ЛитМир - Электронная Библиотека

И она прильнула к нему. Шляпка задела его подбородок.

— Эту штуковину нужно снять, — сказал Винтер и потянул за ленточки. Через миг он забыл обо всем на свете. Он видел перед собой ее глаза — огромные, зеленые, обрамленные темными мокрыми ресницами, видел ямочку на подбородке и губы, приоткрытые, зовущие. В ее взгляде застыла немая мольба. Она просила его о поцелуе.

Кто знает, какие еще желания родились в душе Шарлотты… Именно это он мог сейчас же исполнить. Крепко обняв ее, он прикоснулся губами к ее губам. Одно лишь прикосновение, нежное, как предрассветное зарево над барханами песка.

Ее губы слегка шевельнулись в ответ. Она целует его! Какое блаженство! Кровь запела у него в венах. Винтер подался вперед и… ткнулся лбом в шляпку. Та скользнула вниз. Шарлотта ахнула, но Винтер успел подхватить шляпку за ленты. Наваждение растаяло, и молодые люди рассмеялись.

Как приятно смеяться вместе!

— Едем, — сказал Винтер, вручив девушке шляпку. — Посмотрим, торчит ли еще на дороге господин, за которого вы не пожелали выйти замуж.

— Конечно, ведь вам пора возвращаться, чтобы уделить внимание вашему другу, — Шарлотта завязала ленты под подбородком. — А я всего лишь гувернантка. Мое место в классной комнате.

Подсаживая ее в седло Винтер подумал: «Не надолго, милая. Скоро твое место будет в моей спальне».

Глава 21

— Матушка вернулась!

Замечание Винтера вернуло Шарлотту к реальности. Действительно, на террасе, окруженная картонками и сонмом слуг, стояла Адорна.

— Дорогие мои, как хорошо, что нашли время погулять, — крикнула виконтесса, когда всадники подъехали ближе. — Чудный денек!

Шарлотта довольно хорошо изучила свою хозяйку, чтобы уловить в ее голосе нотки растерянности. Должно быть, виконтессе не доставляло удовольствия видеть сына в обществе гувернантки. И по ее взгляду можно было с уверенностью судить о том, что изменения в их отношениях от нее не укрылись. Шарлотта посмотрела на Винтера, чтобы понять, почувствовал ли он настроение матери.

Однако же тот откровенно радовался встрече, и только. Возможно, он ничего не заметил. Мужчины обладают изумительной способностью не замечать очевидного. Или же его попросту не волновало мнение виконтессы.

Шарлотта снова посмотрела на Винтера. На этот раз он поймал ее взгляд и тепло улыбнулся в ответ. Так и есть, этому человеку безразлично мнение матери. Ему безразлично чье бы то ни было мнение вообще. Он ведь сделал ей предложение — ей, леди Шарлотте Далрампл, — и этим не только попрал обычаи, но и отказался от возможности жениться на равной себе девушке, богатой и знатной.

Лакеи подскочили к тумбам для спешивания, чтобы придержать лошадей.

— Вы правы, леди Раскин, — отозвалась Шарлотта. — Прекрасный день для верховой прогулки. Виконт Раскин пожелал убедиться, достаточно ли уверенно я держусь в седле, прежде чем начать обучать Лейлу. — Она сумела спешиться, прежде чем Винтер подоспел к ней на помощь, и поднялась на террасу. — Надеюсь, я выдержала экзамен, и теперь мы можем приступить к занятиям.

Явно задетый выраженным Шарлоттой пренебрежением, молодой человек поднялся по ступенькам следом за ней. Не обращая на его обиду никакого внимания, девушка подошла к Адорне.

— Милорд, вы позволите мне начать обучение завтра? Винтер угрюмо посмотрел на нее:

— Конечно. Я буду вас сопровождать.

— Мальчик мой, разве у тебя есть для этого время? После твоего отъезда в городе только о тебе и говорят. — Адорна положила руку на плечо Шарлотте. — Ваши уроки, голубушка, пошли Винтеру на пользу. Он был таким милым! Все жаждут с ним познакомиться. Особенно дамы. Меня просто завалили приглашениями.

Шарлотта прекрасно понимала, что Адорна вознамерилась во что бы то ни стало найти Винтеру во всех отношениях безупречную супругу. Если бы только виконтесса знала, как искренне девушка желала ей успеха!

— В таком случае виконту Раскину придется провести весь день в городе.

