ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джулиана заерзала, не в силах сдержать возбуждение.

Он осторожно положил руку ей на бедро.

— Тише, девочка. Я ведь давно любуюсь тобой, давно тебя хочу. Еще с того дня, когда мы сидели вдвоем в заснеженной избушке. Мне трудно было сохранять… целомудрие. — Он хмыкнул. — Так что не искушай меня. Давай-ка лучше спать. Я же буду предвкушать день твоей капитуляции.

Он повернулся так, что его грудь прижалась к ее спине. Тела совпали идеально — как две ложки.

Не удержавшись, Джулиана спросила:

— А что будет, если я не сдамся?

— Ничего, я своего добьюсь, — пообещал он.

— А все-таки, если не получится?

Он тяжело вздохнул, и пряди на ее шее слегка колыхнулись.

— Тогда поставим точку в нашу брачную ночь. — Он положил руку ей на талию. — Договорились?

— Вы слишком добры, сэр, — церемонно сказала Джулиана.

— Это верно, — убежденно произнес он.

Его рука лежала на ее разгоряченной коже. Забеспокоившись, Джулиана опустила рубаху пониже, до самых коленей.

— Теперь успокоилась? — спросил он.

Она ничего не ответила и вся напряглась.

— Ладно, спи. Сегодня больше ничего не будет. Не упрашивай.

11

— Я слышал, ты принял мой совет и всерьез занялся ухаживанием. Раймонд сердито посмотрел на Кейра:

— Откуда такие сведения? Что-то я не видел тебя в зале вчера вечером.

Кейр закончил ковать плуг и швырнул его в холодную воду.

— Спасибо, я имел счастье раньше познакомиться с твоими родителями.

— Джулиана тоже с ними познакомилась, — мрачно сказал Раймонд.

— И она все равно согласна выйти за, тебя замуж?

— Свадьба состоится на Рождество.

Кейр отложил инструменты, вытер руки о фартук.

— К чему такая спешка?

— Не могу позволить, чтобы она от меня улизнула. — Раймонд подошел к двери кузницы и взялся руками за притолоку. — Утром просыпаюсь — ее нет. Я вскочил как полоумный, стал метаться…

— И что, нашел ее?

Раймонд с отвращением махнул рукой:

— Она прикладывала снег к носу Феликса. Тайком от меня. Боялась, что я разорву этого ублюдка на клочки.

— Ты сделал это?

Раймонд недобро улыбнулся:

— Нет, но как следует его припугнул. Он бросился из зала наутек. Надо будет разыскать его и посоветовать убираться из замка Лофтс, и чем скорее, тем лучше.

— Между прочим, сэр Джозеф поселился в конюшне. Может, тебе туда заглянуть?

Раймонд резко обернулся:

— Что ты хочешь этим сказать?

— Там миленькая компания, — сказал Кейр, вешая на гвоздь свой кожаный фартук. — Граф, барон и ловкий кукольник, который управляет ими обоими.

— Граф? Барон? Ты хочешь сказать, что Хью находится под влиянием?.. — Раймонд задумался. — Ну, насчет Феликса у меня сомнений нет, но Хью? Стало быть, ты считаешь, что сэр Джозеф — ловкий кукольник? Да ведь это просто старый рыцарь, который ворчит на весь белый свет, потому что его время койчилось.

— У меня есть глаза, — ответил Кейр и вышел на улицу глотнуть свежего воздуха. — Смотрика сам.

Раймонд увидел, что в открытых дверях конюшни стоит Хью и с кем-то разговаривает. Собеседника было не видно.

— Мне кажется, что Хью не желает Джулиане дурного, — произнес Раймонд, нахмурившись.

— Осознанно — нет. Но сэр Джозеф очень хитер, а Хью…

— Не очень, — закончил за него Раймонд. — Да, он человек прямой и бесхитростный. Такого можно обвести вокруг пальца.

— Что до Феликса…

Раймонд рассмеялся:

— Можешь мне про него ничего не рассказывать. Ни одной собственной мысли. Но скажи, зачем сэру Джозефу нужны все эти козни? Какую прибыль он может получить?

— Я сам этого не понимаю. Но в отличие от тебя я хожу среди людей, а у меня есть глаза и уши.

— Я знаю, ты жутко любопытен, — кивнул Раймонд. — Это твое качество не раз меня спасало, — поспешно добавил Раймонд, видя, что его приятель надулся.

