ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я придаю им не большее значение, чем любой другой представитель английской знати.

Словно зрители на теннисном корте, дети дружно повернули головы в сторону отца.

— Ваша знать и себе придает слишком большое значение.

— Пусть так, но в этом мире живут Робби и Лейла, — Шарлотта подалась вперед и постучала пальцем по столу, — мире беспощадном, который уже ощетинился против них из-за их необычного прошлого. Любая оплошность будет замечена и осмеяна людьми их круга, а уж я-то знаю, что люди их круга могут быть очень жестокими.

Теперь и Винтер наклонился вперед и, испепеляя Шарлотту взглядом, выкрикнул:

— Я никому не позволю смеяться над ними!

— Каким образом? Зададите трепку ровесникам сына? Прокрадетесь в будуар к девушке-дебютантке и запретите ей смеяться?

— Папа, мне тут не нравится. Давай уедем домой, — захныкала Лейла.

Дрожащий голосок девочки отрезвил Шарлотту. Как бы она сама ни переживала, она не в праве передавать свою тревогу невинному ребенку. Даже если ее собственный опыт оказался плачевным.

Девушка взяла в руки ладошку Лейлы.

— Голубушка, ты станешь настоящей красавицей. Другие девочки будут тебе завидовать.

Ребенок шмыгнул носом и неуверенно улыбнулся. Но Робби, под стать отцу, сурово хмурился. А тот… Тот сидел, скрестив на груди руки и вперив в Шарлотту гневный взгляд.

— Эту сцену устроили вы!

Сохраняя достоинство, Шарлотта опустила руку девочки на стол и погладила ее.

— Возможно, мои слова были жестоки, но вы…

— Я рассуждаю здраво. И разумно, — его акцент заметно усилился. — Как мужчина.

Чтобы сгоряча не повысить голос, Шарлотта вынуждена была задержать дыхание и лишь спустя мгновение отвечала:

— По моим наблюдениям, пол никак не влияет на разум и здравый смысл.

— По вашим наблюдениям! Да что вы видели в этой жизни? Где успели побывать?

Как он может упрекать ее в этом? Она ли виновата, что никогда не располагала собой? Откуда ему знать, что тяжкие испытания превратили ее жизнь в сплошную безрадостную обязанность?

— Вы правы, милорд. Я преклоняюсь перед вашей мудростью. Расскажите же нам, чем мужчины и женщины других стран отличаются от жителей Англии.

Девушка ждала, что последует дежурная фраза о том, что женщины других стран знают свое место…

— Вы забываетесь, мисс леди Шарлотта, — только и сказал Винтер.

Он был неправ, он не знал меры и заставлял детей нервничать. А она, гувернантка, должна беспрекословно ему подчиняться. Что ж, так и будет, ей не привыкать. Но… гнев вспыхнул в груди и залил краской лицо. Шарлотта знала, что природная бледность ее выдала. И все же, призвав на помощь всю свою выдержку, она ответила:

— Меня наняли воспитывать этих детей, а вы мне мешаете. Если мы не достигнем какого-то компромисса…

— Я не иду на компромиссы, — отрезал Винтер.

— Вот как? — Поддавшись минутному порыву, девушка отодвинула стул и бросила салфетку на стол. — В таком случае не вижу смысла в моем пребывании в этом доме. Желаю преуспеть в поисках гувернантки, которая будет в точности отвечать всем вашим требованиям.

И с гордостью и грацией (видела бы ее леди Раскин!) Шарлотта развернулась и зашагала прочь.

Глава 8

Лишь у самой лестницы Шарлотта остановилась и оперлась о резные перила. Как она объяснит случившееся Ханне и Памелле? Она вышла из себя, потеряла рассудок и самообладание из-за мужчины и его… его грубости! Да-да, вовсе не его обаяние лишило ее покоя. И какая, в сущности, теперь разница? Никогда раньше она не устраивала сцен, как бы ее ни провоцировали. И это на глазах у детей! Если сама мисс Присс повела себя вызывающе, они имеют полное право думать о ней что угодно!

И это при том, что Шарлотта ночей не спала, обдумывая, как с максимальным успехом ввести этих крошек в английское общество. Теперь же их некому будет наставлять, и сама она подала на прощание дурной пример. Дети поверили ей, а она их предала. Более того — как она могла забыться настолько, чтобы отказаться от работы, которая была ей так необходима? Она лгала Адорне, обещая успех, а школа потеряет сто фунтов за подбор гувернантки, то есть под вопросом находится будущее их общего с подругами предприятия!

