ЛитМир - Электронная Библиотека

Вопрос мимо воли сорвался с уст девушки:

— Каким образом?

— В то время как мать особенно нуждалась в моей поддержке и заботе, я думал только о себе.

Шарлотте хотелось заткнуть уши. Если Винтер будет продолжать в том же духе, в ее душе может зародиться уважение.

— Несмотря на молодость и безрассудство, я понимал, что своим побегом отца я все равно не верну. Более того, мой поступок огорчил бы человека, которого я боготворил. Но я использовал его смерть как оправдание для воплощения собственных желаний. Я отправился на поиски приключений.

«Стань снова бессердечным варваром, — хотелось сказать Шарлотте. — Будь, как раньше, отвратительным и грубым. Спрячь свою ранимую душу, чтобы я оставалась добропорядочной гувернанткой и не проявляла неприличного интереса к отцу своих воспитанников».

А ведь интерес был именно таким! Взгляд девушки невольно скользнул по расслабленной фигуре молодого человека. О, нет, это совершенно недопустимо!

— Я рисовал в своем воображении одиссею, а попал в серьезную переделку. И я решил бежать обратно в Англию, как только корабль причалит к берегу. — Винтер горестно улыбнулся. — Все так и случилось бы, если бы не…

Молодой человек замолчал, и Шарлотта не удержалась:

— Если бы не что?

— Если бы не пираты, — Винтер сел, устремив перед собой задумчивый взгляд карих глаз. — Они вынырнули из темноты и напали на корабль. Заставили меня помогать им перетаскивать награбленное добро, а потом забрали с собой. Я был видным малым.

— Да, я помню, — отозвалась Шарлотта. Молодой человек встрепенулся:

— Мы встречались раньше?

— Я видела ваш портрет в галерее, — нашлась девушка, едва не раскрыв тайну их былого соседства.

— Ах, да…

Что-то в ее ответе как будто насторожило Винтера, поэтому Шарлотта поспешила вернуться к повествованию:

— И что же пираты?

— Пираты… Они хотели продать меня на рынке в Александрии. Я сорвал их планы: отточил нож и распорол себе щеку.

Девушка потрясенно разглядывала шрам на лице молодого человека.

— Мне бы не хватило духу.

— Вам? Хватило бы, мисс леди Шарлотта. Еще как хватило бы, — встав на колени, Винтер подался вперед, пристально вглядываясь в глаза девушки. — Вы бы пошли на все, чтобы спасти свою честь. Я в этом уверен.

Зато Шарлотта подобной уверенности не разделяла.

— А вы? Что же случилось с вами дальше?

— Злодеи решили отомстить. — Молодой человек встал и поднял руку, сжатую в кулак. — Я обхитрил их, помешав заработать кучу денег. И они продали меня бедуину… чистить верблюдов.

Молодой человек уронил кулак и последние слова произнес с такой жалкой гримасой, что Шарлотта не сдержала улыбки.

— Я должен был заботиться о пяти отвратительных, вонючих, плюющихся тварях. Такой удар для юноши из богатой английской семьи, отправившегося на поиски приключений! В этом составе — старик Бараках, верблюды и я — мы начали свой путь через пустыню. На второй день я сбежал.

Девушка подалась вперед, впитывая в себя каждое слово.

— Милорд, я читала, что пустыня беспощадна к одиноким странникам.

Винтер покачал головой, словно удивляясь своему юношескому безрассудству.

— И это верно, мисс леди Шарлотта. Днем зной стоял такой… Вы себе не представляете. Солнце вдавливало меня в песок, а пот высыхал, едва выступив, солью скапливаясь на бровях. А вокруг пески, без конца и края. Каждая новая дюна ничем не отличалась от предыдущей, не отличалась от следующей. — Молодой человек приложил ладонь ко лбу, словно вглядываясь вдаль. — Я думал, что сумею вернуться в гавань, но заблудился, заблудился безнадежно, когда… — Словно выдохшись, Винтер замолчал и улегся на живот. — Шарлотта, я так долго говорил о себе, а вы учили меня, что это невежливо.

— Глупости! Вы же не можете прервать рассказ сейчас!

В тот момент, когда эти слова вылетали у нее из уст, Шарлотта уже знала, что Винтер ее поймал. И знала также, что ей нет до этого никакого дела. Она непременно должна услышать историк» до конца.

