ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она отвесила Раймонду пинок, И оба приятеля поспешили ретироваться.

Чисто вымытые дочери Джулианы уже ужинали молоком и хлебом, когда переодевшийся и выбритый Раймонд вновь появился в зале. На стенах пылали факелы, в камине потрескивали дрова. Длинный стол был накрыт белой скатертью, все присутствующие расселись по двое: у каждого была своя ложка, но миска предназначалась одна на двоих. Снизу, из кухни, слуги тащили котелки с мясным рагу. На дальнем конце стола пили эль, на парадном — вино.

Высокая серебряная солонка, обозначавшая самое почетное место, стояла во главе стола. Почтительно поклонившись, Раймонд сказал:

— Лорд Феликс, вы самый знатный из присутствующих здесь господ. Ваше место — возле солонки.

Феликс важно кивнул:

— Разумеется.

— Вам не подобает сидеть на скамье, как остальным. Я поставлю вам стул, — продолжил Раймонд. — Кому, как не вам, сидеть во главе стола.

Феликс все еще одобрительно кивал. Потом до него дошло, в чем подвох.

— Нет, я хочу сидеть рядом с леди Джулиаиой и есть с ней из одной миски!

Раймонд взглянул на графа и преувеличенным ужасом:

— Неужели вы допустите, чтобы во главе стола сидела леди Джулиана? Так не годится, милорд. — Он грохнул об пол стулом. — Не роняйте своего достоинства, милорд. — Раймонд низко поклонился. — Ведь вы, должно быть, свой человек при королевском дворе?

Феликс просиял, а Хью подозрительно прищурился:

— Ты слишком много на себя берешь, мастер зодчий.

Слова «мастер зодчий» были произнесены так, словно это было ругательство. Однако, приведя себя в порядок и побрившись, Раймонд воспрял духом и теперь чувствовал себя неуязвимым. Наконец-то он узнает тайну Джулианы. А заодно защитит свою будущую жену от обидчиков. Галантно улыбнувшись, он сказал:

— Я имею честь временно состоять на службе у леди Джулианы. Мне хорошо известно, как высоко чтит она своих соседей. Да и вы, господа, я надеюсь, относитесь к ее милости с подобающим уважением.

Сзади раздался шорох, Раймонд обернулся и увидел, что Джулиана стоит неподалеку и слышит каждое слово. Ее медные волосы, стянутые в косу, вспыхивали бликами в отсветах пламени. Тонкие руки подрагивали, глаза сияли аметистами, а на устах играла спокойная улыбка.

Поклонившись хозяйке замка, Раймонд показал на почетное место.

— Садитесь, миледи. Лорд Феликс сочтет за честь сидеть у ваших ног.

— Кто, я? — возмутился Феликс. — У ног женщины?

Джулиана презрительно взглянула на него и села на предложенный стул.

— Вы слишком любезны, Феликс, — сказала она. — Такой знатный граф будет сидеть у моих ног! Я бы охотно обошлась без этой чести.

Феликс так стремительно взмахнул рукой, что Раймонд не успел его остановить. Однако Джулиана была наготове и увернулась от удара.

— Вы так меня и не простили! — горестно воскликнул Феликс. — Подумаешь, такая безделица, ничего особенного не случилось! Сколько можно на меня дуться!

В зале стало тихо, только сэр Джозеф злорадно хихикнул. Все слуги, пажи, серфы, затаив дыхание, следили за происходящим.

Джулиана словно окаменела. Раймонд чувствовал, что ее мысли в прошлом, и это прошлое ее терзает. Смотреть на ее муки было невыносимо, и Раймонд положил руку ей на плечо. Джулиана вздрогнула, взглянула на него снизу вверх. Зеленые глаза встретились с голубыми, прозвучал безмолвный вопрос, на который был дан такой же безмолвный ответ, однако кто вопрошал, а кто отвечал, осталось тайной. Раймонд не столько услышал, сколько почувствовал, как из ее груди вырывается глубокий вздох. Держать руку на плече Джулианы было очень приятно, и Раймонд подумал, что ощущать под пальцами ее обнаженную кожу — вот, наверное, наслаждение, не сравнимое ни с чем.

Он покраснел от смущения, и это не ускользнуло от взгляда Джулианы.

Она обернулась к Феликсу, непроизвольно коснувшись шрама на щеке:

— Не знаю, как насчет прощения, но на забвение можете рассчитывать. Довольствуйтесь этим.

