ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ее муж умер после долгой болезни. Он сошел бы в могилу гораздо раньше, если б леди Джулиана за ним не ухаживала столь заботливо. А что касается отца миледи, то он относился к ней без должной любви — просто жалко было смотреть. Представляю, как страдала на небесах покойная матушка леди Джулианы. Отец собственными руками губил свою дочь.

Тут Джулиана наконец вмешалась:

— Перестань, Леймон.

Мужчины обернулись к ней, и она сделала шаг вперед:

— Не нужно так говорить об отце.

— Как прикажете, миледи, — поклонился Леймон. — Но это сущая правда.

Не обращая на него внимания, Джулиана сказав сэру Джозефу:

— Не знаю, чем я заслужила такую ненависть вашей стороны.

— Да вы просто дура, несчастная дура, которая не видит дальше собственного носа! — Сэр Джозеф злобно сплюнул. — Всю свою жизнь я служил вам верой и правдой, и вот она, благодарность. Ссылаете меня в захолустный замок, да еще под присмотр вашего лакея.

Кейр невозмутимо произнес:

— Бартонхейл — не захолустный замок, да и вас никто обижать не собирается. Я никогда еще не управлял замком, мне понадобится ваша помощь. Если бы вы согласились…

Но сэр Джозеф не обращал на него внимания. Приблизившись к Джулиане, он прошипел:

— Минувшей ночью все слышали ваши вопли. Что, нашли наконец мужчину, который способен удовлетворить вашу похоть? А известно ли вашему мужу, что вы — кровожадный вампир, высасывающий из мужчин жизнь?

Джулиана молчала, и от этого старый рыцарь распалился еще больше. Он угрожающе вцепился в свою палку, и Раймонд встревоженно подался к Джулиане, но она знаком велела ему оставаться на месте.

— Стало быть, наши соседи для вас были недостаточно хороши? — нашептывал сэр Джозеф. — Вы искали добычу покрупнее. Что ж, вы ее заполучили. Можете наслаждаться друг другом.

— Спасибо за пожелания, славный старик, — звонко ответила Джулиана.

Ее невозмутимость окончательно вывела его из себя:

— Валяйся с ним в постели, как последняя шлюха!

Джулиана размахнулась и ударила ногой по его посоху, и сэр Джозеф чуть не свалился.

— Ах ты, чирей на моей заднице! — громко воскликнула она. — Убирайся в Бартонхейл, пока я не раздавила тебя, как навозную лепешку! Смотри, а то я забуду, что нас связывают кровные узы!

Сэр Джозеф хотел кинуться на нее, но невесть откуда взявшийся Деннис преградил ему дорогу. Ломающимся от волнения голосом он крикнул:

— Убирайтесь прочь, сэр! Вы злобный негодяй!

Джулиана удивленно воззрилась на оруженосца, а сэр Джозеф прохрипел:

— Не мешай мне, мальчик. Я должен разобраться с этой женщиной.

— Нет! Вы ее не тронете! — порывисто воскликнул Деннис.

— А парень-то прав, — сказала Валеска, трогая сэра Джозефа за плечо.

Тут же к ней присоединилась Дагна:

— Катись отсюда, старикашка. Твое время кончилось.

Сэр Джозеф вертел своей тощей шеей, но открыть рот уже не осмеливался.

Подошел Раймонд, крепко взял его за локоть:

— Отправляйтесь в дорогу, сэр. Вас ждет телега.

— Телега? — взвился сэр Джозеф. — Я рыцарь! Я поеду верхом!

— Нет, вас отвезут на телеге. Не хватало еще, чтобы вы заблудились по дороге.

Сэр Джозеф рывком высвободился:

— Я не заблужусь. И зарубите себе на носу: так просто вам от меня не избавиться.

Сэр Джозеф, ковыляя, пошел прочь, а Деннис прошептал:

— Он настоящий дьявол! …

Глаза мальчика горели огнем, он порывисто обнял Джулиану за плечи.

— Знаете, миледи, ведь он обхаживал меня, соблазнял, предлагал такое, о чем и помыслить страшно.

Джулиана удивленно смотрела на оруженосца. Ей было странно ощущать рядом с собой это тощее, нескладное тело. Когда-то у нее был муж, как две капли воды похожий на Денниса. Но Деннис обнимал ее так, как сын обнимает мать. Он прижался головой к ее плечу, словно искал у нее утешения и защиты. Неловко погладив его по спине, Джулиана сказала:

— Он ушел, можешь о нем забыть.

