ЛитМир - Электронная Библиотека

Леди Филберта кивнула Милфорду, словно давая молчаливое обещание.

– Иди, дочка, – сказал тогда Милфорд и легонько подтолкнул Селесту в спину. – Я здесь и без тебя управлюсь.

Селеста обиженно поплелась вперед и, нагнав леди Филберту, пошла с ней рядом.

Стоял чудесный день; такие дни бывают только летом, только в Саффолке, и только после дождя. Дорожки, посыпанные гравием, высыхали прямо на глазах, умытые листья деревьев чуть слышно трепетали на легком ветерке, а цветы щедро наполняли воздух своим тонким ароматом.

– После этого дождя мой радикулит снова разыгрался, – сказала леди Филберта. – Поэтому пойдем к дому.

– Как пожелаете, миледи, – хмуро ответила Селеста.

А самой леди Филберте захотелось рассмеяться в ответ. Ах, молодежь, молодежь! Все на свете превращают в драму и не могут выпутаться из самых простых ситуаций! Но ничего, от этого есть прекрасное лекарство – замужество. Главное – выдать девушку замуж, а там она сама научится управлять странным и непонятным существом – мужчиной.

Они свернули на широкую дубовую аллею, ведущую к Блайд-холлу.

– Я просто хотела сказать, что очень благодарна тебе, Селеста. Ведь ты воспитываешь моих внучек, пропалываешь мой сад… – Она немного подождала, разжигая в Селесте любопытство, и только после этого продолжила: – Ты такая трудолюбивая. Даже по ночам не отдыхаешь, спишь с моим сыном.

– Миледи!.. – вспыхнула Селеста и тут же погасла.

– Ты даже представить себе не можешь, как я была бы рада принять тебя в нашу семью, – сказала леди Филберта, беря Селесту за руку. – Нам очень нужна свежая кровь и свежие мысли.

Селеста не отпрянула в сторону – уважение к пожилым людям было воспитано в ней с детства, – но только подобралась и спокойно, сухо ответила:

– Простите, миледи, но я не желаю выходить за вашего сына. – Она немного подумала и уточнила: – Ни за одного из ваших сыновей.

– Эллери не в счет, с ним все понятно. Но Гаррик…

Селеста поморщилась и коротко ответила:

– Нет.

Леди Филберта махнула рукой в сторону дома, крыша которого виднелась над ветвями деревьев.

– Прекрасный дом. Я очень привыкла к нему, но ты можешь перестроить его, если захочешь.

– Я не собираюсь выходить за вашего сына. – Селеста вновь задумалась, и леди Филберте, разумеется, хотелось бы знать, о чем именно. – Но я очень благодарна вам за ваше предложение, – добавила она наконец.

Не так уж часто леди Филберта могла с выгодой использовать свой преклонный возраст, но сейчас был именно тот случай, когда можно безбоязненно задать любой вопрос.

– А почему ты не хочешь выйти замуж за моего сына? За Гаррика, разумеется, а не за Эллери.

– Благодарю, вы очень добры, леди Филберта. Но при всем уважении к вам должна заметить, что ваш Гаррик – лжец.

– Лжец? Правда? – удивилась леди Филберта. – А в чем именно он тебе солгал?

– Делал все, чтобы я поверила в то, что он меня уважает, что я ему нравлюсь, а сам собирается отослать меня назад, в Париж.

Леди Филберта благоразумно промолчала.

– Я уезжаю, – покачала головой Селеста.

– Назад, в Париж? – удивленно воскликнула леди Филберта. – Теперь? После вчерашней ночи?

Селеста отвернулась в сторону и сглотнула.

– То, что случилось прошлой ночью, никого не касается.

– Но должно, очень сильно должно касаться Гаррика. А он заперся на целый день у себя в кабинете. И меня это тоже касается, между прочим, особенно если ты забеременеешь.

Селеста споткнулась и едва не упала.

Леди Филберта подхватила ее под руку и тревожно спросила:

– Боже, дорогая, с тобой все в порядке?

– Да, конечно, – глубоко вздохнула Селеста. – Просто я не подумала…

– А теперь подумай. И не говори, что у вас с Гарриком это случилось всего один раз. С первого раза все только и начинается.

– Это было больше, чем один… – начала Селеста. – Но поверьте, что если даже… то я…

– Что?

