ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— По крепкому английскому дубу таким же крепким английским дубом, — прошептала она.

Повертев полено и так, и этак, она повернула его толстым концом вперед, ухватила покрепче и с разбегу бросилась на дверь.

От удара ее швырнуло в сторону, и Джулиана рухнула на пол, тяжело дыша. Она немного поплакала, потом хрипло сказала:

— Дверь стоит крепко.

Из угла донесся писк мыши.

Джулиана потерла ушибленные ребра. Медленно поднялась.

— Я совершила ошибку, — сказала она вслух. — Нужно было сначала проверить, насколько крепка дверь.

Она подошла к окну, подергала ставни. Вроде бы что-то сдвинулось. Джулиана тряхнула уже сильнее, убедилась, что один ставень немного расшатан.

Впервые за весь день на ее устах появилась улыбка.

Итак, надежда есть. Джулиана потерла ладони, подобрала свое бревно, приложила его к неушибленному боку, глубоко вздохнула и ринулась вперед.

Однако в последний момент она остановилась, вспомнив, как проклятое полено чуть не сломало ей ребра. Может быть, лучше уж сидеть в темной избушке с мышами, чем рваться на поле боя, где ее могут изнасиловать, изувечить, убить?

Полено дрожало в ее руках, по щекам текли слезы. Джулиана чувствовала, что терпит поражение. Надо было оставаться в замке. Если бы проклятый Солсбери не сказал про нее, что она сильная, что ей можно верить…

Старик уважает ее, доверяет ей. Но даже он не осудил бы ее в такой ситуации. Наверняка он понял бы.

Нет, осудил бы!

Она решительно подняла полено, несколько раз глубоко вздохнула — свежий английский воздух должен был помочь ей в борьбе с крепким английским деревом.

Прицелившись в самую середину ставен, она свирепо прищурилась, разбежалась и ударила.

Удар пришелся точно в цель. Ставни разлетелись на куски, и Джулиана с разбегу вылетела прямо в окошко.

Солсбери схватил Леймона за рукав и, задыхаясь, рухнул на землю. Сердце старика выскакивало из труди, перед глазами расплывались кровавые круги.

— В чем дело, старик? — спросил Леймон. — Что стряслось? Где милорд и миледи?

— Тости… убит. Какие-то солдаты… Милорд… погнался…

— А где миледи? — Леймон взглянул в сторону дороги.

— С ним… Я дал ей свой нож. Чтобы ей было чем защититься.

— Ты дал миледи нож? — Леймон тряхнул Солсбери за плечи. — Ты что, с ума сошел, старик? Разве она умеет обращаться с ножом?

— Ничего, научится, — сказал Солсбери, поднимаясь. И Леймон воскликнул:

— У меня нет времени спорить с тобой, старый болван. Я должен… — Он нахмурился.

— Скорее туда, разыщи миледи, — прошептал Солсбери и, потеряв сознание, рухнул в пыль.

Джулиана пребольно ударилась головой и боком. Когда она пришла в себя, в первый миг никак не могла сообразить, где находится. Постепенно в голове у нее прояснилось.

Джулиана немного посидела на земле, отдышалась. Ее ладони были расцарапаны, на подбородке и на локтях образовались ссадины.

Потом она поднялась, с видом победительницы потянулась, но одного взгляда на запад было достаточно, чтобы от ее радости не осталось и следа. Скоро стемнеет. Неужели она ночью окажется в дремучем лесу? Без лошади здесь пропадешь. Что же делать?

Прежде всего следовало подкрепиться. У Джулианы кружилась голова, сосало под ложечкой. На худой конец, можно пожевать свежей травы. Но тут ее взгляд наткнулся на сумку с провизией, повешенную на самом видном месте. Джулиана потерла глаза. Как странно! Зачем Раймонд оставил мешок именно здесь? Она достала оттуда кусок сыра и бурдючок с вином. Хлеба не было — должно быть, Раймонд взял его с собой.

Непонятно, зачем он оставил провизию. Может быть, хотел избавить лошадь от лишнего груза? Так или иначе это был настоящий подарок судьбы.

Поев, Джулиана воспряла духом и двинулась вперед по тропе, оставленной лошадиными копытами. Надо идти быстрей, говорила она себе. Зачем ей лошадь в лесу? Пешком даже лучше. Она потерла шишку на затылке и тяжело вздохнула.

Какое-то время Джулиана шагала, ни о чем не думая, но тут раздался звук, от которого она встрепенулась. Конское ржание! Может быть, где-то неподалеку идет бой? Или в кустах затаился всадник?