— Да, конечно.

Деннис отодвинулся. Казалось, он не понимает, что повел себя неподобающим образом. Глядя куда-то невидящим взглядом, он воскликнул:

— Я отрину соблазн. — Он огляделся по сторонам, увидел вдалеке Марджери и Эллу. — Да, непременно отрину!

— Правильно, парень. — Валеска взяла его за руку. — Пора подкрепиться. Тебя ждут хлеб, сыр, добрый эль, парное молоко. Леди Джулиана велела, чтобы мы тебя хорошенько подкормили, а лорд Раймонд говорит, что рыцарский конь под таким тощим цыпленком в седле ходить не будет. Проголодался поди, защищая ее милость?

Услышав о еде, Деннис просиял и немедленно бросился к столу, не забыв, впрочем, оглянуться на госпожу.

— Брюхо у парня ненасытное, — вздохнула Дагна, приподняв брови. — Пойду-ка принесу с кухни еще еды.

Раймонд подмигнул Джулиане:

— Видишь, у тебя теперь появился еще один защитник.

— Похоже на то, — кивнула она, с симпатией проводив подростка взглядом.

До сих пор она старалась держаться от него на расстоянии — слишком уж тягостные воспоминания будила его тощая фигура в ее памяти. Джулиана кормила его, одевала и считала, что этого достаточно.

Зато Деннис с нее глаз не спускал — как она расчесывает Элле волосы, как учит Марджери шить, как укладывает девочек в кровать. Сразу было видно, что мальчишка изголодался по материнской ласке. Джулиана не хотела открывать ему свое сердце, однако сегодня он проявил храбрость, и она поневоле растрогалась.

Раймонд довольно улыбнулся:

— Хороший парень, а?

Прежде чем Джулиана успела ответить, в разговор вмешался Кейр:

— Хороший-то он хороший, да совсем неотесанный. Ты должен научитьего, что такое честь, Раймонд.

Раймонд с некоторым удивлением взглянул на своего друга:

— Лорд Питер говорил мне, что чести научить нельзя. Можно лишь показать, что это такое, а остальное уже зависит от ученика.

Кейр посмотрел на Денниса, уплетавшего за обе щеки:

— По-моему, он способный ученик. Причем не только в хорошем, но и в плохом. Он уже знает, что добродетель не всегда выгодна. К тому же он нетерпелив.

— В самом деле? — задумчиво произнес Раймонд. — Пойдем, я провожу тебя, и ты расскажешь мне об этом поподробнее.

— Я должен попрощаться с леди Джулианой. Он сказал это вроде без намека, но Джулиана покраснела. Раймонд же с насмешливой учтивостью поклонился и сказал:

— Да, Кейр, можешь с ней посекретничать.

— Мне не о чем секретничать? — возмутился рыцарь.

У него было такое опечаленное выражение лица, что Джулиана расхохоталась.

— Ваш супруг, миледи, не отличается большим умом, однако человек он приятный, — с достоинством заявил Кейр и, взяв Джулиану Под руку, подвел ее к бойнице, выходившей во двор.

— Давайте посмотрим, как слуги укладывают повозки для поездки в Бартонхейл.

Джулиана поняла, что рыцарь хочет с ней о чем-то поговорить, и приготовилась слушать.

Уже не в первый раз она обращала внимание на его руку, на которой осталось всего два пальца — указательный и большой. От остальных трех осталась лишь первая фаланга. Джулиана сочувственно вздохнула, но тут же одернула себя: нечего раскисать перед тем, кого Раймонд вопреки ее воле назначил комендантом Бартонхейла.

— Прежде чем я покину ваш замок, миледи, я хотел бы поблагодарить вас за гостеприимство.

Джулиана подумала, что он издевается над ней, однако для этого требовалась определенная склонность к юмору, каковой Кейр был начисто лишен.

— Мне жаль, что я сделала для вас так мало.

— В вашем положении, миледи, вы вели себя почти идеально. А если и позволяли себе иногда резкие высказывания в мой адрес, то это вполне понятно — ведь я для вас чужак. Я бы хотел, чтобы все женщины были такими же мудрыми, как вы.

— А все мужчины такими же рассудительными, как вы, сэр, — столь же любезно ответила она.

Кейр поклонился:

— Вы правы, миледи. Большинство мужчин считают, что если у них есть щит и меч, то мозги им уже ни к чему. Часто они находят могилу раньше, чем рассудок.

50
{"b":"7258","o":1}