Все облегченно вздохнули. Феликс просиял улыбкой, оживленно закивал головой. Все присутствующие дружно накинулись на еду.

Раймонду странно было смотреть на жадно жующих людей — его мысли витали далеко отсюда. Барон Холли возмущенно сбросил руку «зодчего» с плеча Джулианы, а Раймонд даже не заметил. Кейр подал ему сигнал, что пора перебраться к той части стола, которая предназначалась для слуг. Раймонд кивнул, делая вид, что ничего особенного не произошло.

Но в голове у него вертелась лишь одна мысль: неужели это был Феликс? Все страдания Джулианы из-за этого коротышки? Раймонд еще раз взглянул на краснолицего петушка, однако поверить в это было совершенно невозможно. Неужели любовником Джулианы был Феликс?

Чушь! Да и сам Феликс вроде бы это отрицал. Он же сказал, что ничего не произошло. Значит, он не был ее любовником. Что же случилось? Если речь идет не о любовной истории, то в чем причина страданий Джулианы? Должно быть, произошло нечто страшное, темное. Раймонду стало стыдно, что до сей минуты он думал о прежних злосчастьях Джулианы так пренебрежительно.

Что это было — грех или преступление? Наконец ужин закончился, и все спрятали ножи, которыми еще недавно так увлеченно орудовали, обратно в ножны.

— Объясните-ка нам, леди Джулиана, — напористо начал Хью, — почему ваш зодчий роет такую здоровенную канаву?

— Мы, — Джулиана подчеркнула это слово, — роем фундамент для второй линии стен. Стена будет шириной двенадцать шагов.

— Не двенадцать, а восемь, — поправил ее Раймонд.

Джулиана надменно покосилась на него и повторила:

— Двенадцать.

Раймонд ухмыльнулся:

— Это зависит от того, чьими шагами мы будем мерить, миледи, — вашими или моими.

Феликс возмущенно воскликнул:

— Да он наглец!

Джулиана подозвала служанку и бросила недоеденный хлеб в корзину, предназначавшуюся для подаяния.

— Однако он — королевский зодчий, и я должна ему доверять.

— Вы ему доверяете? — поразился Хью. — Доверяете мужчине, которого совсем не знаете! Да ведь он обычный поденщик, который за несколько пенсов в день роет яму в грязной земле.

Джулиана взяла у Файетт мокрое полотенце, вытерла руки. Это занятие отняло у нее очень много времени. Рассмотрев каждый палец по отдельности, она сказала:

— Вы правы, милорд.

Хью ткнул пальцем в сторону Раймонда:

— Неужели этот мужлан поколебал ваше извечное недоверие к мужчинам? Может, он и в вашу постель уже забрался? Должен напомнить вам, леди Джулиана, что после того скандала ваша репутация безнадежно испорчена. Может быть, такая грешница недостойна распоряжаться судьбой своих детей и своих земель!

Джулиана крепко схватилась пальцами за край стола:

— Эти слова недостойны вас, милорд.

— Ваш зодчий — подлый обманщик!

— Ничего подобного!

Раймонд чуть не проваливался под землю от стыда. Ведь он действительно обманывал Джулиану. А кроме того, слишком уж рьяно защищала она своего строителя. Потом, опомнившись, она непременно пожалеет, что кинулась на его защиту с таким пылом.

— Он что-то утаивает, — настаивал Хью.

Джулиана скрестила руки на груди:

— Например, что?

— Не знаю. Но на обычного мастера он не, похож.

Кейр шепнул Раймонду на ухо:

— Лорд Хью слишком наблюдателен.

— А мне на первый взгляд он показался простаком.

— Может, он и простак, но совсем не дурак. К тому же он слишком близко к сердцу принимает интересы леди Джулианы.

Но Раймонд его уже не слушал. Он думал о том, что его маскарад продлится еще несколько месяцев, до весны, а к тому времени все переменится. Как сложатся их отношения дальше? Произвести впечатление на Джулиану ему удалось. Она ощутила к нему доверие, не побоялась поручить его опеке своих дочерей, а ведь ей ничего не известно о том, как могуч и стоек он в бою. Она поверила, что он может укрепить ее замок. Она прониклась к нему симпатией, не зная о его знатности, о его влиянии при дворе. Вопрос в том, позволит ли она ему делить с ней ложе?

21
{"b":"7258","o":1}