ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Раймонд подошел к ней сзади, положил руку на плечо:

— Пойдем спать.

Она резко отодвинулась:

— Я не хочу спать.

Он смотрел на нее. Вид у нее и в самом деле был совсем не сонный. Не услышал он в ее голосе и обиды. Гнева тоже не было. Скорее голос ее прозвучал испуганно.

Она испугалась? Чего? Что он изобьет ее из-за пожара в кухне?

Склонившись над огнем, Джулиана смотрела на угли, словно они должны были сообщить ей нечто очень важное.

Раймонд ногой распихал слуг, пригревшихся возле очага, и те послушно убрались подальше.

— Я тоже не хочу спать, — объявил он, усаживаясь на скамью, но не слишком близко к Джулиане. — Это похоже на первую нашу ночь. Помнишь?

— Еще и двух месяцев не прошло. А столько всего переменилось. — Голос ее звучал рассеянно. — Многое переменилось, а многое осталось по-прежнему.

Она потерла шрам на щеке, и Раймонд, пытаясь угадать ее мысли, осторожно сказал:

— Тогда ты думала, что я совершу над тобой насилие.

Джулиана вздрогнула, взглянула на него, и он прочел в ее взгляде отчаяние, стыд и страх. Поддавшись порыву, он обнял ее за плечи, но она крикнула:

— Не притрагивайся ко мне!

Потом, оглянувшись на спящих слуг, понизила голос:

— Что я говорю? Ты ведь и не хочешь ко мне прикасаться.

От этого заявления Раймонд опешил. Он не хочет ее касаться? Да для него адская мука сидеть с ней рядом и не сметь до нее дотронуться. Ему нужно каждую ночь заниматься с ней любовью. Минувшая ночь лишь обострила эту жажду.

— Мне очень нравится тебя трогать, — осторожно сказал Раймонд.

— Нет, ты не стал бы меня касаться, если бы знал…

Она покачала головой, ее медные волосы рассыпались по плечам.

Раймонд глубоко вздохнул. Значит, дело вовсе не, в Кейре. Тем не менее он счел нужным сказать:

— Я хотел извиниться перед тобой. По поводу Кейра.

— Кого? — изумленно уставилась на него она.

— Моего рыцаря. Которого я назначил комендантом.

— А, Кейра. — Она отмахнулась. — Не отвлекай меня. Это сейчас неважно. Я хочу сделать тебе признание.

Он дотронулся до ее щеки, чтобы она убедилась — он не имеет ничего против прикосновений. Она же взглянула на него так, словно он для нее уже умер.

— Любимая, не мучай себя так, — прошептал он.

Она положила руку на сердце, наклонила голову. Казалось, она прислушивается к какому-то голосу, внятному ей одной. Видно, тайна и в самом деле была ужасной — она перечеркнула и радость, и надежду. По какой-то причине Джулиана решила, что пришло время рассказать ему всю правду. Голосом, дрожащим от волнения и сострадания, Раймонд сказал:

— Тайны отягощают душу. Поделись со мной, и половина ноши достанется мне.

Она не то откашлялась, него всхлипнула и горько сказала:

— Такая женщина, как я, никому не нужна. И уж во всяком случае, тебе. Ты — родич короля, наследник титула и состояния.

— Ах, вот оно что, — вздохнул Раймонд. — Успела поговорить с моими родителями.

— С твоей матерью, Изабеллой. — Джулиана чуть не поперхнулась, произнеся это имя. — Она ужасная женщина.

— Это еще мягко сказано.

— Но она говорит верные вещи.

— Например, про то, как я должен прожить свою жизнь? — Раймонд с состраданием посмотрел в ее измученное лицо. — Изабелла никогда ничего верного не говорит.

— Она знает то, чего не знаешь ты.

Раймонд наудачу сказал:

— Ты имеешь в виду про твое изнасилование?

Вид у нее был такой несчастный, что Раймонд, не в силах сдержаться, крепко обнял ее и прошептал:

— Вот видишь? Я все знаю, но это не имеет никакого значения.

Она вырвалась из его объятий, словно они были для нее мучительны.

— Ничего ты не знаешь!

Кое-кто из спавших на полу слуг зашевелился, и Раймонд нетерпеливым жестом махнул рукой:

— Тогда расскажи, как было.

— Значит, ты задавал вопросы? Как твоя мамочка? — Она сердито закуталась в шаль.

Раймонд, стиснув зубы, молчал. Ее обвиняющий взгляд померк.

— Нет, я знаю, ты не стал бы задавать вопросы. Кто-то рассказал тебе…

— Это была ты.