– Не знаю, но о ребенке я сама сумею позаботиться.

– Выходи за Гаррика, – посоветовала леди Филберта. – Я не хочу, чтобы кто-то из моих внуков был незаконнорожденный.

Они подошли к самому дому, и Селеста, подняв голову, посмотрела на окно кабинета, принадлежавшего Гаррику. Кулаки ее непроизвольно сжимались и разжимались. Леди Филберта оперлась на трость и молча, внимательно наблюдала за Селестой.

Селеста наклонилась, подняла с дорожки пригоршню гравия, выбрала самый крупный камень и запустила его в окно Гаррика. Стекло, зазвенев, рассыпалось вдребезги.

Леди Филберта глубоко вздохнула.

Селеста продолжала бросать камни один за другим, часть из них ударялась о стену, но чаще она попадала, выбивая осколки стекла, торчащие в оконной раме. На секунду остановилась, чтобы смахнуть со щеки слезинку, и бросила новый камень. Наконец, сообразив, что она делает, Селеста уронила на землю оставшиеся у нее камни и принялась удивленно рассматривать собственные руки.

Леди Филберта, взволнованная столь простым и сильным проявлением чувств, протянула Селесте свой носовой платок.

Селеста приняла его с достоинством королевы и вытерла платком глаза, а затем и нос.

– Теперь тебе должно полегчать, – сказала леди Филберта. – Представляю себе Гаррика. Наверняка забился в угол с пистолетом в руке и пытается понять, кто это на него напал. Может быть, помашем ему?

– Извозчики в Париже пользуются одним жестом, который считается крайне неприличным, – ответила Селеста, глядя на леди Филберту горящими глазами. – Но к данной ситуации он подходит как нельзя лучше.

Леди Филберта громко рассмеялась. Ей нравилась эта девочка, черт побери! Она взяла Селесту за руку и повела дальше.

– Гаррик, конечно, привык командовать, – сказала она, – но в данном случае ты и сама отчасти виновата. Мужчины, они такие – дай им палец, всю руку откусят.

Селеста улыбнулась, хотя и не очень любезно.

– Что ты собираешься делать в Париже? – спросила леди Филберта.

– Пока точно не знаю, но надеюсь, что сумею заработать себе на жизнь. А твердо уверена я только в одном – в том, что никогда больше не стану полагаться на мужчин.

– Не думаю, что это мудро – никогда и никому не верить.

– Возможно, вы правы. А так… Что ж, я могу устроиться гувернанткой или преподавательницей иностранных языков. Могу даже стать куртизанкой.

Леди Филберта представила свой предстоящий разговор с Гарриком и мысленно потерла руки.

– Ты, конечно, очень хорошенькая, но ведь сама сказала, что не намерена впредь верить никому из мужчин.

– Это будет деловое соглашение, – ответила Селеста, искоса взглянув на леди Филберту. – В Париже я насмотрелась на такие игры.

Леди Филберта посмотрела на входную дверь, представила себе разговор, который ее ожидает впереди.

– Боюсь, что на самом деле тебе это может не понравиться, – заметила она.

Селеста повела в ответ плечом:

– Почему? Будет мужчина, который снимет для меня роскошные апартаменты, будет покупать мне красивые платья, оплачивать мои счета, но это не значит, что он будет иметь надо мной власть. Наверняка, выбирая его, я не буду думать… – Она запнулась. – А может быть, и буду… Почему это должно меня волновать?

– Некоторых женщин волнует. От отчаяния, я полагаю.

– Наверное, – ответила Селеста, распрямляя спину. – Хорошо. Наверное, это и правда неудачная идея. Пожалуй, я лучше буду готовить молодых жен и новых посланников к жизни среди дипломатов. Ведь, вступая в этот сложный мир, ты должен знать, кому можно верить, а кто продаст тебя за медный грош. Дипломатия не такая простая наука, как вы думаете, миледи.

Леди Филберта была в восторге от того, что именно Селеста покорила сердце Гаррика. Эта девушка была умна, красива и в то же время необыкновенно проста и естественна. А то, что Селеста хотя бы понимает, насколько непросты политические игры, позволит включить ее в семейный бизнес, как в легальный, так и в тайный.

И Гаррик умудрился едва не испортить такую партию! Придется ему помочь.

59
{"b":"7255","o":1}