ЛитМир - Электронная Библиотека

– Нет! – Затем осторожно встала на затекшие ноги. – Я отказываю вам, Гаррик Трокмортон, потому что вы – лжец!

– По долгу службы мне часто приходится лгать, – охотно согласился он, – но не было случая, чтобы я солгал тебе.

Голова вновь закружилась, и Селесте пришлось опереться о спинку стула, чтобы не упасть.

– Ты самый низкий, самый подлый лжец. Теперь я понимаю, зачем ты лгал мне о Стэнхоупе. Ты говоришь, что строил заговоры только против врагов. Но и против меня ты тоже плел интригу.

– Это слишком сильно сказано, – своим обычным холодным и ровным тоном ответил Трокмортон. – У тебя есть тому доказательства?

– Билеты до Парижа. Ежегодное пособие, – глядя ему в глаза, ответила Селеста.

На секунду он нахмурил брови. Затем его лицо стало совершенно бесстрастным. Трокмортон опять превратился в думающую машину.

А выходить замуж за машину Селеста не желала.

– Я – дочь садовника, – сказала она. – Гувернантка. Когда я начала мешать твоим планам относительно женитьбы Эллери, ты отослал меня в школу леди Бакнелл. Ты не должен был разрешать мне возвращаться обратно. Это было бы честнее, чем соблазнять меня.

Трокмортон ответил ей спокойно и рассудительно:

– В таком случае я потерял бы старшего садовника. А Эллери был бы безутешен.

– А о том, что у меня тоже есть сердце, ты не подумал? Ах, я и забыла, в самом деле, чего стоит судьба какой-то девчонки, если речь идет о таких важных вещах, как сад Трокмортонов или доброе самочувствие младшего брата!

Руки и ноги Селесты покалывало, как иголочками, – это кровь возвращалась в застоявшиеся, затекшие конечности. Болело и сердце Селесты, и она боялась смотреть на Гаррика или продолжать разговор с ним.

– Я вел себя не совсем правильно, согласен, – сказал Трокмортон. – Но это была не ложь… Не совсем ложь. И я предлагаю компенсацию за это.

– Не нужно, – ответила Селеста, разминая пальцы. – Ты уже предлагал мне… выйти за тебя замуж.

– Что я еще могу тебе предложить?

– Хм-м-м. – Она подошла к столу Гаррика, открыла верхний ящик и вытащила из него красный пакет. Посмотрела на него, прикидывая стоимость того, что лежало внутри. Ничего, когда у нее будет новая работа, она вернет Трокмортону его проклятые деньги, все, до последнего гроша.

– Желаю тебе сорваться с самой высокой крыши своего проклятого дворца и разбиться в лепешку. Правда, Может быть, тебе повезет, и ты упадешь на свое сердце, Гаррик. В таком случае ты поднимешься на ноги целым и невредимым.

Глава 25

– Но ты должна выйти за меня замуж. Мне еще никогда, ни с одной женщиной не было так хорошо, как с тобой. – И, не успев договорить, Трокмортон готов был уже убить себя за эти слова.

Селеста неподвижно стояла возле стула, держась за то спинку побелевшими от напряжения пальцами. Плечи гордо расправлены. Лицо бледное, напряженное. На губах – ее прелестных чувственных губах – застыла кривая усмешка.

– Этого, конечно, более чем достаточно для того, чтобы сделать меня счастливой.

Он редко так ошибался, но на этот раз вляпался по самые уши.

– Ты будешь счастлива, – сказал он. – Я позабочусь об этом.

– Сегодня утром ты едва не убил меня. – Селеста повернулась и медленно направилась к двери, но доги плохо ее слушались. – Боюсь, что с меня хватит и твоей доброты, и твоего счастья, – сказала Селеста.

Все развивалось так неожиданно, что даже сам Гаррик Стенли Брекенридж Трокмортон не знал – быть может, впервые в жизни, – как ему вести себя дальше. Задержать Селесту силой, усадить ее в кресло и разложить по полочкам все преимущества, которые сулит ей брак? Дать ей уйти и подождать, пока она сама пожалеет о своем отказе и вернется к нему уже по своей воле? Подхватить ее на руки и целовать, пока не растает весь лед, сковавший ее чувства? Увы, Гаррик понимал, что каждый из вариантов имеет свои изъяны, и потому не мог остановиться ни на одном из них. Нет, все это не то. Нужно искать какой-то другой, более подходящий способ вернуть ситуацию под свой контроль.