Она встрепенулась:

— Не может быть! Я что, говорила во сне?

— Когда? Не больно-то много времени мы с тобой спали.

Раймонд взял ее за руку, погладил ладонь.

— Но ты все время намекала, а я собирал крохи. Сначала я решил, что ты завела себе какого-нибудь неподобающего любовника и тебя застигли на месте преступления. Потом, когда я увидел, как ты ударила Феликса, я понял: этой женщине приходилось драться и раньше.

— Ну и что такого? Учил же ты Марджери защищаться.

— Вот именно — учил. Женщины — существа настолько нежные, что их приходится учить постоять за себя. — Он обнял ее за талию. — А кто учил тебя?

— Никто.

— Вот именно. Значит, тебя научила жизнь. Когда сэр Джозеф запугивал тебя, грозил, я обо всем догадался.

— Сэр Джозеф, — с отвращением повторила она. — Это он тебе все рассказал.

— Нет, не он. — Он погладил ее по коротким волосам. — Я догадался вот по этому. Она замерла.

— Кто-то обрезал тебе волосы. Кто это был? — Джулиана смертельно побледнела. — Сэр Джозеф?

— Нет, — беззвучно прошептала она.

И тогда Раймонд догадался:

— Это сделал твой отец. Он хотел тебя опозорить.

На глазах у нее выступили слезы. Отчаянным шепотом Джулиана произнесла:

— Но меня не изнасиловали!

Раймонд испытующе смотрел на нее. Ее дрожащий подбородок был упрямо выпячен, кулаки сжаты.

— Я сражалась изо всех сил и сумела убежать, сохранив свою честь. Но разве кого-нибудь интересует правда? Куда важней злословие. Отец не поверил мне. Я рассказала ему все, как было, а он не поверил! Сказал, что я сама во всем виновата. Что я вела себя, как шлюха, — любила красиво одеваться, строила мужчинам глазки. И еще он сказал, что теперь я должна… должна выйти замуж.

— За Феликса?

Джулиана взорвалась:

— Так ты все-таки знаешь?!

— Не всё. Если бы я знал всю правду, Феликс отсюда живым бы не ушел.

— Не говори так! — в ужасе воскликнула она. — Он не стоит того, чтобы ради него взять на душу такой грех.

Раймонд чуть не рассмеялся:

— Ничего, такой грех мне Бог простил бы.

— С тем же успехом можно дуться на палку сэра Джозефа, когда старик пускает ее в ход.

— Значит, ты считаешь, что Феликса кто-то подговорил?

— Мой отец хотел, чтобы я стала его женой. А я отказалась.

— Твой отец, — недобро повторил Раймонд.

— Да, но он меня не заставлял. А ведь никто не осудил бы его, если бы он меня избил, посадил бы под замок. Но отец не сделал этого. Впрочем, он знал, что в этом случае ему придется взять все заботы по хозяйству на себя. Дети остались бы без присмотра, слуги бы ворчали, ему подавали бы подгоревший ужин, и жизнь его перестала бы быть такой удобной. Я затаила бы на него обиду, а отец не любил, когда привычный порядок жизни нарушался. Поэтому для него было бы гораздо легче и удобней… — Джулиана запнулась, держась рукой за ноющее сердце. — В общем, иногда мне кажется, что отец сам все это устроил…

Она глубоко вздохнула, боясь разрыдаться.

— Потом он говорил, что я могу спасти его и свою репутацию, только если выйду замуж.

— Репутацию твоего отца? — ядовито переспросил Раймонд, всей душой ненавидя того, кого уже не было в живых.

Так вот в чем источник ее горя! Доверие Джулианы к людям подорвало не насилие, не жестокость, а предательство отца. Точнее, предположение о его коварстве. Отец хотел, чтобы она вышла замуж за Феликса. Самый близкий человек не поверил Джулиане, предал ее, унизил, и это легло тяжким бременем на ее душу.

Но неужели отец устроил и ее похищение? Может быть, это он подговорил Феликса прибегнуть к насилию? Возможно ли такое? Это было бы слишком гнусно — так поступить с единственной дочерью, однако, судя по тому, что Раймонд слышал о покойном лорде Лофтсе, от этого человека можно было ожидать чего угодно.

— Да, он заботился о своей репутации! — горько воскликнула Джулиана. — Когда же я отказалась выходить за Феликса, он в наказание обрезал мне волосы кинжалом. Хотел, чтобы мой позор был у всех перед глазами.

47
{"b":"7258","o":1}