Деревянные края перил больно врезались в ладонь, а Шарлотта все не отпускала их. Другой рукой она достала из рукава платок и промокнула набежавшие слезы. Досадно было сознавать, что она потеряла голову, какой бы ни была тому причина. Но поддаться на провокацию мужчины! Что может быть более унизительным?

Дверь, ведущая на террасу, хлопнула так, что задрожали текла в рамах, и Шарлотта поспешно спрятала платок. Раздался стук детских каблучков по деревянному полу. Лейла.

Или Робби. Мысль о том, что кто-либо из детей может увидев ее в подобном состоянии, толкнула ее вверх по ступенькам собравшись с силами, девушка расправила плечи и гордо подняла голову.

За спиной раздался голосок Лейлы:

— Мисс леди Шарлотта! Пойдемте скорее!

— Я не могу, Лейла, мне нужно собираться, — не оборачиваясь, бросила девушка через плечо.

Бесхитростное дитя и раньше не видело проку в намеках и двусмысленностях, тем более трудно было оценить их пользу сейчас. Лейла взлетела вверх по ступенькам и сжала руку Шарлотты в своих:

— Пойдемте же! Скорее!

Девушка взглянула на прижавшегося к ней ребенка, на худенькое личико, светившееся страстной надеждой. И сердце Шарлотты сжалось. Как же она оставит эту девочку? Лейла была похожа на хрупкое деревце, которое нужно холить и лелеять, чтобы однажды оно стало гордостью всего сада Шарлотта знала, что ни одна другая гувернантка не проникнется настолько потребностями девочки. Она сделала несколько шагов вниз. Но она не склонится перед грубостью этого животного — Винтера. Девушка остановилась.

— Ну же! — Лейла настойчиво тянула ее за руку, для маленького ребенка проявляя незаурядную силу. Шарлотта неохотно шла следом, терзаясь в душе. Ей не хотелось уезжать, но как она сейчас посмотрит в глаза Винтеру? При дневном свете он в два счета поймет, что она плакала.

Вот и дверь, а за ней — залитая солнцем терраса. Лейла, должно быть, почувствовала сомнения Шарлотты, потому что потащила ее к двери с удвоенной силой.

— Смотрите! — взволнованно крикнула она. Девушка подняла глаза. И близость противника вновь заставила ее воинственно вскинуть голову.

Он сидел за столом, с салфеткой на коленях, выставив вперед подбородок и скрестив на груди руки. С таким видом, словно вина за ссору лежала всецело на Шарлотте, он раздраженно спросил ее:

— Ну, мисс Далрампл? Ударитесь в бегство или все же останетесь учить нас?

Шарлотта подобралась, готовясь отразить новое оскорбление но что-то в его словах привлекло внимание девушки. Это «нас»… Он сказал: «учить нас». Одним единственным словом Винтер дал понять, что готов выполнять ее указания. И неважно, кого он станет винить в случившемся: любая обида будет с лихвой окуплена возможностью подчинить его своей воле. И, конечно же, она сохранит работу, угодит Адорне, спасет школу и поможет детям. Вот что действительно имело значение.

— Мисс леди Шарлотта… — заискивающим голоском позвала Лейла.

Робби с очень серьезным видом стоял у отодвинутого для нее стула.

Шарлотта помедлила, и, пригладив Лейле волосы, села.

— Спасибо, Робби! — с улыбкой поблагодарила она мальчика.

Откуда ни возьмись, появились слуги, по знаку Шарлотты убрали суп и подали холодный, нарезанный ломтиками ростбиф с жареными грибами, корзинку с теплыми душистыми хлебцами и овсяный пудинг. На этот раз слуги откланялись еще более поспешно, ибо золотое правило гласило: «держись подальше, если хозяин не в духе».

А Винтер был явно не в духе. Похоже, Шарлотте придется взять на себя роль взрослого за столом, что, впрочем, и не Удивительно. Со всей учтивостью она сказала:

Милорд, поскольку мы не ждали вас к обеду, блюда подобраны сообразно незрелому детскому пищеварению с учетом неопытности в обращении со столовыми приборами.

15
{"b":"7256","o":1}