Кейр согласно кивнул головой:

— Да, я прислушиваюсь к тому, о чем сплетничают конюхи. Им стало несладко с тех пор, как сэр Джозеф поселился в конюшне, поэтому парни повадились сидеть у меня в кузне. Кажется, сэр Джозеф поговорил с Хью и Феликсом еще вчера утром, когда те пришли проведать своих лошадей. — Кейр злорадно ухмыльнулся. — Старый дурень считает, что у конюхов нет ушей.

— То-то Хью пытался убедить меня не жениться на Джулиане, — вспомнил Раймонд. — А Феликс о том же самом говорил с Джулианой.

— Мало того. Феликс еще добивался, чтобы Джулиана вышла не за тебя, а за него.

— Что?! — зычно рявкнул Раймонд. — Я его убью!

Он ринулся было к конюшне, но Кейр ухватился за него:

— Убить ты его можешь, но тебе не вредно будет знать, что он уже не в первый раз пытался на ней жениться.

Раймонд остановился и схватил Кейра за рубаху:

— Немедленно выкладывай все, что знаешь.

— Осторожно, порвешь. Леди Джулиана тебя за это не похвалит.

Раймонд тут же выпустил рубаху.

— Вообще-то я мало что знаю. Конюхи, да и все остальные слуги держат язык за зубами, оберегают честь своей госпожи. Я выяснил лишь, что отец пытался выдать ее за Феликса, а она — ни в какую.

Вспомнив, как коротко острижены у Джулианы волосы, Раймонд призадумался. Женщины знатного происхождения обычно не стригут волос, и, когда распускают косы, волосы спускаются чуть ли не до колен. Стригут женщин лишь после болезни или же… Чтобы опозорить, заклеймить блудницу.

— Я подозревал что-то в этом роде, — медленно сказал он.

— Тогда неудивительно, что она с таким отвращением относится к браку.

Раймонд улыбнулся:

— Ничего, я сумею ее переубедить.

Кейр скептически осмотрел друга с головы до ног:

— Женщины — загадочные существа. Полюбуйся-ка на своего соперника. Вон он выглядывает из-за двери.

Лицо Раймонда перекосилось, он резко обернулся и кинулся по направлению к конюшне. Однако дорогу ему преградил Хью.

— Я собираюсь уезжать, — буркнул барон, глядя себе под ноги. — Вы, должно быть, уже догадались, что я испытываю к Джулиане не просто дружеские чувства…

— Догадался.

Хью посмотрел в сторону:

— Мне трудно смириться с тем, что Джулиана выходит замуж.

Из-за двери высунулась чья-то голова и тут же спряталась обратно. Раймонд, глядя на Хью, громко сказал:

— Джулиане будет обидно, что ее друг не останется на Рождество. А едет ли с вами Феликс?

— У него другие планы.

Раймонд повысил голос:

— Какие планы могут быть у Феликса? Он настолько глуп, что ему самому в голову никогда ничего не приходит. — Раймонд шагнул в сторону, по-прежнему глядя на смущенного Хью. — Хорошо, что леди Джулиана свернула ему нос — теперь он хоть будет не таким уродом, как раньше. Это не рыцарь, а какой-то червь. Такую кучу дерьма я не видывал с тех пор, как разгребал навоз в сарацинской конюшне.

Феликс выскочил из-за двери, от ярости позабыв об осторожности. Прежде чем граф мог опомниться, Раймонд схватил его за шиворот и оторвал от земли.

— Вот вам, пожалуйста, — сказал он. — Настоящая навозная куча.

— Я не урод! — придушенно засипел Феликс. Раймонд запрокинул голову и расхохотался:

— Вот как? Погоди, вот снимешь повязку со своей физиономии, тогда посмотришь.

Он тряхнул несчастного Феликса так сильно, что тот со стоном схватился за больной нос.

— У меня огромное искушение спустить тебя в отхожее место, — продолжил Раймонд. — Там тебе самое место.

Отчаянно размахивая руками, Феликс схватил Раймонда за горло и стиснул. Тут Раймонд взревел раненым медведем и отшвырнул Феликса в сторону. Взбешенный, он ринулся на поверженного противника, но тут его перехватили сзади могучие руки. Раймонд вырывался, кричал какие-то чужеземные слова. Кейр и Хью тоже кричали, а Феликс, вереща от ужаса, пятился в конюшню. Конюхи бросились врассыпную. Лишь один человек наблюдал за происходящим с явным удовлетворением.

— Леди Джулиана? Леди Джулиана, где вы? — раздался голос из кухни. Джулиана спустилась вниз, спросила у поварихи:

38
{"b":"7258","o":1}