ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он широко раскрыл блестящие голубые глаза. Неожиданно темные ресницы придавали ему трогательно невинный вид, но его улыбка была не такой, как у Мэри. Она была искренней.

– Господи, да конечно, вы у меня всегда желанный гость! – он радушно протянул руки, словно желая заключить в объятия дорогого лорда Уитфилда.

Мэри почувствовала, что тот как будто окаменел. Бэб, наверно, это тоже заметил, потому что легко и свободно изменив свой жест, он просто похлопал лорда Уитфилда по спине.

– Если бы вы не пренебрегали моими многочисленными приглашениями раньше, я бы послал вам еще одно и на этот раз. И вы привезли с собой…? – Бэб улыбнулся леди Валери, и она улыбнулась в ответ.

– Моя крестная, герцогиня де Валери. – Лорд Уитфилд представил их. Взгляд его ни на секунду не отрывался от Бэба.

С детской непосредственностью Бэб, сияя улыбкой, приветствовал старую даму.

– Для нас большая честь принимать вас у себя.

В ответ леди Валери грациозно наклонила голову, и Мэри услышала, как лорд Уитфилд подавил вздох. Он надеялся сразу увидеть какой-то признак вины и был бесконечно разочарован. Между тем Бэб перенес все свое внимание на Мэри. Он осмотрел ее с головы до ног, отмечая сходство между ними. Она ответила ему таким же оценивающим взглядом. Мэри стиснула руку лорда Уитфилда, сдерживая волнение.

Широко улыбаясь и покачивая головой, что, видимо, должно было изображать полный восторг, Бэб сказал:

– Неужели это та, о ком я думаю? Мне достоверно известно, где сейчас все остальные родственники – по крайней мере, законные.

Он подошел ближе и наклонился к ее лицу.

– Неужели это Джиневра Мэри Фэрчайлд?

Его певучая интонация еще больше усилила у нее чувство дурноты, но она отвечала со всей учтивостью:

– Да, это я.

– Джиневра Мэри Фэрчайлд. – Бэб прямо-таки ворковал. – Джиневра Мэри Фэрчайлд. Мы искали тебя по всей Англии.

Она нисколько не поверила ему, и это недоверие прозвучало у нее в голосе, хотя высказалась она весьма лаконично.

– Зачем?

Бэб всплеснул руками.

– Да ты шутишь! Боже мой, она еще спрашивает, зачем?

Мэри молча продолжала в упор смотреть на него. Бэб в свою очередь уставился на нее.

– А разве ты ничего не знаешь, дорогая? – Ответа не последовало.

– Вы сказали ей? – обратился он к лорду Уитфилду.

Лорд Уитфилд так приятно улыбнулся, что Мэри инстинктивно уловила его раздражение.

– Я предоставляю эту привилегию вам, Фэрчайлд.

– Что мне надо знать? – Мэри надоело слушать, как о ней говорят, словно ее тут нет. Глаза Бэба раскрылись еще шире.

– Что ты… ты Джиневра Мэри Фэрчайлд – богатая наследница. Весь капитал, помимо поместья, мой отец оставил тебе.

Глава 7.

– Скорее, пошлите за моей женой! – кричал Бэб по дороге в свой обширный кабинет. – Нам немедленно нужна леди Смитвик. Нора знает, что делать. Положите мою племянницу на диван. – Он дернул шнурок звонка. – И давно она болеет?

Леди Валери подошла к Себастьяну и взяла безвольную руку Мэри в свою.

– Бедняжка! Приезд сюда для нее такое потрясение, она просто измучилась. Ей необходим отдых.

«Потрясена известием, что она богатая наследница, – подумала с раздражением леди Валери. – Почему Себастьян держал это втайне?»

Она прочла ответ в презрительном взгляде, которым он окинул изысканно обставленный кабинет Бэба.

Да, конечно, он боялся, что если Мэри узнает о своей удаче, она наотрез откажется ехать в Фэрчайлд-Мэнор, а она ему нужна здесь. Она отвлекла на себя столько внимания, что этим уже оправдала поездку.

Себастьян бережно опустил ее на диван и сел рядом. Леди Валери видела, что он вправду встревожен. Он вовсе не ожидал, что Мэри упадет в обморок. Леди Валери и сама немного удивилась, но она понимала – такое состояние было вызвано дорожной усталостью в сочетании с шоком, а не физической слабостью. К тому же леди Валери не без основания подозревала, что Мэри пользуется этим легким обмороком, чтобы иметь время обрести самообладание. Не каждый день экономка узнает, что она богатая наследница.

