ЛитМир - Электронная Библиотека

Селеста уперлась ладонями в грудь Гаррика и медленно выпрямилась, сидя на кровати.

– Ты в самом деле болван! Настоящая любовь не улетает при первом же ветерке. Конечно, я люблю тебя.

Он тоже сел на кровати – быстро, одним рывком.

– Так ты простишь меня? Дашь мне шанс? Выйдешь за меня замуж?

Селеста вспомнила о том, как холодно и расчетливо соблазнил ее Трокмортон, и нахмурилась. А затем вспомнила о танцах в темном бальном зале на лунной дорожке. О поцелуях под звездным небом. О той незабываемой ночи в оранжерее.

Она знала о том, что внутри Гаррика живут жестокий бизнесмен и коварный шпион, и если дать им волю, они превратят его в чудовище, которое без колебаний использует людей, чтобы затем отбросить их в сторону, как ненужную вещь. Но, помимо бизнесмена и шпиона, в душе Гаррика живет еще один человек – страстный, благородный и… нежный. Если Селеста примет предложение Гаррика, она должна быть готова ко встрече со всеми его сторонами. Она должна быть готова к тому, что Гаррик станет делать то, что сочтет полезным и нужным для нее, не спрашивая ее желания. А еще он станет любить и баловать ее, потому что прежняя жизнь всегда будет казаться ему бессмысленной и пресной.

Даст ли она ему шанс доказать, что он любит ее?

Даст. Это Селеста знала еще до того, как Гаррик поверил в то, что это возможно.

Но сможет ли она простить Гаррику его предательство?

Очевидно, да. Ведь она любит его.

Селеста толкнула ладонью в грудь Гаррика, уложила его на спину и ответила, наклонившись над ним:

– Я выбираю тебя, Гаррик Трокмортон.

Он еще сильнее запрокинул голову назад и рассмеялся – звучно, громко, так, как не позволял себе смеяться уже много-много лет.

Селеста поцеловала смеющиеся губы Гаррика. Разумеется, он не обратил внимания на то, что она сказала ему «выбираю тебя», ведь он считал, что сам добился Селесты, и был несказанно горд этим.

Не переставая смеяться, Гаррик крепко поцеловал Селесту, провел ладонями по ее телу.

– Дверь заперта? – спросил он.

– Ты думаешь, я спятила? Конечно, нет!

– Так запри ее.

– Нет, – не совсем уверенно возразила она. Гаррик нежно провел по волосам Селесты.

– А я-то думал, что стоит мне сказать о том, что я люблю тебя, как ты тут же бросишься в мои объятия, чтобы остаться со мной навсегда.

– Ты слишком самоуверен.

Он погладил кончиком пальца мочку ее уха.

– Добившись такой женщины, как ты, я могу позволить себе быть самоуверенным.

Он крепче прижал ее к себе и прошептал между поцелуями:

– Дверь.

– Не заперта.

– Я сам пойду и запру ее.

Селеста удержала его, не давая подняться.

– Мистер и миссис Джекмен и так были смущены, когда я настояла на том, что сама займусь твоими ранами.

– Ты просто хотела заставить меня помучиться, верно?

– Ты ранен, – ласково сказала Селеста, погладив его щеку. – Тебе нельзя двигаться.

– Мы потихоньку.

– Какой смысл заниматься этим потихоньку? Гаррик пристально посмотрел на нее, словно желая убедиться в том, что Селеста не уступит, а затем резко переменил тему.

– Эллери собирается стать шпионом, – сказал он.

– Из него получится хороший шпион, это я тебе уже говорила. – Селеста провела кончиками пальцев по обнаженной груди Гаррика. – А как насчет леди Патриции?

Гаррик перенес все свое внимание на платье Селесты и принялся быстро, ловко расстегивать на нем пуговицы.

– Патриция выходит замуж за Эллери и, следовательно, тоже станет шпионкой.

– Хорошо, – выдохнула Селеста, и было непонятно, к чему больше относилось это замечание – к дальнейшим планам Патриции и Эллери или к пуговицам на ее платье.

– Если мистер и миссис Джекмен войдут сюда, они в любом случае будут шокированы, – пробормотал Гаррик, медленно целуя Селесту в губы. – Знаешь, мне в голову пришла мысль повесить у нас с тобой в спальне качели. Что скажешь?

– Скажу, что ты очень извращенный мужчина. – Она помолчала, раздумывая о том, что в идее Гаррика насчет качелей что-то есть, и стараясь одновременно не замечать того, как его пальцы снимают с ее плеча бретельки нижней рубашки. – А как мы объясним детям, зачем нам понадобились качели в спальне?

– Дети ладно. Скажи лучше, как я это объясню своей матери.

– О-о… Я полагаю, что леди Филберта сама обо всем догадается.

– Я сделаю тебя счастливой, – торжественно произнес Гаррик. – И никогда не предам.

– Еще бы, – улыбнулась Селеста, – ведь ты знаешь, как я умею обращаться с винтовкой.

– Дверь…

– Заперта. И была заперта все это время.

69
{"b":"7255","o":1}