ЛитМир - Электронная Библиотека

Удача не улыбнулась ей только в случае с лордом Бакнеллом. Поджав губы, виконтесса ускорила шаг. Лорд исчез во время свадебного приема и с тех пор ни разу так и не появился. Даже после того, как она послала ему записку, в которой с величайшей деликатностью справлялась о его здоровье. Что за желчный тип! Как только ей могло прийти в голову, что он ей нравится? И с чего вдруг ей вздумалось по нему скучать?

Дверь детской была открыта, оттуда доносился голос Шарлотты. Девушка настояла на продолжении занятий с Робби и Лейлой по совершенствованию их манер, несмотря на заверения Адорны, что на свадьбе дети вели себя примерно.

Шарлотта — просто сокровище, но с тех пор, как они с Винтером вернулись из охотничьей усадьбы, она все время пребывает в подавленном настроении.

Если бы только Винтер отказался от поисков растратчика! Что ни день, он ездит в Лондон. И сейчас он там. Адорна надеялась, что женитьба заставит его больше времени проводить дома, но он, как ни в чем не бывало, каждое утро целовал Шарлотту и отправлялся в контору. Между прочим, когда она вышла замуж за Генри, тот мог отсутствовать дома не более двух часов кряду. А ему ведь шел седьмой десяток!

Да, молодежь нынче не та. Задержавшись у двери, Адорна увидела, что Шарлотта читает детям книгу, которую они так любили. «Тысяча и одна ночь» — так она называлась. И, похоже, сейчас в сказке назревал кульминационный момент.

Насколько можно было судить по выражению мордашек Робби и Шарлотты.. Они сидели рядышком на стульях, склонившись над книгой, и Шарлотта читала все быстрее и быстрее. Лейла же уныло умостилась на полу, сосредоточенно рассматривая узор на ковре. Вдруг девочка подняла голову и спросила:

— Мисс леди Шарлотта, а теперь мы можем называть вас мамой?

Робби повернулся к младшей сестре:

— Лейла, последний раз прошу, сиди тихо! Дай дочитать. Девочка обиделась и, опустив голову, снова уставилась на ковер.

Шарлотта казалась несколько растерянной:

— Ну, конечно, моя дорогая. Мне будет очень приятно. Адорна сделала неосторожное движение, и Шарлотта ее заметила, Робби — тоже, он в сердцах плюхнулся на пол рядом с сестрой. Лейла ехидно хихикнула, растянулась на ковре и застучала пятками по полу.

— Можно, я тоже послушаю? — Адорна не собиралась заходить, но слуги смогут обойтись без нее в течение нескольких минут, а, кроме того, ей, как и внуку, вдруг захотелось услышать продолжение истории.

Шарлотта спокойно отнеслась к ее присутствию, но с другой стороны, в последнее время она оставалась безучастной ко всему происходящему. Как будто и не было того всплеска эмоций накануне свадьбы. Она превратилась в покладистую, безупречную жену, как того хотел Винтер.

— Конечно, матушка, мы будем рады, если вы присоединитесь к нам. Робби, — она коснулась плеча мальчика, — принеси Адорне стул. Она послушает с нами конец сказки.

Поставив стул по другую сторону от Шарлотты, Робби украдкой улыбнулся Адорне. После свадьбы между ними установилось некое молчаливое соглашение: он перестал метать ножи в доме, а она притворялась, что не замечает, что Робби иногда удирает из детской поиграть со своими новыми друзьями. В том числе и с сынишкой викария, который, по всей видимости, больше не делал обидных замечаний насчет акцента или происхождения своих новых соседей. Для обоих мальчиков это послужило хорошим уроком, но в итоге Лейла снова страдала от одиночества.

Адорна уселась и сделала вид, что слушает, в то время как Шарлотта продолжила читать. На самом деле виконтесса наблюдала за Лейлой, которой не было никакого дела до сказки. Девочка по-прежнему самозабвенно играла с деревянной лошадкой, которую ей подарила Шарлотта. Уроки верховой езды снова были отложены, но Лейла и словом не выразила сожаления.

Ох уж эта Лейла… Адорна редко испытывала сложности в общении с людьми, но девочка оставалась для нее загадкой. У малышки есть какая-то тайна. В этом виконтесса не сомневалась. Но какая? Какая тайна могла появиться у ребенка ее возраста, что ему скрывать от любящих, заботливых взрослых ? Что заставляло ее так хитро улыбаться, когда она думала, что на нее не смотрят? Почему, вспоминая об Эль-Бахаре, она говорила «дома»? А однажды Адорна приметила, как она украдкой завернула в носовой платок несколько свежеиспеченных булочек и унесла их с собой наверх. Во всем этом ей предстояло разобраться — после приема гостей из Сереминии.

