ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Падение немного привело ее в чувство. Джулиана приподнялась и вгляделась в темноту.

На поляне догорал костер, словно согревая тех, кому тепло уже было ни к чему. Двое убитых были раздеты догола, на третьем посверкивал шлем со здоровенной вмятиной. Должно быть, солдат раздели их же товарищи, оставшиеся в живых.

Это были те самые наемники, о которых говорил Деннис. Им сегодня не повезло. Их постигла горькая судьба.

И судьбу эту, судя по всему, звали Раймондом.

Вокруг царила тишина, лишь тянулась к небу струйка дыма от догорающего костра.

Джулиана осторожно двинулась вперед, стараясь держаться в тени деревьев, но под ногами предательски хрустели ветки и опавщие листья. Руки Джулианы были сжаты в кулаки, готовые отразить неожиданную атаку. Внезапно одна из теней впереди шевельнулась.

У ствола могучего дуба кто-то сидел. Кажется, это был горбун. Джулиана припала к земле, но тень больше не шевелилась.

Приглядевшись, молодая женщина увидела блеск кольчуги.

Неужели… Не может быть!

— Раймонд? — позвала она. Звякнуло железо, фигура дернулась. Да, это был Раймонд, вне всякого сомнения. Она бегом бросилась вперед и увидела, как его глаза посверкивают во тьме безумным блеском. Когда Джулиана приблизилась к нему, Раймонд вскочил на ноги и издал душераздирающий вопль.

Валеска схватила коня Кейра за поводья и объявила:

— Кейр, ты берешь нас с собой.

Успокаивая коня, рыцарь ответил:

— Вы будете меня задерживать.

— Но мы понадобимся Раймонду!

— Нет!

Он дернул за уздечку, Англичанин поднялся на дыбы, и ноги Валески оторвались от земли, однако старуха ничуть не растерялась — сделав сальто в воздухе, она встала на ноги. Такая прыть Кейра ничуть не удивила.

— Я пришлю за вами, — пообещал он. Валеска осыпала уезжающего рыцаря самыми страшными славянскими проклятьями. Вернувшись к Элле и Дагне, она сказала:

— Ну и скотина же этот сэр Джозеф. Какую кашу заварил! А Кейр тоже хорош — уехал без нас. Да и Леймон тоже собирается в путь.

— А вы что же застряли? — спросила Элла. Старухи переглянулись и улыбнулись друг другу с заговорщицким видом.

Джулиана сидела на корточках, боясь приблизиться к безумцу и зажимая уши пальцами.

Раймонд ревел так истошно, что ее сердце обливалось кровью. Она испытывала беспредельный ужас — ее возлюбленный внезапно превратился в исчадие ада. Раймонд все кричал и кричал, и Джулиана не понимала, откуда в нем столько силы.

— Раймонд! — прошептала она.

Он не ответил, затих, и тогда она осмелилась подобраться немного ближе.

Таким Раймонда она еще никогда не видела. Одежда его была разорвана в клочья, растрепанные волосы свисали на лицо, губы распухли, взгляд померк.

Сошел с ума. Обезумел.

Она понимала, что с ним что-то стряслось, и была до смерти перепугана. Ему нужно было оказать помощь, а Джулиана не знала, как это сделать. Тот, кого она любила, кому была обязана счастьем и свободой, попал в беду, и она его не бросит.

Словно балансируя на канате, Джулиана осторожно двинулась вперед.

— Раймонд, милый, — позвала она, и ее голос дрогнул.

Он вскинул голову и свирепо оскалился. Джулиана замерла, и Раймонд вроде бы успокоился. Она смотрела на него во все глаза, и слезы потоком текли по ее щекам.

— Раймонд, любимый…

Тут она разглядела железный ошейник, тесно обхвативший его горло. Раймонд, который терпеть не мог, когда его трогали за шею, снова был посажен на цепь, словно собака или сарацинский раб.

Да, сэр Джозеф отлично продумал свою месть.

Джулиана забыла о страхе, сердце ее сжалось от жалости. Бормоча всякую нежную чушь, напевая французские колыбельные песенки, она старалась успокоить Раймонда, словно он был младенцем или какой-нибудь птицей.

Раймонд смотрел на нее, но, казалось, ничего не видел и не слышал.

Обойдя вокруг дерева, Джулиана увидела, что короткая толстая цепь прикреплена к болту, забитому в ствол по самую шляпку. Руки Раймонда тоже были закованы — Джулиана насчитала десять железных звеньев.

Раймонд снова заволновался, задергался, и Джулиана, выглянув из-за дерева, прошептала:

— Я тебя не бросила. Я никогда тебя не брошу.

