ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
В игре. Партизан
Книга Пыли. Прекрасная дикарка
Замок Кон’Ронг
Ласковый ветер Босфора
Лес тысячи фонариков
Вранова погоня
Ненавижу эту сучку
Создавая бестселлер. Шаг за шагом к захватывающему сюжету, сильной сцене и цельной композиции
Тени сгущаются
A
A

Аргумент звучал убедительно, и Джулиана заколебалась. В самом деле — должен же кто-то отправиться за подмогой.

— Я сделаю это, — сказал Солсбери, глядя ей прямо в глаза. — А вы поезжайте с господином рыцарем, миледи. Спасите своего ребенка. Раз уж эти гады так обошлись с моим Тости, можно себе представить, что они могут сделать с беззащитной девочкой.

Раймонд процедил сквозь зубы:

— А кто будет хоронить твоего Тости?

Старик исподлобья поглядел на него:

— Ему теперь все равно. Берите с собой миледи, а я отправлюсь за Леймоном.

Раймонд в отчаянии всплеснул руками:

— Солсбери, она же женщина! Разве я могу брать ее с собой в бой?

— Она женщина, но она сильная женщина. Вы верьте ей, милорд.

Раймонд прищурился, немного помолчал, а потом, тщательно взвешивая слова, сказал:

— Если миледи желает меня сопровождать, я не могу противиться. Но одно условие: делать все, как я скажу.

— Хорошо, — с готовностью согласилась Джулиана.

— Тогда в путь.

Солсбери кивнул на поломанный кустарник:

— Идти по следу будет нетрудно. И вот еще что, миледи…

— Что?

Он вынул из-за пояса нож, взвесил его на ладони.

— Тесак, правда, не больно красивый. Я сам его смастерил. Но сталь хорошая — можно дерево кромсать, можно и врагу в печенку всадить. Возьмите. Отомстите за Тости и за меня.

— Я отомщу, — заверила его Джулиана.

На глазах у старика блестели слезы. Он повесил голову, вытер нос рукавом.

— Ничего, ваша дочка, она тоже сильная.

Она сунула тесак за пояс и поскакала следом за Раймондом. Подстегивая коней, они мчались напролом по следу всадников. От земли веяло холодом, а наверху в кронах деревьев, уже вовсю царствовала весна. Пахло мхом и влажной травой. Взошло солнце, но на душе у Джулианы не стало легче. Она все время пригибалась, чтобы уберечь лицо от веток. Широко раскрытые глаза слезились, но Джулиана боялась даже моргнуть — вдруг пропустит что-нибудь важное, какой-нибудь след или знак.

Она хотела поговорить с Раймондом, спросить у него, что будет дальше, каков план действий, куда они скачут, но лицо у него было такое мрачное, что она так и не решилась нарушить молчание. Ей казалось, что злость Раймонда направлена против нее, и Джулиана очень от этого страдала. Страдала, но возвращаться в замок не собиралась. Она представляла, каково сейчас Марджери. Как ей страшно, как ей стыдно, как ей хочется домой. Все эти чувства были Джулиане слишком хорошо знакомы.

Раймонд остановился на краю поляны, где притулилась охотничья хижина.

— Сделаем привал и перекусим, — сказал он.

— Зачем? Ведь мы их почти догнали!

Не оборачиваясь, он сказал:

— Мне нужно подкрепиться перед боем.

Джулиана неохотно спешилась. Она взяла привязанный к седлу мешок с провизией, а Раймонд деловито огляделся по сторонам. Увидев, что он подбирает с земли увесистый сук, Джулиана поинтересовалась:

— Это еще зачем?

Он свирепо улыбнулся:

— Я взял с собой только меч. Мне не помешает оружие поувесистей. — Он приставил сук к стене хижины. — А ведро здесь есть?

— Какое еще ведро?

— У меня руки в крови. Хочу их ополоснуть. Принеси-ка мне воды из ручья.

Джулиана прикусила губу, едва не заявив, что он вполне может сходить за водой и сам. Ладно, подумала она, пусть потешится.

— Что-то я не вижу здесь ведра.

— Загляни в хижину. — Он нахмурился. Мне не нравится, что на моих руках кровь Тости.

Голос его звучал так печально, что Джулиана поспешно сказала:

— Да-да, сейчас зайду и посмотрю.

— Очень тебя прошу.

Вид у него был такой подозрительно невинный, что Джулиана в последний миг заподозрила недоброе, но тут Раймонд отвернулся и стал доставать что-то из седельной сумки. Джулиана вздохнула, открыла скрипучую дверь и заглянула внутрь. Увидела окошко с открытыми ставнями, в углу — поленницу дров, и больше ничего.