Пока Адорна размышляла о внучке, сказка подошла к концу, и Робби выжидающе смотрел на нее.

— Прелестно! — воскликнула она. — Если все сказки такие же интересные, как эта, я бы с радостью прочла всю книгу сама.

— Я бы тоже прочел ее от начала до конца, — отозвался Робби, — но я не стану. Мне нравится, когда нам читает м… мама.

Лицо Шарлотты озарила счастливая улыбка, и она обняла Робби.

Лейла села.

— Я первая хотела ее так назвать!

Шарлотта отставила в сторону вторую руку, приглашая девочку в свои объятия.

— Я буду мамой для вас двоих.

Лейла подошла и прижалась к ней, продолжая при этом как-то беспокойно пританцовывать на месте, словно была готова в любой момент сорваться и убежать.

— Шарлотта, милая, ты что-нибудь знаешь о Сереминии? — отбросив тревожные мысли, поинтересовалась Адорна.

— Отчего же, мы все знаем, — Шарлотта сделала строгое лицо гувернантки. — Изучая Европу, мы узнали, что Сереминия — это маленькая страна в Пиренеях, на границе Франции и Испании. Как называется их официальный язык, Лейла?

— Баминийский.

— Робби, кто правит страной?

— Страной правят король Дэниор и королева Евангелина, и…

— А почему вы не можете нас учить, как раньше? — перебила брата Лейла. — Я не хочу новую гувернантку.

Шарлотта встревожилась.

— Я по-прежнему буду следить за вашими успехами, — глубоко вздохнув, ответила она.

— А почему вы не сможете нас учить?

Робби не мог больше выносить нытье сестры.

— Да потому, что у нее скоро будет маленький, дурья ты башка!

— Это не так… — вконец растерявшись, попыталась возразить Шарлотта.

— Я хочу быть самой младшей, — нижняя губка Лейлы капризно задрожала.

Шарлотта зарделась;

— Я не…

— А скоро у нее будет маленький? — спросила Лейла, повернувшись к брату.

По щеке девочки скатилась слеза.

— Скоро, — заверил ее Робби. — Папа у нас плодовитый!

У Шарлотты даже кончик носа покраснел. Адорна подошла к окну, чтобы скрыть непрошеную улыбку. Но когда она обернулась, ее поразило выражение лица невестки. Она и раньше видела ее грустной, но теперь не оставалось никаких сомнений: Шарлотта была несчастна. И, более того, она твердо решила молча нести свой крест.

Детское непослушание не может стать для женщины причиной такой скорби. Тут не обошлось без Винтера. Адорна вздохнула. Не хотелось ей вмешиваться, но если ее родной сын проявляет такое невнимание и беспечность, у нее нет выбора. Вот только все семейные дела она станет делать после отъезда высоких гостей.

Эта мысль напомнила Адорне о причине ее прихода:

— Вы у меня такие ученые, может быть, вы знаете что-то и о традициях Сереминии? Я бы хотела устроить для наших гостей какое-нибудь развлечение.

Шарлотта гладила Лейлу по спине, но, судя по ее лицу, сама не меньше девочки нуждалась в том, чтобы кто-нибудь вот так погладил и ее.

— Женщины Сереминии славятся безрассудной смелостью. В молодости королева Евангелина была отважной женщиной, любила плавать по горным рекам, взбираться на отвесные скалы.

— Час от часу не легче, — Адорна сжала ладонями щеки.

— Еще королева Евангелина на всю Европу славится своими кулинарными талантами, — добавила Шарлотта.

— А король Дэниор? Вся надежда на то, что он такой же зануда, как и принц Альберт.

Шарлотта с сожалением покачала головой.

— Увы, у него иная репутация. Простите, матушка, больше ничем не могу вам помочь.

— И этого довольно… — Адорна ненадолго задумалась и улыбнулась. — Ты мне и так очень помогла.

65
{"b":"7256","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Айн Рэнд. Сто голосов
Иди на мой голос
Настоящий ты. Пошли всё к черту, найди дело мечты и добейся максимума
Странная привычка женщин – умирать
Культ предков. Сила нашей крови
Каждому своё 2
Нефритовые четки
История дождя