ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Опасный поворот. Если любовь пустит корни в его душе, он может сломаться, обнажить перед ней сердце, и тогда она узнает его позорную тайну. А если узнает — непременно отринет.

Раймонд представил себе Джулиану с другим мужчиной, и сердце его сжалось от ревности. Собственно, с какой стати? Меж ним и Джулианой нет любви, он ей не судья. Да и разве может быть она большей грешницей, чем он сам?

В этот момент Джулиана ущипнула его за локоть.

— Что вы так насупились? Серфов испугаете. Ну, когда же будет построена стена?

Когда же будет построена эта чертова стена? Раймонд не имел об этом ни малейшего понятия.

— Это зависит от погодных условий, — уклончиво ответил он.

Такой ответ Джулиану вполне удовлетворил.

— Даже в нынешнем виде траншея создает для замка дополнительную линию защиты, — добавил он.

Джулиана снова кивнула.

— Мы будем рыть ее и дальше, пока погода не испортится. Конечно, если разразится снежная буря вроде той…

Он запнулся и не договорил, однако Джулиана и так поняла, какую бурю он имеет в виду.

Лицо ее покраснело, и Раймонд, вполне довольный эффектом, громко спросил, обращаясь к работникам:

— Будем рыть, пока не закончим. Верно, ребята?

Один из крестьян, весь залепленный грязью, выпрямился и, почесав в затылке, сказал:

— Сами знаете, миледи, в это время года мы с папашей сидим без дела. Так что благодарствуйте. Будем рыть сколько скажете.

— Тости, это ты? — спросила Джулиана.

— А кто же еще, миледи.

Он ухмыльнулся, и на чумазом лице ослепительно блеснули белые зубы.

— А чем занимаются он и его папаша? — спросил Раймонд.

— Они охотники, — объяснила Джулиана. — Следопыты. Найдут и загонят любую дичь. А если кто-то из людей потерялся в лесу, в два счета разыщут.

Тости пожал плечами:

— Конечно, мы с папашей лучше всех. А как же иначе — ведь храбрей нашей госпожи нет во всей Англии.

Джулиана опешила:

— Храбрей? Что ты хочешь этим сказать?

Тости кивнул в сторону моста, где недавно состоялась ее схватка с сэром Джозефом. Джулиана запунцовела от удовольствия.

Раймонд просиял, решив, что сегодня работники получат дополнительную порцию мяса и эля. На обратном пути к воротам он сказал:

— Миледи, у вас прелестный алый пояс. С ним ваша одежда смотрится гораздо красивей, а заодно вспоминаешь, что скоро Веселый праздник Рождества.

Лицо Джулианы отразило целую гамму чувств: недовольство, испуг, смущение. Раймонд подумал, что ему никогда не понять эту женщину.

Она щелкнула пальцами у него перед носом и запальчиво воскликнула:

— За тем я вас и искала! Кто эти две… женщины, которых вы мне навязали?

— Валеска и Дагна?

Так вот в чем дело! Оказывается, его драгоценные помощницы уже взялись за работу. Следовало бы догадаться, что пояс — их рук дело.

— Они вам не понравились?

— Понравились? — Джулиана скривилась. — Как могли мне понравиться две старые мегеры, делающие вид, будто я — их королева? Они хотят петь для меня, дарить мне подарки, а я даже не знаю, честным ли путем раздобыты эти подношения.

— Отлично! Я так и думал, что они вам понравятся. — На всякий случай Раймонд отошел на несколько шагов. — Мы уже у моста, миледи. Дальше вы дойдете и сами.

— Они очень странно разговаривают, — продолжила Джулиана. — Двигаются, как молоденькие девушки. Может быть, лучше приставить их к конюшне?

Раймонд нырнул в кузницу, но Джулиана успела крикнуть ему вслед:

— Представляю, чему они научат моих детей!

5

Кстати о детях. Этих маленьких человечков он боялся больше, чем всех врагов, вместе взятых. О своем детстве Раймонд вспоминать не любил. Что нужно, сделать, чтобы понравиться ребенку? Играть в детские игры Раймонд не умел. Ухаживать за женщиной — дело знакомое, но как привлечь на свою сторону ребенка?

Несколько раз он пытался завести с дочерьми Джулианы беседу. Долго думал и решил, что лучше всего поговорить о вышивании. Однако Марджери заявила, что ей недосуг тратить время на пустые разговоры, а если его интересует вышивка, то пусть обращается к служанкам. Элла же с презрительной гримасой произнесла, что никогда не притрагивается к нитке и иголке. Это занятие для маменькиных дочек и размазней.