Наконец в его голове молнией сверкнула неплохая, как показалось Гаррику, мысль.

– Ты должна выйти за меня, – воскликнул он, – потому что нас видели вместе!

Она окинула его испепеляющим, не оставляющим никаких надежд взглядом.

Этот взгляд очень не понравился Гаррику, и он сделал было шаг в направлении Селесты, но его остановил стук шагов и шорох крахмальных юбок. В кабинет вошли Патриция и Эллери.

– Вот она. – Патриция указала на Селесту дрожащим пальцем и сказала, обращаясь к Трокмортону: – Это она хотела разлучить нас с Эллери. – И добавила, повернувшись на этот раз к Селесте: – Потому что вы сами влюблены в него!

Ах, какое неудачное время выбрал Эллери, чтобы разбираться со своей невестой! Мало было Трокмортону своих дел, так теперь изволь еще улаживать проблемы братца. Гаррик посмотрел на Эллери, не сводившего глаз с Патриции.

Она выглядела более оживленной, чем обычно, и, стоя рядом с Эллери, жадно ловила каждое его слово. Ничего, все должно уладиться. И Трокмортон сказал, испытывая при этом даже какое-то удовлетворение:

– Мне кажется, леди Патриция, что вам с Эллери лучше объясниться наедине.

Ему самому хотелось остаться наедине с Селестой, чтобы уладить вопрос с их замужеством. Он постарается убедить ее, если, конечно, сумеет подобрать нужные слова.

Патриция не обратила на Гаррика никакого внимания и подошла к Селесте.

– Я восхищалась вами, я верила вам, а вы меня обманули.

– Я вас не обманывала! – ответила Селеста.

Патриция осуждающе вскинула руку. Жест получился резким, не похожим на ее привычные, неуверенные движения.

– Нет, вы сделали это там, в оранжерее. Я открыла вам свое сердце, но вы и не подумали признаться, что Эллери избегает меня из-за вас самой!

Селеста сделала шаг навстречу разгневанной Патриции.

– Это была не ложь. Я просто не хотела огорчать вас.

– Совершенно верно, – подтвердил Трокмортон, который терпеть не мог подобные сцены.

– А вы не вмешивайтесь! – обернулась к нему Селеста.

Трокмортон умолк, довольный уже тем, что успел высказать свое мнение.

– Простите, – сказала Селеста. – С моей стороны было бесчестно пытаться увести вашего жениха, но я поплатилась за это. Думаю, вам станет легче, если вы будете знать об этом.

– Поплатилась! Да за такое предательство…

Этого Трокмортон стерпеть уже не мог.

– Вам не о чем волноваться, леди Патриция, – сказал он. – Я принял меры для того, чтобы отвлечь Селесту от Эллери.

– Это так, леди Патриция, успокойтесь. Мистер Трокмортон принял все меры для того, чтобы развести меня с Эллери: – Селеста мельком взглянула на Эллери, взмахнула ресницами и продолжила, повышая голос: – И Эллери мне больше не нужен. – Она повернулась к Трокмортону и закончила почти на крике: – мне вообще не нужен никто из этих подлых, лживых Трокмортонов! Пусть черти зажарят их в аду, как свиней, и подадут с гарниром на серебряном блюде!

– Мне Трокмортоны тоже не нужны! Я тоже хочу, чтобы они сгорели в аду! – присоединилась к ней Патриция.

– Дамы, подождите… – начал Трокмортон.

Дамы даже не взглянули в его сторону. Шурша шелком и накрахмаленными юбками, они дружно ринулись к двери, причем каждая из них старалась выбежать первой. Забег выиграла Патриция: во-первых, у нее ноги были длинней, а во-вторых, Селеста второпях наступила себе самой на юбку.

Трокмортон растерянно уставился на распахнутую дверь кабинета, за которой исчезли разгневанные дамы.

– Что ни делается, все к лучшему, – пробурчал Эллери. Он стоял, прислонившись к шкафчику с бутылками, скрестив ноги и руки, глядя на Трокмортона, словно на извивающуюся меж камней змею.

Трокмортону этот взгляд был крайне неприятен.

– Когда тебя выгонят из шпионов, ты можешь вполне стать политиком, – заметил Эллери.

Трокмортон застыл, словно громом пораженный. Неужели всем уже известно, чем имений он занимается?

57
{"b":"7255","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Щегол
Палатка с красным крестом
Говорите ясно и убедительно
BIANCA
Всеобщая история любви
Время Березовского
Сделай сам. Все виды работ для домашнего мастера
Наше будущее