ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Это он, берсерк! — воскликнул один из наемников, дотрагиваясь до свежего шрама на физиономии. — Он обещал, что доберется до нас, вот и добрался.

Сэр Джозеф крикнул:

— Он пришел не один, у стен целая армия, так что, если хотите спасти свои жизни, поскорей прикончите его!

Но наемники, неотесанные и суеверные солдафоны, смотрели на Раймонда с опаской, не торопясь взять его в кольцо.

Тогда рядом с Раймондом встала Джулиана, и это оказалось ошибкой — солдаты заметно повеселели.

— Баба, — взревел один из них, помахивая палицей. — Чур, моя.

Другой, весь закованный в латы, зловеще улыбнулся:

— Поглядите-ка, наш ошейник все еще на шее у этого золотаря. Видать, в ошейнике он и подохнет.

— Не забывайте, мерзавцы, что я плачу вам деньги! — крикнул сэр Джозеф. — Каждый получит кругленькую сумму, когда вы сделаете то, что обещали.

Наемник не стал спорить, а сэр Джозеф сказал, обращаясь к Раймонду:

— Даже когда черви будут жрать вашу плоть, милорд, столь ненавистный вам ошейник все равно будет на вашей шее.

Раймонд зарычал от бешенства. Один раз он уже пытался справиться с этой бандой, но потерпел поражение. Он прикончил нескольких солдат, но остальные скрутили и сломили его.

Что будет, если они вновь возьмут над ним верх? Командир наемников, жадно пожирая взглядом Джулиану, предупредил своих людей:

— Только уговор, парни: я — первый. Эти слова были ответом на мучивший Раймонда вопрос, и он успокоился, готовясь к схватке.

— Джулиана!

— Что? — срывающимся от страха голосом спросила она.

— Сейчас я разберусь с этими червями, а ты делай все, как я тебе сказал. Ничего не забыла?

— Да…

У Джулианы зубы щелкали от страха, но она знала, что должна делать: найти Марджери и охранять ее. И главное — держаться подальше от Рай-монда.

Но как это сделать?

Она в отчаянии огляделась по сторонам. Увидела стол, заваленный объедками и перевернутыми кубками. На полу валялись луки, колчаны со стрелами. Слуги разбежались. Спрятаться негде — разве что в каком-нибудь дальнем углу. И тут она увидела, что возле стены на полу лежит какой-то тюк.

Может быть, это Марджери?

Джулиана хотела позвать дочь, но вовремя спохватилась. Ни к чему привлекать внимание к девочке.

Сэр Джозеф удалился на безопасное расстояние, а его вояки, образовав полукруг, стали приближаться к Раймонду. Тот глубоко вздохнул, потом еще раз, словно хотел как следует надышаться перед решительной схваткой. Казалось, Раймонд на глазах наливается силой, и это поубавило солдатам прыти.

Раймонд все больше делался похож на разъяренного медведя со своего фамильного герба. В глазах наемников читался явный страх, и Джулиана вспомнила, каким звериным ревом оглашал поляну прикованный к дереву Раймонд.

Да, он силен и свиреп, как медведь. Безжалостен, как куница. Быстр и жесток, как орел.

Однако при этом он не зверь, а человек. С пронзительным криком Джулиана рванулась с места, растолкала ошеломленных солдат и бросилась на сэра Джозефа.

Сзади раздался лязг стали — схватка началась.

Джулиана ударила старого рыцаря ножом, но клинок наткнулся на кольчугу, посыпались искры. Сэр Джозеф крепко схватил ее за запястье и прошипел:

— Ты сейчас умрешь, подлая шлюха. А твои земли достанутся мне; и это будет только справедливо.

Джулиана пыталась вырваться.

— Слишком многих вам придется убить, сэр, чтобы завладеть моими землями.

— Может быть. Но ты, несчастная дура. Все равно умрешь. Ты и твои дети.

Мои дети? Вот тебе за Марджери, подумала она и ударила его коленом в пах, но толстый плащ защитил сэра Джозефа. Тогда Джулиана припомнила, как ловко она сломала Феликсу нос, и хотела ударить сэра Джозефа кулаком по лицу, но тот опять увернулся. Схватив ее за обе руки, он язвительно прошипел:

— Твоя сила — сила женщины. С настоящим мужчиной тебе никогда не справиться.

— Я твоя госпожа! — презрительно произнесла Джулиана, желая уколоть его посильней. — Немедленно выпусти меня, раб.

