ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— За мое оружие отвечает Валеска. Дагна прислуживает Кейру. Это наши оруженосцы. — Его глаза весело блеснули.

Однако Джулиане сегодня было не до веселья.

— Я обязана была знать, что в мой замок пронесли чужое оружие.

— Если бы вы, миледи, увидели мечи, наш маскарад был бы разоблачен.

Это признание вновь напомнило ей о его обмане.

— Вам было нетрудно обмануть несчастную дуру, милорд, — с горечью сказала она.

— Но ведь вы подозревали его, миледи, — стала утешать ее Валеска. — Помните, как вы стали меня о нем расспрашивать? Я еле-еле вывернулась.

— Правда-правда, миледи, — подхватила Дагна. — Зря вы так уж убиваетесь. Посмотрите, сколько хитрых и коварных людей морочили вам голову.

Обе старухи стали гримасничать, явно вызывая огонь на себя, однако Джулиана была не расположена шутить.

— Нет, во всем виновата только я. Как могла я поверить этому лжецу? Вы же ни в чем не виновны — вы верой и правдой служили своему господину.

Старухи расстроились, а Валеска проскрипела:

— Нет, миледи, он не такой плохой, как вы думаете. Он заботится о нас, двух несчастных старухах. Посмотрите, какой он славный!

— Правда-правда, миледи, — сладким голосом пропела Дагна. — Мы родом из чужих краев, у нас нет здесь ни родных, ни близких, а лорд Раймонд кормит нас и держит за членов семьи. Подумайте, миледи. Вы такая добрая, такая красивая. Вам нужен муж, который обогреет ваше ложе, защитит вас, вы нарожаете с ним детишек. Можете объехать хоть весь свет, такого завидного жениха, как наш Раймонд, не найдете. Вы только взгляните на него.

Но Джулиана не желала на него смотреть. Даже теперь, когда она убедилась в том, какой он низкий обманщик, этот человек все еще имел над ней странную власть.

— Простите меня, Джулиана. — Раймонд взял ее за руку.

Она взглянула на Хью, но тот совершенно обмяк, от недавней ярости не осталось и следа. Барон уныло смотрел себе под ноги, вид у него был несчастный и заброшенный.

— Да не на него смотрите, а на Раймонда, — сказала Валеска.

Но Джулиана перевела взгляд на Феликса. Почему-то он уже не внушал ей такого страха, как прежде.

— Смотрите на Раймонда, миледи, — настаивала Дагна.

Джулиана взглянула на сэра Джозефа. Тот был бледен, лишь на впалых щеках играл багровый румянец. Наконец-то старый негодяй нашел себе нового врага — графа Авраше. Однако во взгляде сэра Джозефа читалось явное опасение, и Джулиана подумала, что с Раймондом этому интригану не справиться.

С Раймондом вообще справиться невозможно.

— Да смотрите же на Раймонда, миледи, — хором воскликнули старухи.

Джулиана наконец послушалась их. И тут же была околдована его злыми чарами. Он был такой красивый, такой мужественный. Наверное, так же соблазнительно выглядел змей из райского сада. Джулиана забыла и обиду, и унижение, забыла, что любовь — это глупость и безрассудство. Мужчины — как дети, такие же безответственные и беспомощные, но в отличие от детей они опасны. Однако Джулиана в этот миг помнила лишь о том, что любовь может сулить блаженство. Взгляд Раймонда обещал ей награду, ради которой она готова была пойти на все.

— Ну вот, миледи, — прошептала Валеска ей на ухо. — Вы нам нарожаете чудесных ребятишек, а мы будем с ними нянчиться.

— Не нарожаю! — упрямо ответила Джулиана.

— Ну как же, миледи…

Раймонд погрозил Валеске, и та заткнулась.

— Пожалуй, нам пора познакомиться, — сказал Раймонд, повернувшись к барону. — Ведь мы с вами будем соседями.

Тот кивнул:

— Хорошо. Но сначала, с вашего позволения, я хотел бы убедиться, что вы тот, за кого себя выдаете.

— Это лишнее, Хью, — горько усмехнулась Джулиана. — Теперь я окончательно прозрела. Замысел этого рыцаря мне совершенно ясен. Он хотел разнюхать здесь все как следует, пустить корни, а потом прибрать мои владения к рукам. Не правда ли, милорд?