Бэб набросился на явившегося на звонок лакея.

– Что вы там копаетесь?! Послали за моей женой? Она нам нужна здесь и побыстрее.

Явно привыкший к таким бурным проявлениям лакей отвечал спокойно:

– Леди Смитвик направляется сюда, милорд. Не прикажете ли подать чего-нибудь спиртного?

– Спиртного? – все больше расходился Бэб. – Спиртного для бедного сломанного цветка?

Между тем леди Валери удобно устроилась в кресле и тростью пододвинула себе под ноги скамеечку.

– А я бы, пожалуй, чего-нибудь выпила. Немного бренди, пожалуйста, – произнесла она со спокойным достоинством.

Бэб уставился на нее с совершенно невменяемым видом, как будто недоумевал, как она здесь оказалась. Но ее строгая манера напомнила ему, что обязанности хозяина с него никто не снимал.

– Конечно, леди Валери. А вы, Уитфилд, не откажетесь…

– Да, бренди, – остановил гость не в меру суетившегося хозяина.

Себастьян снял с Мэри ее легкомысленную шляпу и теперь был занят тем, что осторожно распутывал сетку на ее волосах. Он почему-то сразу невзлюбил эту сетку и еще в Лондоне постоянно убеждал Мэри ее выбросить.

Его настойчивость удивляла леди Валери. Ведь эта сетка удерживала в порядке массу ее белокурых локонов, но впрочем… может быть, Себастьян как раз и хотел видеть их в беспорядке. Это вполне объяснимо, улыбнулась леди Валери.

Она с нескрываемым удовольствием наблюдала за тем, как он распустил волосы Мэри по жесткой подушке, которую положили ей под голову. Да, очевидно, беспорядок был ему больше по вкусу.

Мэри подняла руку и, схватив Себастьяна за кисть, произнесла что-то вроде «оставьте», но ее слабый голос был еле слышен в большой комнате. Себастьян наклонился к ней, демонстрируя нежнейшее отношение, и тихо заговорил. Все должны были видеть, как он очарован видом своей невесты.

Да, она очень изменилась с тех пор, как перестала быть экономкой. Туалеты сидели на ней прекрасно. Даже леди Валери, всегда гордившаяся своей способностью видеть то, чего не видят другие, удивилась, когда Мэри впервые надела новое платье. Голубой бархатный лиф подчеркивал синеву ее глаз, а темно-синяя шелковая юбка соблазнительно обвивалась вокруг ее ног при каждом движении, давая проницательному наблюдателю намек на скрываемые под ней прелести.

Себастьян всегда был проницательным наблюдателем, и он точно знал, хотя, может быть, сама Мэри об этом не догадывалась, что вдвоем они составляли поразительную пару. Если бы они сейчас были обнаженными, думала леди Валери, могло бы показаться, что они только что сошли с легкомысленного содержания миниатюры, которую ей подарил в свой последний приезд датский посол. Да, игривые мысли порой посещали ее.

Бэб лично поднес леди Валери бренди, а лакей подал напиток Себастьяну.

Взяв рюмку, Себастьян помахал ею под носом у Мэри. На этот раз голос ее прозвучал так громко и отчетливо, что все присутствующие явственно услышали, как она сказала «нет!»

Себастьян мягко уговаривал ее, очаровательно улыбаясь, и леди Валери с трудом подавила счастливый вздох. Она обожала красивую интригу. Как это чудесно: заварить кашу, а потом сидеть и наблюдать, что из этого получается. Возраст все-таки имеет свои неоспоримые преимущества.

– Ха, она очнулась?! – взревел Бэб, так что все присутствующие встрепенулись.

– Я думаю, – в дверях появилась небольшого роста стройная женщина. Она подошла к Бэбу. – От твоего крика кто угодно очнется, но с головной болью, Бэбби.

Вспышка безудержного веселья нарушила все мысли разнежившейся леди Валери о любви, браке и внуках. Бэбби? Эта женщина назвала маркиза Смитвика Бэбби?

– Я Нора, леди Смитвик, – представилась она леди Валери с извиняющейся улыбкой. – Простите, что я не приветствовала вас сразу по приезде, но сегодня мы еще не ожидали гостей.

– Это нам следует извиняться. Но Себастьян думал, что нам лучше приехать пораньше на тот случай, если лорд Смитвик, – леди Валери ужасно хотелось назвать его Бэбби, но она удержалась, – решит выкинуть нас из своих владений.

13
{"b":"7257","o":1}