Голубые глаза старика вспыхнули ненавистью. Сцепив зубы, он начал поворачивать нож, который Джулиана держала в руке, против нее же самой.

Джулиана сопротивлялась что было сил, но старый рыцарь явно брал верх.

Нет, она не умрет от своего собственного ножа! Еще немного, еще совсем чуть-чуть!

Джулиана напрягла все свои силы, но сэр Джозеф был явно сильнее: он навалился на нее всей своей тяжестью, подмял ее под себя, и оба рухнули на пол. Во время падения Джулиана успела повернуть нож клинком от себя, и сэр Джозеф всем телом напоролся на острое лезвие. Нож вошел в его грудь по самую рукоятку, и на лице старого негодяя появилось удивленное выражение.

В следующий миг его хватка ослабла, и Джулиана высвободилась.

Она увидела сидящую в углу Марджери, связанную по рукам и ногам, с кляпом во рту. Глаза девочки горели голубым пламенем, она отчаянно пыталась подняться на ноги.

Необходимо было перерезать веревки, но нож застрял в груди сэра Джозефа, и Джулиане страшно было даже подумать, что придется его оттуда доставать. Однако любовь к дочери пересилила. Крепко схватившись за рукоятку, она дернула тесак, из раны брызнул фонтан крови.

Джулиана стояла, вся забрызганная алым, а в зале тем временем кипел бой. Наемники кричали и ругались, Раймонд же не произнес ни слова, но Джулиана знала, что он жив. Свистела сталь, доносился звук мощных ударов, то и дело кто-то из солдат валился на пол с раскроенным черепом.

Джулиана оттащила дочь в угол, вынула кляп у нее изо рта, и обе затаились, ожидая конца боя.

21

Раймонд чувствовал, как на него накатывает безумие. Его разъяренный дух взмыл куда-то в недостижимые выси, а руки разили мощно и беспощадно. Наемники не могли с ним справиться, они валились на пол один за другим. Обрывок цепи, свисавший с запястья, отбивал удары и ломал кости; короткий меч исполнял бешеную пляску смерти. Раймонд взмахом левой руки обвивал руку противника цепью, а затем мощным рывком выбивал оружие или переламывал пополам сжимавший его кулак.

— Этот берсерк всех нас убьет! — завопил один из солдат. — Спасайся кто может!

Раймонд еще раз взмахнул цепью, и трое окровавленных врагов, выплевывая выбитые зубы, шарахнулись от него, но один остался на месте.

— Он все равно нас прикончит, — крикнул он. — Лучше умереть храбрецами.

Раймонд хищно улыбнулся — его последний противник в спешке не успел надеть кольчугу, так что справиться с ним будет несложно. Солдат тоже улыбнулся, и Раймонд почуял неладное. Увы, слишком поздно — оказалось, что сзади к нему незаметно подкрался один из наемников. На шею рыцарю накинули веревку. Он передернулся от отвращения, а злорадный голос прошипел ему на ухо:

— Вот ты и снова в ошейнике.

Но нет, это были не сарацины, а всего лишь жалкие разбойники. Веревку на Раймонда накинул нищий рыцарь, вынужденный заниматься ремеслом разбойника, чтобы не умереть с голоду, а спереди на Раймонда с обнаженным мечом двигался обычный солдат, скорее всего разорившийся крестьянин, сменивший соху на клинок.

Раймонд яростно взревел, обхватил подкравшегося сзади врага и перекинул через плечо.

В следующий миг «крестьянин» в ужасе смотрел на обрубок своей руки, из обрубка хлестала кровь.

Рыцарь-разбойник поднялся на ноги и бросился наутек. Раймонд же с торжествующим воплем кинулся за беглецами.

Джулиана перерезала веревки, стягивавшие руки и ноги Марджери. Справившись с этим непростым делом, Джулиана обернулась и увидела, что в зале нет ни Раймонда, ни наемников. На полу валялись несколько тел — одни неподвижные, другие жалобно стенающие.

— Куда они все подевались? — шепотом спросила Джулиана, а Марджери звонко ответила:

— Папа их всех прогнал. — И воинственно добавила: — Он их догонит и всех перебьет.

— Понятно…

Джулиана прижала руку к отчаянно колотившемуся сердцу.

— Что они с тобой сделали? — спросила она.

66
{"b":"7258","o":1}