Подперев голову руками, молодой человек пристально смотрел на нее.

— Шарлотта, у вас есть родственники, которые могли бы о вас позаботиться?

«Шарлотта». Он назвал ее Шарлоттой. Не прежним милым, но все же уважительным прозвищем, а по имени. Это могло означать либо теплое дружеское отношение, либо пренебрежение. И то и другое было недопустимо. Сжав лежавшую поверх тетради ладонь в кулак, девушка не сводила глаз с побелевших костяшек. Нет, она будет крайне осторожна.

— У меня нет близких родственников. Прошу вас, расскажите, что же случилось дальше!

— А других людей, с которыми бы вас связывали близкие отношения?

— Есть друзья. Хорошие друзья.

— А любимый мужчина?

Как же невинно звучал его голос! Но Шарлотта знала: Винтер столь же невинен, как райский змий. Даже на полу растянулся, как змея. Девушка подняла с пола туфли, взяла тетрадь и встала. Обойдя лежавшего на полу молодого человека, направилась к двери. Прочь от уютного очага, от запаха тающего воска свечей, от обмана, коварства и похоти, имя которым — Винтер, виконт Раскин.

Она уже была на пороге, когда за спиной прозвучало:

— Я был почти мертв, когда старик нашел меня. Шарлотта, замешкавшись, водила обтянутой чулком ножкой по гладкому паркету.

— В действительности почтенный Бараках не терял меня из виду, — продолжал молодой человек. — Он шел за мной через пески, пока я не отказался от мысли, что сам смогу найти дорогу. Тогда он меня подобрал.

Не надо бы ей оглядываться… Ведь только что все ее подозрения в отношении виконта нашли свое подтверждение.

— В ту ночь он привязал меня к седлу верблюда и сказал, что я его должник, потому что пустыня не оставляет безнаказанным ни одного беглеца.

Шарлотта не тешила себя иллюзиями. Она знала, что если уйдет сейчас, то продолжения рассказа никогда больше не услышит. Винтер умел быть жестоким.

Вот о ней этого не скажешь. И девушка сдалась, уступив своему любопытству:

— Что же было потом?

— Я остался в общине бедуинов. Вам приходилось слышать о них, мисс леди Шарлотта?

Попытка приподнять завесу тайны над ее личной жизнью потерпела неудачу, и Винтер обращался к ней, как прежде. При этом его голос звучал совершенно спокойно, как будто в беседе с женщиной, стоящей в дверном проеме спиной к нему, он не видел ничего необычного.

— Дети кое-что мне рассказывали, — отвечала девушка.

— В таком случае вам известно, что бедуины — гордые странники и бесстрашные воины. Они ведут через Сахару караваны, перевозя товары из одного порта в другой, и тем зарабатывают на жизнь.

Похоже, поведение Шарлотты ничуть не смущало молодого человека.

— Надо сказать, доход получается немалый, и находятся охотники до накопленного долгим трудом добра. Они выслеживают караваны в пустыне с целью грабежа, и тогда приходится сражаться. Бараках был вождем своей общины. Этот величественный старец обладал удивительной способностью находить дорогу после того, как песчаные бури сметали все ориентиры. У него также был талант усмирения непокорных рабов и взращивания из них достойных мужей.

Девушка прислонилась плечом к дверному косяку и медленно повернулась лицом к собеседнику. Стена служила ей опорой. Очень кстати, поскольку, судя по всему, сама она была лишена морального стержня.

Винтер даже не взглянул на нее. Он сгреб в гору все подушки, кроме тех, на которых совсем недавно сидела Шарлотта. Они, по-прежнему сложенные одна на другую, как будто ожидали ее возвращения. Молодой человек смотрел на огонь, и из-за подушек виднелась лишь его макушка.

И все же девушка была уверена: он чувствует, что она готова уступить. Постепенно, нерешительно, но все же она подчинялась его воле. Потихоньку подойдя ближе, она положила тетрадь и туфли на край ковра.

— К концу маршрута у меня на спине была пара отметин от кнута, я умел оседлать строптивого верблюда и был преданным сыном старика Баракаха.

26
{"b":"7256","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Мечник
Призрак Канта
Призрак
Assassin's Creed. Преисподняя
Разреши себе скучать. Неожиданный источник продуктивности и новых идей
Последнее прости
45 татуировок менеджера. Правила российского руководителя
Assassin’s Creed. Origins. Клятва пустыни