— Матушка, все эти люди с их приглашениями не стоят внимания, — раздраженно отозвался Винтер. — Если я и поеду, то только ради работы.

Шарлотта решила, что наступил удобный момент покинуть «поле боя», и поспешила в дом, бросив скороговоркой:

— Если позволите, я наведаюсь к детям.

В доме девушка замедлила шаг — глаза еще не отвыкли от яркого света. Как вдруг из галереи ее кто-то окликнул:

— Шарлотта!

Ей наперерез спешил лорд Говард. Романтический эпизод на холме и умиротворенное возвращение заставили ее позабыть об этом незваном госте. И теперь девушка жалела, что не поторопилась: возможно, ей удалось бы избежать неприятной встречи.

— Милорд, я вижу, хозяйка дома приняла вас очень любезно. Надеюсь, вы не испытываете недостатка во внимании?

— Да, благодарю вас, но я бы хотел… К черту вежливость!

— Девочек накормили? — перебила его Шарлотта. — Они, наверное, в классной комнате?

— Да, спасибо, они наверху, играют. А я ждал…

— В таком случае, я должна идти к ним. Детям требуется неотлучное присутствие старших. А я дорожу должностью гувернантки в этом доме, — девушка сделала реверанс.

— Я мог бы пригласить вас к себе, — произнес лорд тоном нищего попрошайки, устремив на Шарлотту бездонный печальный взгляд. — И неустанно заботиться о вашем благополучии.

Шарлотта инстинктивно отпрянула. Прочь от грязных намеков на то, чтобы она могла бы стать чьей-то любовницей! Некогда Говард обладал приятной внешностью, но его чрезмерное хвастовство своим происхождением, богатством и титулом донельзя раздражало ее. Теперь же пьянство погубило внешнюю привлекательность, на смену заносчивости пришло разочарование, и Шарлотта не могла испытывать к этому человеку ничего, кроме жалости.

— Благодарю, но я удовлетворена своим нынешним положением.

Говард сделал шаг вслед за ней:

— Я серьезно. Я бы нанял вас. Предложил бы место гувернантки своих дочерей.

Уж лучше бы он по-прежнему важничал и задавался! Лучше иметь дело с заносчивостью, чем с таким безграничным Унынием. Каким же несчастным сделало его супружество, если он обратился к Шарлотте с подобным предложением? Ведь девять лет назад, устроив отвратительную сцену, он поклялся никогда больше не разговаривать с ней.

— Я буду иметь в виду ваше предложение, если ситуация изменится. — И девушка поспешила наверх, зная, что он смотрит ей вслед, и всем сердцем желая поскорее убежать от человека, которого она винила во всех своих лишениях и невзгодах. Сейчас, столкнувшись с ним совершенно неожиданно, она, наконец, поняла, что заблуждалась. Причиной обрушившихся на нее несчастий было желание дяди выдать ее замуж без приданого и не дожидаясь поры, да ее собственное упрямство.

Скрывшись от глаз ненавистного воздыхателя, Шарлотта расслабилась, отметив для себя, что столь неприятная сцена не лишила ее душевного равновесия. Вот удивительно: последние несколько дней превратились в бесконечный кошмар по вине Винтера, а тут именно он успокоил ее, поддержав дружеским теплом и вежливым обхождением. И как! Просто обнял ее. Не с вожделением, а… просто обнял. На короткое мгновение он позволил себе забыть о высокомерии и упрямстве и просто быть… милым. Очень милым. Даже тот поцелуй был приятным, и если бы шляпа не свалилась с головы… Об этом не стоит задумываться, поспешно одернула себя девушка. Она ведь не успела ответить на поцелуй, а стало быть, не поддалась искушению.

Стоило ей открыть дверь в классную комнату, как ее встретили радостный крик Лейлы и мольбы Робби спасти его от засилья девчонок. Шарлотта вздохнула с облегчением: жизнь вернулась в прежнее русло.

Лорд Говард не спешил увозить дочерей, поэтому после беседы с учительницей рисования девушка предложила детям продемонстрировать их навыки в чтении. Она надеялась, что присутствие леди Мэри и леди Эмили помогут Лейле преодолеть неуверенность. Но, хотя Шарлотта могла поклясться, что девочка знала буквы и понимала слова, та упорно отмалчивалась. Почти отчаявшись, девушка решила в письме попросить совета у Памеллы. У подруги был большой опыт работы с детьми такого возраста, и Шарлотта надеялась, что она подскажет ей, как расшевелить Лейлу.

45
{"b":"7256","o":1}