ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ну и что? Разве это повод для ликования?

— Он больше сюда не вернется, миледи. Никогда сэр Джозеф вас больше не обидит.

— Обидит? Разве он меня обижал? — смутилась Джулиана.

— Что же мы, слепые, что ли? Да он все время вас мучил. — Файетт подбоченилась. — Прямо смотреть было жалко. А что мы могли сделать? Ведь он был ваш первый помощник. — Она добавила: — Да и нам теперь жить будет легче.

— А что, вас он тоже обижал?

— А то вы не видели. Он все время нас бил да щипал.

Файетт сердито потерла ягодицы.

Джулиана покраснела. Она знала, что сэр Джозеф всегда отличался сварливостью и дурным нравом, однако никто из слуг никогда на него не жаловался.

— Я и не подозревала, что он до такой степени… груб.

— Не хотели вас расстраивать, миледи. Все равно вы с этим старым негодяем ничего бы не сделали.

Джулиана грозно нахмурилась:

— Но ведь я изгнала его!

— Так-то оно так, миледи, да только не больно-то он торопился уезжать, — Не обращая внимания на гнев хозяйки, Файетт с обожанием взглянула на Раймонда. — Но ничего, теперь лорд Раймонд ему в два счета укорот даст. Против лорда Раймонда сэр Джозеф — пустое место.

Джулиана почувствовала себя бесконечно виноватой. Она до такой степени была погружена в собственные проблемы, что совсем не думала о слугах. Вот отличная причина, по которой следует выйти замуж.

Без мужа она ни на что не годна.

Джулиана искоса взглянула на Раймонда и увидела, что он на нее смотрит. Она немедленно приняла гордый вид. Не хватало еще разреветься в его присутствии.

Знакомый голос произнес:

— Миледи, вот ваше любимое вино.

Джулиана вздрогнула и увидела сияющую Валеску, протягивающую ей чашу.

— А вот покрывало укутать ваши ноги.

Дагна накрыла ей колени, а заодно и руку Раймонда, на них лежавшую.

Теперь он мог беспрепятственно позволять себе любые вольности, и никто не увидит. А если и увидит? Ведь они уже обручены. В глазах всех присутствующих они почти что муж и жена. Можно хоть сегодня зачать ребенка. Потом достаточно будет на ступенях церкви объявить плод этой любви законным, и никаких сложностей не возникнет.

Старухи поглядывали на Джулиану с таким чувством, словно она уже вынашивала сына их господина.

— Проваливайте прочь, — зашипела Джулиана, и старые карги, ничуть не обидевшись, удалились.

— Они желают вам добра, миледи, — прошептал ей на ухо Раймонд. — Не сердитесь на них за излишнее усердие.

— Я на них и не сержусь, — буркнула Джулиана. — У меня просто плохое настроение. Но я не наказываю слуг без вины.

— Я это заметил.

— Меня воспитывал отец, а он с детства приучил меня обходиться со слугами справедливо.

Джулиана вздохнула и подумала, что сейчас не и время предаваться праздной болтовне. Она чувствовала себя бесконечно усталой. Волнение, страх, гнев — вся эта резкая смена чувств подорвала ее силы. Она подавила зевок, ее неудержимо клонило в сон. Но Раймонд сидел рядом, нашептывал ей что-то на ухо, его глаза загадочно поблескивали. А что, если он намерен сегодня же ночью залезть к ней в постель? Ведь они обручены, в глазах короля — они уже муж и жена.

От этой мысли ее бросило в жар. Рука Раймонда как бы случайно коснулась ее живота, и Джулиана инстинктивно сдвинула ноги, но от этого движения жар распалился еще больше. К тому же стало трудно дышать.

Веду себя, как зеленая девчонка, думала Джулиана. А ведь зрелая женщина, мать двоих детей. Разве можно поддаваться глупым соблазнам?

Потягивая пряное вино, она думала, как бы половчее ускользнуть от Раймонда. Может быть, просто встать и уйти? Или, например, можно сказать, что ей нужно заняться хозяйством. На худой конец, сделать вид, что ей потребовалось наведаться в уборную. Нет, пожалуй, лучше пойти проведать дочерей, а потом не вернуться обратно.

Как же быть? Почему все тело пылает огнем? Может быть, сэр Джозеф прав, и она просто шлюха?

Стоило Джулиане взглянуть на Хью и Феликса, и ей начинало казаться, что она в утлой лодчонке плывет по бурному морю. Когда же она смотрела на Раймонда, волны чудодейственным образом стихали, яростный ветер превращался в легчайший бриз, а главное, вокруг никого не было: лишь Раймонд и Джулиана.

