ЛитМир - Электронная Библиотека

Винтер опешил. Так вот что задумала мать. Он знал, что виконтесса что-то замышляет, но такое… Гнев вскипел у него в груди. По неподдельному ужасу Шарлотты он понял, что в планы матери она посвящена не была. Что и говорить, она смотрела на него, как на тигра, приготовившегося к прыжку. И Винтер доставил себе удовольствие напутать девушку еще больше, вперив в нее хищный взгляд.

Не выдержав напряжения, Шарлотта отвела глаза. Сделав еще глоток бренди, на удивление спокойным голосом она ответила:

— Я понимаю вашу озабоченность манерами лорда Раскина, но полагаю, что не подхожу для этой работы. Почему бы вам не нанять ему учителя?

Тот факт, что Шарлотта тотчас же согласилась, что ему нужен наставник, еще больше разозлил Винтера.

— Где вы видели мужчину, готового выслушивать нравоучения от представителя своего пола? — покачала головой Адорна. — Из этого ничего не выйдет.

— А как же мальчики? — заупрямилась Шарлотта.

— Но Винтер взрослый мужчина. Посмотрите, как он реагирует на малейшее замечание лорда Бакнелла!

Бакнелл! Винтер фыркнул. Этот надутый старый маразматик!

— Пожалуйста, — виконтесса жестом указала на сына. — Разве джентльмены фыркают в присутствии дам?

Винтер фыркнул еще громче.

— Но у мужчин есть множество занятий, о которых я понятия не имею. Они ходят в клубы, на скачки. Взять хотя бы комнаты для курения, — теперь Шарлотта глотала бренди довольно свободно, и щеки у нее раскраснелись. — Как я смогу наставлять его в этих вопросах?

Винтер отметил, что голос девушки смягчился. Глядишь, матери удастся ее убедить. А что он? Будет слушаться эту зазнайку? Он и так пошел на большие уступки, чтобы вернуть ее сегодня на террасу. Если бы не расстроенные лица детей, он бы ни за что не сдался.

— Шарлотта, вы успели достаточно хорошо узнать Винтера, чтобы согласиться, что не его манеры представляют главную проблему.

Адорна должно быть прочитала вопрос в глазах девушки, так как поспешила пояснить:

— Он ведь вырос в Англии, и какие-то основы у него есть. Потребуется, конечно, небольшая корректировка.

— Если это так, — Шарлотта устремила на молодого человека ледяной взгляд, — то его беспардонные выходки — не что иное, как мальчишеская потребность в дополнительном внимании. И в этом случае ему поможет не гувернантка, а самодисциплина.

— Или человек, который доходчиво объяснит, — процедил сквозь зубы Винтер, — почему благородное английское общество жить не может без глупого жеманства.

— Шарлотта, милая! — вмешалась Адорна прежде, чем молодые люди успели наговорить друг другу новых колкостей. — Вы должны понять, что ему не хватает светского лоска. Он не ориентируется в нюансах. Как одеваться…

— Неудобно, — вставил Винтер.

— … что и когда следует говорить. Он слишком…

— Прямодушен, — снова перебил молодой человек.

— … откровенен в своих суждениях, — Адорна выразительно посмотрела на сына.

— Дети начали делать первые успехи. Если сейчас сократить время нашего общения с ними, это нанесет непоправимый ущерб, — твердо сказала Шарлотта.

Ах, Шарлотта! Если бы она знала, как притягательна она была в этот момент для Винтера! Эта ямочка на подбородке и нежный овал лица могли принадлежать лишь женщине мягкого нрава. Как не вязались с ними ее холодный взгляд и железная выдержка! И все же, говоря о его детях, девушка не могла кривить душой. Они были для нее не просто воспитанниками, а бесценным сокровищем, которое она ревностно оберегала от невзгод. Догадывалась ли Шарлотта, какое очарование придавала ей доброта?

Вряд ли. Иначе она бы глубоко спрятала свои истинные душевные качества, так и не позволив Винтеру узнать о них. Возможно, именно так она поступала в семьях предыдущих воспитанников, иначе бы мать семейства отдала предпочтение другой, более сдержанной особе.