В другой раз Раймонд затеял беседу о куклах, и опять неудачно. Марджери немедленно сбежала, бросив на ходу, что она уже выросла из того возраста, когда играют в куклы. А Элла повторила свою любимую фразу, что в куклы играют только маменькины дочки и размазни.

Впрочем, может, оно и к лучшему — все равно Раймонд понятия не имел ни о вышивании, ни о куклах. Однако как же все-таки проникнуть в волшебный круг любви, объединяющий Джулиану и ее детей? Деньги тут не помогут, сила — тем более.

Раймонд сидел на скамье в большом зале, прислонившись спиной к холодной каменной стене. Дочери Джулианы не обращали на него ни малейшего внимания — они помогали убирать стол после обеда. Точнее, не столько помогали, сколько мешали. Марджери, подражая матери, отдавала команды служанкам.

Элла, неугомонный чертенок, носилась по просторному залу, то и дело заливаясь звонким хохотом. Ее светлые кудряшки как всегда были растрепаны, а проказам и выдумкам не было конца. Все вызывало у девочки интерес и множество вопросов.

Раймонд был уверен, что если бы ему удалось сблизиться с детьми Джулианы, то они обязательно нашли бы общий язык. Они узнают его получше. Да вот беда — они не желали обращать на него внимание. А если и поглядывали, то с настороженностью, словно на сэра Джозефа. Видимо, они у матери научились относиться к мужчинам с подозрением, думал Раймонд. Как же убедить их в обратном?

Он должен каким-то образом завоевать их доверие. С женщинами проще — даришь им подарки, превозносишь их небесную красоту, щедро раздаешь лживые обещания. Должно быть, то же самое годится и для детей. Поймав взгляд Эллы, Раймонд изобразил на лице обаятельную улыбку.

Элла спряталась за скамью, на которой сидела и пряла Валеска. Сразу сообразив, в чем дело, старуха стала что-то нашептывать девочке на ухо, то и дело поглядывая на своего господина. Но Элла упиралась. Когда же Валеска удвоила старания, Элла упрямо замотала златокудрой головкой и высунула Раймонду язык.

Пав духом, он ответил ей тем же самым. И тут в глазах Эллы впервые появился интерес. Она раздвинула пальцами рот до ушей и свирепо завращала глазами. И Раймонда осенило, как можно вызвать ее интерес.

Он откинул назад свои длинные волосы и энергично зашевелил ушами.

Элла открыла рот. Словно зачарованная, она подалась всем телом к Раймонду. Откинула назад свои кудряшки, сосредоточилась и принялась гримасничать самым ужасным образом, пытаясь пошевелитьушами. Однако у нее ничего не вышло. Раймонд с раннего детства владел этим неповторимым талантом. Он знал, что великое искусство шевеления ушами дано не всякому.

Презрительно скривившись, он сказал:

— Ха-ха-ха.

Тогда Элла решительно направилась к нему и потребовала:

— Покажи, как это делается.

Раймонд встал, лениво потянулся.

— Некогда мне. Работать надо, а то леди Джулиана будет ругаться. Хотел вот поговорить с Кейром по поводу строительства.

Он развернулся и неспешно пошел прочь. Элла догнала его и дернула за край куртки.

— А можно с тобой?

Он презрительно посмотрел на нее сверху вниз. Элла все гримасничала, тщетно пытаясь пошевелить ушами. Раймонд же мысленно возблагодарил Господа Бога за то, что Всевышний наделил его этой на первый взгляд совершенно бесполезной способностью. Куклы и вышивка Эллу не интересовали, но вот шевеление ушами — другое дело.

— Прямо даже не знаю, — протянул он. — Ведь ты всего лишь девчонка.

Уперев руки в бока, она заявила:

— Не просто девчонка, а Элла Лофтс.

Было видно, что девочка гордится своим родовым именем. Раймонд внутренне весь подобрался, чувствуя, что крепость вот-вот падет.

15
{"b":"7258","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Выбери себя!
В объятиях лунного света
Фирма
Игра в возможности. Как переписать свою историю и найти путь к счастью
Последние гигаганты. Полная история Guns N’ Roses
Трансерфинг реальности. Ступень I: Пространство вариантов
Миры Артёма Каменистого. S-T-I-K-S. Шатун. Книга 2
Разгреби свой срач. Как перестать ненавидеть уборку и полюбить свой дом