северной башне, – холодно ответила Селеста. – Третья дверь справа. Не ошибешься.

И она исчезла, оставив Эллери стоять в полной растерянности под темной лестницей.

Заветная дверь кухни была все ближе, еще несколько шагов, и…

– Мисс Милфорд!

Она раздраженно повернулась на каблуках и увидела перед собой мистера Кинмена.

– Да, сэр?

– Я только что видел Трокмортона, – застенчиво улыбнулся некрасивый великан.

Она медленно распрямила поникшие плечи. Этого сообщения она никак не ожидала.

– Он хочет, чтобы вы пришли к нему в кабинет, – растерянно пожал плечами мистер Кинмен. – Нужно срочно перевести какое-то письмо.

В какой-то момент Селеста готова была просто ответить «нет». Хватит с нее, и никакого прощения мистеру Трокмортону! Однако здравый смысл все же одержал верх, ведь все равно ей придется еще встречаться с мистером Трокмортоном, не сейчас, так позже. Вот только как же быть с завтраком… Так и быть, она придет к Трокмортону, но только сначала поест и повидается со своими друзьями.

– Мистер Кинмен, вы увидите вновь мистера Трокмортона?

– Скорее всего, да.

– Передайте ему, что я приду, только… Нет. – Ей в голову пришла хорошая мысль о том, как и дело сделать, и одновременно поставить Трокмортона на место. – Попросите, чтобы он прислал письмо ко мне в спальню. Я переведу его там.

Мистер Кинмен зачем-то оглянулся и сказал:

– Мне кажется, что такой ответ не устроит мистера Трокмортона.

– Но другого он не получит. – И Селеста вновь двинулась в сторону кухни.

Мистер Кинмен понизил голос и сказал ей вслед:

– Мисс Милфорд, мне кажется, что неприлично отказываться прийти, когда об этом тебя просит хозяин.

Селеста обернулась и сказала с холодной яростью, глядя прямо в глаза мистеру Кинмену:

– Мне кажется, вы знаете больше, чем хотите показать. Вы в доверительных отношениях с мистером Трокмортоном?

– Нет, мисс, просто я так оцениваю ситуацию со своей стороны, – покачал головой мистер Кинмен.

Селеста постаралась припомнить, как часто и где именно встречала она мистера Кинмена за последние дни, и поняла, что тот действительно видит и оценивает все «со своей стороны», не попадаясь лишний раз на глаза. Осталось разобраться, почему он так себя ведет? Тоже потерял голову от любви? Нет, на него это не похоже. Шпионит? Возможно. Но зачем и для кого?..

И почему она сама стала такой подозрительной – в этом что, тоже Трокмортон виноват?

– Передайте мистеру Трокмортону то, что я сказала. – И Селеста, не дожидаясь ответа, скрылась за тяжелой дверью кухни.

Глава 19

Стоило Селесте перешагнуть порог кухни, как со всех сторон раздались приветственные возгласы.

– Вы только взгляните на нее! – Это Брюнелла, которая всю жизнь, сколько помнила Селеста, служила старшей горничной на верхнем этаже. – Наша маленькая француженка. А уж как разодета!

Все раздражение, накопившееся за утро, отступило. Селеста была среди своих.

Она любила кухню. Можно сказать, она выросла здесь, рядом с матерью. А когда той не стало, на кухне появилась Эстер, полюбившая Селесту как родную дочь. Здесь все знали Селесту, и она знала всех. На кухне можно было говорить все, что думаешь на самом деле, без притворства и оглядки. На кухне не имело значения то, что Селеста поднялась вверх по социальной лестнице, то, что мистер Трокмортон включил ее в свою игру, каким-то образом связанную с проделками мистера Стэнхоупа. Здесь не имела значения ни странная связь, возникшая между ней и старшим Трокмортоном, ни ее неприкрытая охота за вторым, младшим братом. На кухне Селеста могла позволить себе быть самой собой. И здесь все прекрасно знали, кто она есть на самом деле.

Селеста приветственно махнула рукой Брюнелле и медленно покружилась, снимая черную бархатную шаль, наброшенную на плечи, и демонстрируя свое модное, с пышной юбкой платье, сшитое из белого индийского штапеля.

– О-ля-ля, – на французский манер воскликнула Брюнелла. – Красота!

Она, не глядя, сунула поднос в руки слуге, пришедшему сюда за завтраком для кого-то из гостей.

Эстер бросила половник и поспешила обнять Селесту. Вслед за этим Селеста попала в объятия старого Арвида, который с незапамятных времен заправлял погребами Блайд-холла и умел готовить ликеры и консервировать овощи и фрукты как никто другой. Неизвестно, как долго могло бы продолжаться все это, если бы не Эстер. Она быстро навела на кухне порядок. Отослала Арвида за малиновым джемом, разогнала по местам горничных и широким жестом пригласила Селесту к столу.

– Садись и поешь настоящей еды, – сказала она. – Не каких-то там улиток.

Селеста не стала говорить, что, живя во Франции, полюбила улитки, о которых с таким презрением отозвалась Эстер, и уселась за стол.

– Пахнет великолепно, – сказала она.

На столе стояли длинные блюда с зажаренной, покрытой золотистой корочкой макрелью и котелки с дымящейся овсяной кашей. В глиняных горшочках матово блестела сметана, а рядом с ними высились на тарелках горы хрустящих горячих булочек с маслом. А в середине стола была установлена чаша с мелко нарезанной клубникой, которой, при желании, можно было посыпать эти булочки.

Селеста отвела глаза в сторону. После разговора с несчастным Эллери ей следовало бы потерять аппетит, но… она его не потеряла.

За столом слуги сидели по ранжиру: с одной стороны младшие садовники, конюхи и рассыльные; с другой – старшие и среди них отец Селесты с приглаженными, смоченными водой волосами. За последние годы волосы отца заметно поредели, а те, что остались, стали серыми от седины, но лицо его оставалось прежним, родным, знакомым до последней черточки. Всегда немногословный, теперь он говорил еще меньше и медленнее. Впрочем, после смерти жены ему и не с кем было особенно поговорить, и Селеста подумала о том, что хорошо бы ему найти женщину, которая будет любить и ухаживать за ним. Ведь он еще совсем не старый.

Ее взгляд невольно обратился к Эстер, которая медленно переворачивала вертел с ростбифом, умудряясь одновременно резать и раскладывать ломти хлеба. Эстер могла бы стать такой женщиной, но только не помешают ли этому воспоминания о матери Селесты, заправлявшей когда-то на этой самой кухне?

42
{"b":"7255","o":1}