— Помолчите, Джулиана, — отмахнулся от нее Хью, разглядывая некий маленький предмет, который Раймонд достал из кошеля.

Судя по всему, барон остался удовлетворен увиденным.

— Вот, полюбуйтесь, — сказал он Джулиане. — Это родовая печать вашего жениха. Герб старинный и хорошо известный. Советую приглядеться к нему как следует — это может вас образумить.

Джулиана брезгливо взяла двумя пальцами печать, посмотрела на вздыбленного медведя.

— Эту печать я видела и раньше. Она стояла на каждом письме, которые я получала от графа Авраше. Граф требовал, чтобы я немедленно прибыла к месту венчания.

— И этот медведь вас не пугает? — спросил Хью.

— А чего мне бояться? — с деланной беспечностью пожала плечами Джулиана. Она и так была перепугана сверх всякой меры, так что терять ей все равно было нечего.

— А известно ли вам, что предки лорда Авраше ходили в медвежьих шкурах, а в бою становились берсерками, то есть впадали в неистовство?

— Достаточно, барон. — Раймонд взял у Джулианы печать и спрятал ее в кошель. — Это всего лишь легенды. Их распространяют члены моей семьи, чтобы внушить врагам ужас. Давайте соседствовать с вами по-доброму, милорд.

Он взял Джулиану за руку и повел ее к огню. Джулиана упиралась, однако ей так и не удалось освободить свои пальцы.

— Мне нужно проверить, все ли убрали слуги? — возмутилась Джулиана, но Дагна успокоила ее:

— Не волнуйтесь, миледи. Мы проследим за этим. Не правда ли, Валеска?

Вторая подхватила:

— А нам поможет ваша замечательная служанка Файетт.

Раймонд вновь потянул Джулиану за руку, но молодая женщина не желала за ним идти. Тогда он предупредил:

— Если будете упираться, я обниму вас за талию.

Джулиана, испугавшись, прекратила сопротивление. «Я похожа на овцу, покорно бегущую за бараном», — подумала она. Правда, Раймонд не был похож на барана, да и она никакая не овца.

— Недолго же вы каялись, — процедила Джулиана.

— Да, недолго, зато искренне.

Усадив ее на скамью возле огня, Раймонд уселся рядом. Теперь она не могла никуда от него деться.

Повернувшись к Хью, Раймонд спросил его так, словно был в замке уже полновластным хозяином:

— Милорд, что заставило вас прибыть в замок Лофтс среди зимы? Ведь погода скверная, да и Рождество на носу.

Хью ничуть не удивился и почтительно ответил:

— До нас дошли слухи, что возле замка ведутся какие-то работы. Мы не поверили, что кому-то пришла в голову безумная идея затевать строительство среди зимы, и решили посмотреть своими глазами.

— Да, это чистое безумие, — подхватил Феликс.

— Кто же сообщил вам о строительстве? — сурово спросил Раймонд.

— Мы получили письмо от… — начал было Феликс, но Хью оборвал его:

— Нам сообщил об этом странствующий трубадур. — Хью поклонился Джулиане и погладил ее по плечу. — Кроме того, хотелось навестить на Рождество нашу давнюю подругу. Все знают, что у нее в замке готовят самый крепкий восейл во всей Англии.

— Это точно, самый что ни на есть лучший, — закивал Феликс.

Джулиана через силу улыбнулась, на нее вновь нахлынули страшные воспоминания прошлого. Губы задрожали, и Джулиана решительно выпятила челюсть.

Раймонд, заметив ее состояние, как бы между прочим обхватил ее за талию и притянул к себе.

Он не стал ей ничего говорить, понимая, что она в любой момент может разрыдаться, но уже одно прикосновение его тела придало ей сил. Придало сил, но не успокоило. Как может успокаивать мужское прикосновение? Джулиана хотела отодвинуться. Рука Раймонда давила на нее неимоверной тяжестью, почему-то стало трудно дышать.

Мужчины тем временем вели какой-то неинтересный разговор о турнирах и боях. Джулиана не слушала — ее внимание привлекли слуги, шумно радовавшиеся чему-то.

Подозвав служанку, Джулиана спросила:

— Что это они так развеселились?

— Как, разве вы не заметили, миледи? — Файетт чуть не подпрыгивала от восторга. — Сэр Джо-зеф убрался из зала!

Джулиана огляделась по сторонам и увидела, что старого рыцаря действительно нет.

24
{"b":"7258","o":1}