В следующую секунду Джулиана увидела свою лошадь, мирно стоявшую возле дерева.

Хлопая глазами, Джулиана пролепетала:

— Это ты?

Лошадь посматривала на нее, громко хрупая травой.

Джулиана подошла к ней, недоверчиво осмотрела.

— Что ты здесь делаешь? Почему Раймонд тебя бросил?

Маловероятно. Раймонд относился к лошадям еще с большим почтением, чем к рыцарскому оружию. Без коня рыцарь — никто и ничто.

— Он специально оставил тебя! Он знал, что я вырвусь!

Ей сразу стало легче. Раймонд понимал, что у нее хватит ума и силы выбраться из запертой избушки. Раймонд верит в нее не меньше, чем Солсбери. Просто он хотел, чтобы она не мешала ему во время боя, но при этом надеялся, что она последует за ним.

Джулиана прищурилась, глядя на заходящее солнце.

— Интересно, знал ли ты, что я сумею освободиться так скоро? — вслух спросила она у отсутствующего Раймонда.

Тут же лежало и седло. Джулиана не очень-то умела обращаться с лошадьми, поэтому повозиться пришлось довольно долго. Когда с этим было покончено, она вспомнила, что оставила мешок с едой на поляне. Может быть, вернуться? Нет, нельзя терять ни минуты. Нужно поскорее разыскать Марджери и Раймонда.

Она поскакала вперед, внимательно следя за тропой. Издали донеслось ржание, потом снова. Затем наступила тишина. Еще через несколько минут Джулиана обнаружила место побоища.

Лужайка была вся истоптана конскими копытами.

За ветку зацепился обрывок белой материи. Джулиана взяла его в руки и убедилась, что это ткань, которую ткут в здешних краях.

Лошадь нервно переступала ногами. Джулиана двинулась дальше, но, кроме истоптанной земли, ничего не видела. В кустах напевали птички, кругом была тишина.

Но в дальнем краю лужайки, под деревом, лежало чье-то недвижное тело.

Задохнувшись от ужаса, Джулиана пришпорила лошадь. Тело внезапно зашевелилось, и Джулиана, спрыгнув на землю, опустилась на колени. Это был Деннис. На нем не было крови, но цвет лица был таким мертвенно-бледным, словно юноша находился при смерти.

— Только не наступайте на меня, — прошептал он.

— Не буду.

Она дотронулась до его лба. Деннис с трудом разомкнул веки, сощурился.

— Миледи! Простите, простите меня…

— Хорошо-хорошо.

Она огляделась по сторонам, увидела, что неподалеку журчит ручей, И сходила туда, чтобы намочить платок. Потом обтерла бледное лицо мальчика.

Это немного освежило его. С трудом вздохнув, он прошептал:

— Нет, вы не можете меня простить. Ведь вы всего не знаете…

— Знаю. Ты был жаден и глуп, но ведь ты не подозревал…

— Да, я был глуп. Я похитил Марджери, потому что меня искушал сам сатана. — Из его глаз хлынули слезы. — Теперь я никогда не увижу матушку… Потому что я — грешник…

Джулиана снова смочила платок и выжала несколько капель ему в рот. Деннису было трудно глотать, пришлось приподнять ему голову, и тогда он болезненно вскрикнул.

Джулиана испуганно отшатнулась, а он пролепетал:

— Извините. Я такой трус… Рыцарь из меня так и не получился.

Она осторожно взяла его холодную, вялую руку.

— Что с тобой случилось?

Он судорожно вздохнул, и Джулиана испугалась, что сейчас он испустит дух.

— Меня топтали копытами.

Она приподняла ему рубашку и испуганно принялась шептать молитву: на тощей груди отпечатались следы подков. Казалось, конь специально плясал на теле подростка. Просто поразительно, что Деннис до сих пор был еще жив.

— Ты обязательно увидишься с матушкой. Она ждет тебя на небесах.

Он горестно покачал головой:

— Матушка… была добрая. Честная. Она меня учила не такому…

— Матери умеют прощать. Я обещаю, что она тебя простит, — сказала Джулиана, хотя и знала, что подобным обещанием подвергает свою душу страшной опасности. Но надо же было как-то облегчить терзания мальчика.

59
{"b":"7258","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Последний крик банши
Резидент
Тени сгущаются
Разумный биохакинг Homo Sapiens: физическое тело и его законы
Принца нет, я за него!
Музыка ветра
Ключ к сердцу Майи
Белый квадрат (сборник)
Мой личный враг