Кто знает, какие чувства он испытывает к ней на самом деле, однако роль преданного возлюбленного играет исправно. Это безумно ее злило. Она должна была бы его ненавидеть, да никак не получалось. Жаль, что они не встретились раньше, когда Джулиана еще не разучилась смеяться. Она никогда не была красавицей, но в прежние времена мужчины превозносили до небес ее очаровательную улыбку. Джулиана вспомнила, как это было: вот она сидит в небесно-голубом платье с желтым лифом, а вокруг поклонники, и она их совсем не боится. А если представить, что она — не только могущественная леди Лофтс, мать чудесных дочерей, но и жена великого воина… С таким отцом девочки выросли бы решительными и храбрыми.

Встрепенувшись, она взглянула на руку Раймонда, такую крепкую, большую, мозолистую, и, поддавшись инстинкту, сжала ее пальцами.

Раймонд поднялся и потянул ее за собой.

— Лорд Хью, лорд Феликс, — сказал он, — мы еще не раз с вами побеседуем, но сегодня леди Джулиана устала. Слуги тоже клюют носами, да и вы наверняка утомлены после долгого путешествия. Пора спать, мы желаем вам доброй ночи. — И он обнял Джулиану за плечи.

8

Он ее даже не поцеловал.

Джулиана застонала, жмурясь от утреннего яркого солнца. Неужели уже утро? Не может быть! Наступающий день сулил столько испытаний!

Больше всего она боялась смеха. Сжавшись в комок, она закрыла голову подушкой.

Слуги, должно быть, будут веселиться и поздравлять ее со счастливым браком. Это ужасно. Но еще тяжелее будет смотреть в глаза лорду Раймонду. Ночью он вел себя безупречно. Уложил ее в постель, не раздевая, а сам сел рядом и стал рассказывать, почему был вынужден прибегнуть к своему злосчастному маскараду. Мол, не хотел ее пугать, надеялся, что она к нему привыкнет, а потом запутался и уже не знал, как выбраться из этой ситуации. Но рано или поздно, уверял он, непременно поведал бы ей всю правду.

Она очень хотела поговорить с ним начистоту, но у нее ничего не получилось. Казалось, что она заперта от всего мира в неприступной каменной башне, и стоит ей сделать маленький шажок, как она тут же упадет с парапета вниз, в бездну.

Она смотрела на чисто выбритый подбородок Раймонда, вдыхала свежий запах его кожи, слушала завораживающий голос, и у нее кружилась голова, а земля уходила из-под ног.

Он даже не попытался ее поцеловать! Не лег рядом с ней на ложе. Значит, испытание, которого она так страшилась, отсрочено. Должно быть, ее репутация погублена настолько безнадежно, что Раймонд вообще не желает делить с ней ложе.

В этот момент она услышала низкий голос лорда Хью, донесшийся из дальнего конца зала:

— Почему вы хотите на ней жениться, милорд?

Джулиана зажмурилась: что за несчастный день! Ничего не видеть, ничего не слышать, спрятаться от всех на свете.

Зычный голос барона вновь донесся до нее:

— Такой человек, как вы…

Раймонд оборвал его:

— Что вы имеете в виду? Что значит: «такой человек»?

Голоса приближались к ширме, и Джулиана с головой закуталась в меховое одеяло.

— Ну как же, — угрюмо продолжил Хью, — вы всю жизнь при дворе, ездили по разным странам. Вам покровительствует сам король. Зачем вам понадобилось забираться в эту глухую провинцию, да еще брать в жены такую женщину?

— Какую «такую»?

— Сами видите. — Тут Хью, должно быть, презрительно пожал плечами — во всяком случае, так подумала Джулиана. — Она недурна собой, но репутация ее безнадежно подпорчена, да и не такая уж она богатая. Вы могли бы найти невесту и побогаче. Она крайне подозрительна, недоверчива, относится к мужчинам без должного уважения. Слишком уж баловал ее в детстве отец. Когда же он от нее отвернулся, Джулиана озлобилась, стала упрямой и своенравной. И кроме того, она слабохарактерна и труслива.

25
{"b":"7258","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Венец многобрачия
Секретная жизнь коров. Истории о животных, которые не так глупы, как нам кажется
Исцеление от травмы. Авторская программа, которая вернет здоровье вашему организму
Сантехник с пылу и с жаром
Спасти нельзя оставить. Сбежавшая невеста
Исчезающие в темноте – 2. Дар
Дерево растёт в Бруклине
Линейный крейсер «Худ». Лицо британского флота