— Я удерживала его от развлечений, боясь скандала, но скоро он должен появиться в свете. Поползли противные слухи, и если мы безотлагательно не примем мер, исправлять ситуацию будет поздно, О какой репутации может идти речь, если Винтер отправит пару кокетливых барышень за нравоучениями к отцу? Или назовет игру в вист пустой тратой времени.

Или упрекнет знатного господина в чрезмерном пристрастии к спиртному, — Адорна поежилась.

Винтер задумчиво смотрел на мать. Происходящее начинало его занимать. Обеспокоенность дам становилась ему понятна. Действительно, навыки светского общения понадобятся ему в ближайшее время. Во время проверки учетной документации «Судоходства Раскина» он обнаружил небольшую утечку прибыли, которая, правду сказать, не нанесла серьезного ущерба процветанию компании. Но теперь Винтер не успокоится, пока не найдет вора.

Бесспорно, мать права: советы Шарлотты не будут ему в тягость. Винтера восхищало ее идеальное чувство такта, серьезность, с которой она посвящала детей в нелепые тонкости английского этикета, не говоря уже об этой ямочке на подбородке.

— Сейчас мне приходится бывать в городе каждый день, — напомнил Винтер, — так что занятия, в любом случае, придется перенести на вечернее время, когда дети уже в постели.

Адорна бросила на сына одобрительный взгляд. Ну, конечно, она бы справилась с ним! Вслух она обратилась к Шарлотте:

— А это значит, что продолжительность вашего рабочего дня увеличится. Но мы предоставим вам дополнительный выходной, полдня в неделю, и, конечно, увеличим жалованье.

Шарлотта побледнела и опустила глаза, чтобы скрыть свои переживания. Соблазн был велик. Деньги много значили для женщины, которой приходилось самой пробиваться в жизни. И леди Раскин это прекрасно понимала.

Своим грудным, таким убедительным голосом Адорна добавила:

— Шарлотта, милая, я и пришла в Школу гувернанток затем, чтобы подыскать Винтеру кого-нибудь вроде вас. Винтер — носитель родового имени, и высший свет рано или поздно предъявит ему свои требования.

Как же раздражало Винтера постоянное напоминание о том, что люди, добившиеся положения в обществе своим трудом, все равно уступают в «породистости» праздным господам, а владельцы древних родословных просто святы, невзирая на их истинную человеческую ценность! Если бы так рассуждали люди пустыни, солнце и ветер давно бы выбелили их кости. Но, похоже, от родовитого англичанина нельзя ожидать и десятой доли ума и проницательности обычного бедуина — человека, который завоевывал себе место под солнцем собственной смекалкой, силой и волей к жизни. Адорна перевела дыхание и продолжила:

— Если Винтер будет вести себя в том же духе, даже мои связи не спасут его от неизбежного провала, а это пагубно скажется на будущем детей.

— Нечестно… — пробормотала Шарлотта.

Она имела в виду, что нечестно использовать детей в качестве аргумента, но Адорна сделала вид, что не поняла ее:

— Да, это несправедливо, но это правда. И потом, вам ведь не придется обучать его всю оставшуюся жизнь — только до приезда гостей из Сереминии.

Шарлотта задумчиво водила пальцем по краю бокала. Винтер любовался ее изящными руками, такими тонкими и ухоженными. Его внимание привлекло скромное золотое кольцо, поблескивавшее на указательном пальце девушки. Что это — памятный подарок возлюбленного? Он брякнул первое, что пришло на ум:

— А где вы взяли это кольцо, мисс леди Шарлотта?

Даже виконтессу этот нелепый вопрос застал врасплох.

— Не уходи от темы, Винтер, — одернула она сына.

— Это обручальное кольцо матери, — Шарлотта погладила его кончиком пальца. — Я не украла его, если вы это имеете в виду.

Обескураженный прямотой девушки, Винтер вспыхнул:

— Ну, нет! На воровство вы не способны.

— Если вы действительно так думаете, — заметила Шарлотта, — постарайтесь в будущем не задавать вопросов таким обвинительном тоном.

— Вы, как всегда, правы, — угрюмо кивнул Винтер. Довольная собой Адорна рассмеялась:

— Вот видите? Я знала, что у вас получится. Дорогая моя, если вас не заботит моя репутация, прошу вас, сделайте это ради английской короны! Мы ни в коем случае не должны упасть лицом в грязь перед гостями из Сереминии.

18
{"b":"7256","o":1}