— Здесь ничего нет! — крикнула она.

— Зайди внутрь, посмотри. Может, все-таки найдешь.

Джулиана оглянулась и увидела, что Раймонд затягивает подпругу, готовясь к сражению.

— Ничего не вижу. — Она шагнула внутрь, поморщилась от запаха пыли. — Здесь только паутина да пыль. — Она сделала еще шаг. — Хотя погоди, что-то такое здесь все-таки есть. Считай, что тебе повезло.

Раймонд возник в дверном проеме.

— Это уж точно, миледи.

Дверь захлопнулась, и Джулиана услышала, как Раймонд подпирает ее снаружи давешним увесистым суком. 18.

Джулиана с разбегу ударилась плечом в дверь и услышала голос Раймонда:

— Это крепкий английский дуб, миледи. Посидите пока здесь. Когда кончится бой, я за вами вернусь.

— Раймонд! — отчаянно закричала она, колотя в дверь, но ответа не было.

Тогда Джулиана бросилась к окошку и увидела, что муж садится на коня.

— Раймонд, без меня у тебя ничего не выйдет! Он обернулся и задумчиво посмотрел на нее. Джулиана возликовала — кажется, ей удалось его переубедить. Он понял, что ведет себя неправильно, несправедливо. Сейчас он откроет дверь.

Увы, слишком поздно поняла она свою ошибку. Раймонд подобрал еще один сук, захлопнул ставни и задвинул сук в скобы. Джулиана привстала на цыпочки и через зазор между досками взглянула на Раймонда.

— Благодарю вас, миледи, — насмешливо произнес он. — Я чуть было не забыл про окошко.

Джулиана заметалась по избушке, ругаясь всеми известными ей ругательствами. Как выбраться отсюда? Но нет, пусть Раймонд сначала отъедет, иначе он снова помешает. Зазвенела сбруя, и Джулиана вновь метнулась к окну.

Уезжает. Помахал рукой на прощание — и скачет прочь. А она должна сидеть здесь взаперти, сходя с ума от беспокойства. В углу зашуршала мышь. Этот звук ей совсем не понравился, и Джулиана решила немедленно выбраться из избушки. Глаза ее уже привыкли к полумраку. Кажется, в углу, глина, которой избушка была обмазана изнутри, обсыпалась. Джулиана присела на корточки, стала расковыривать дыру, но за ней оказалось толстое бревно. Джулиана вспомнила слова Солсбери, что его ножом можно отлично кромсать дерево.

Она долго тыкала клинком в дерево, дерево подавалось, но нечего было и думать о том, чтобы вырезать в бревенчатой стене дыру. Это было безумие.

Тогда она посмотрела на потолок, увидела, что он совсем прогнил. Джулиана подпрыгнула, уцепилась за балку, и на нее сверху обрушилось целое облако пыли и сена. Откашлявшись, Джулиана подобрала ведро, перевернула его, встала поудобней и как следует тряханула балку.

Еще один обвал веток, сена и всякой дряни, а результата никакого.

Немного отдышавшись у окна, Джулиана попыталась успокоиться.

Итак, она заперта в заброшенной избушке — без еды, без питья. День начинает клониться к вечеру. Никому не известно, где она — если не считать некоего болвана-рыцаря, поскакавшего сражаться с врагами. Врагов неизвестно сколько, а у рыцаря из оружия только короткий меч.

Она всхлипнула, вытерла слезы рукавом. Почему Раймонд обошелся с ней так жестоко?

Раймонду угрожает смерть. А Марджери, похищенная уже дважды, находится в смертельной опасности.

Кто же на нее охотится? Зачем? Из-за выкупа или же рассчитывая насильно выдать девочку за кого-то замуж? Что вообще означает вся эта история — роковое соединение созвездий или зловещий знак судьбы?

Она металась по хижине. Крыша хоть и прогнила, однако держалась крепко. Стены тоже выглядели достаточно прочными. Джулиана остановилась возле поленницы. Когда-то она набросилась на Раймонда с поленом, и ее атака чуть не увенчалась успехом. А что, если выбрать полено поувесистей и использовать его в качестве тарана?

Она взяла самый большой обрубок дерева, рассмотрела его и с отвращением отшвырнула в сторону. Бревно со всех сторон было облеплено паутиной.

Содрогаясь от омерзения, Джулиана снова взяла полено, надеясь, что пауки не заползут ей в рукав.

Один небольшой паучок все-таки вскарабкался вверх по ее руке, но Джулиана не дрогнула.

58
{"b":"7258","o":1}