Ей оставалось только одно — попытаться загипнотизировать это чудовище. Она протянула к нему руки:

— Я тебя люблю, желаю тебе добра. Позволь мне утешить тебя.

Он больше не скалился, а смотрел на нее недоуменно, явно не узнавая.

— Любимый Раймонд, муж мой, позволь мне помочь тебе.

Она хотела погладить его, но не решилась. В эту минуту он был очень похож на Денниса — такой же беззащитный, сломленный.

— Ну пожалуйста…

Она осторожно подняла руки. Раймонд не шевелился, не дышал. Когда она положила ладонь ему на грудь, он шумно вздохнул и привалился спиной к стволу.

Джулиана затаила дыхание.

— Раймонд, — повторила она, обняв его за плечи. — Раймонд, у меня нет снега, чтобы привести тебя в чувство, поэтому я устрою тебе ванну из поцелуев, а высушу тебя объятиями, и ты снова будешь моим.

Кольчуга царапала ей щеку, но сердце Раймонда, еще недавно колотившееся в бешеном ритме, понемногу успокаивалось.

— Джулиана? — с трудом пробормотал он и хотел обнять ее, но цепи крепко держали его руки. Раймонд снова задрожал от ярости.

— Не нужно, — попросила Джулиана. — Ты только сделаешь себе больно.

Она посмотрела ему в лицо. Увидела царапины, ссадины, порезы, увидела в глазах слезы, прочла во взгляде ужас.

— Джулиана, — прохрипел он. — Как ты меня нашла?

— Я шла по следу.

— Они захватили Марджери.

— Знаю.

— Я не смог им помешать.

— Это никому не под силу.

— Если бы я убил эту подлую свинью Джозефа, — он всхлипнул, — но ведь ты не знаешь — это сэр Джозеф ее захватил.

Джулиана до боли закусила губу. Она видела, как страдает Раймонд, и чтобы облегчить его терзания, сказала:

— Деннис мне все рассказал.

— Где он?

— Умер.

— Еще один грех на мне. — Он простонал. — Еще один…

Его колени подломились, и Раймонд сполз на землю. Цепь, прикрепленная к ошейнику, натянулась до предела, и Раймонд захлебнулся кашлем. По его груди стекала горячая, алая кровь.

Справившись с собой, он сказал:

— Я смертельно устал. Хочу сесть поудобнее и не могу. Я совсем обессилел… — Он снова привалился к дереву.

— Обопрись на меня. Ты легче ягненка святого Луки.

— У святого Луки был не ягненок, а вол, — нахмурился Раймонд.

— Вот-вот. — Она прижала его к себе. — Ты всегда был для меня опорой и поддержкой. Теперь моя очередь возвращать долг. — Она крепко стиснула его. — Ну же, обопрись на меня.

Раймонд немного расслабился. Он навалился на нее всем телом, положил голову ей на плечо и затих. Джулиана надеялась, что понемногу он придет в себя.

Раймонд был таким тяжелым — у нее буквально хрустели кости, и все же Джулиана была счастлива. Они долго сидели так, обнявшись, и луна освещала их лица.

Внезапно Раймонд открыл глаза и сказал:

— Ты слышишь?

Она насторожилась, прислушалась. Где-то вдали стучали копыта.

— Всадник. Несется во весь опор, — сказала она. — Галопом через чащу? Странно.

— Там, за деревьями, дорога, — хрипло сказал Раймонд. — Сэр Джозеф специально приковал меня здесь, чтобы каждый путник видел мой позор.

— Остановить всадника?

— Нет! Скорее всего это враг. Он может сделать тебе что-нибудь плохое. Спрячься за деревьями и не вылезай оттуда, пока не увидишь, кто это.

Джулиана возмущенно воскликнула:

— Ни за что на свете!

— Делай, как тебе говорят.

— Нет уж, спасибо. В последний раз, когда я выполняла твои указания, ты запер меня в грязной, кишащей пауками лачуге.

Она вынула из-за пояса нож Солсбери и приготовилась защищать Раймонда.

— Я буду тебя охранять, хочешь ты того или нет.

Всадник стремительно приближался.

— Слушай, — срывающимся голосом сказал Раймонд. — Мне и без того скверно. Не заставляй меня мучиться еще больше.

61
{"b":"7258","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Три нарушенные клятвы
Брачная игра
Нить Ариадны
Кармический менеджмент: эффект бумеранга в бизнесе и в жизни
Кулинарная кругосветка. Любимые рецепты со всего мира
Ведьмы. Запретная магия
Разгреби свой срач. Как перестать ненавидеть уборку и полюбить свой дом
Раз и навсегда