ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А я сяду поближе к окну.

— Этот проклятый дождь вымочил меня до костей, — пожаловалась Валеска. — Разве тебе не хочется поскорей улечься в постель, Раймонд?

От этого прозрачного намека Раймонд насупился, а Джулиана поморщилась.

Марджери вертелась в седле, словно юркая рыбка:

— Мама, смотри! Вон Элла!

На стене виднелась маленькая фигурка, отчаянно размахивавшая руками. На глазах у Джулианы выступили слезы. Поскорей бы обнять младшую дочурку. Поскорей бы переодеться, лечь в постель, выспаться. Но больше всего ей хотелось заняться любовью с мужем, а это, увы, было совершенно невозможно. Заскрежетал, опускаясь, мост, и Джулиа-на первой въехала в ворота. Триумфального въезда не получилось — слишком уж все были усталые и промокшие.

— Мама! — завизжала Элла, бросаясь ей навстречу.

Джулиана спустилась на землю и крепко обняла дочь.

— Папа! — так же громко заверещала девочка и кинулась на шею Раймонду.

Он обнял ее, но на лице его появилось несколько озадаченное выражение.

— Я знала, что ты обязательно спасешь Марджери! — Элла звонко чмокнула его в щеку. — Я ничуточки в этом не сомневалась!

Губы Раймонда с неуверенностью расползлись в улыбке:

— Говоришь, знала?

— А как же! Папы для того и существуют, чтобы спасать и защищать своих детей.

Раймонд воровато покосился на Джулиану, но она смотрела в сторону.

— Марджери, ты попала в настоящее приключение? — завистливо спросила Элла.

Старшая девочка спрыгнула с седла на землю.

— Еще какое! — похвасталась она. Элла шепотом спросила:

— Тебе было страшно?

— Ничуточки. Правда… — Тут голос Марджери дрогнул. — Деннис умер, а он мне очень нравился.

— Несмотря на то, что он тебя похитил?

— Что с него взять — мальчишка. Мальчишки очень глупые.

На глазах у Марджери выступили слезы, но девочка выпятила вперед подбородок и сделала вид, что ее лицо мокрое не от слез, а от дождя.

— Пойдем, — потащила она сестру за руку. — Я тебе все расскажу.

Джулиана смотрела на свою семью и знала, что скоро этому счастью насту пит конец, и в горле у нее встал ком. Чувствуя волнение хозяйки, лошадь нервно переступала ногами. Словно вспомнив о матери, Элла обернулась и снова бросилась ей в объятия, крепко обхватила Джулиану за талию и воскликнула:

— Мама, мы так волновались! И это еще не все! Ты не представляешь, кто к нам приехал!

Джулиана насторожилась:

— Кто?

— Элла, отстань от мамы, — прикрикнула на сестру Марджери. — Потом расскажешь.

Элла победоносно оглянулась на Марджери, потом посмотрела на Джулиану и презрительно подала плечами:

— Не хотите — не скажу.

И убежала прочь.

Джулиана сердито взглянула на Леймона, который лишь пожал плечами:

— Я сказал стражникам, чтобы в замок без нас никого не пускали. Ничего, миледи, я задам им такую взбучку, что неповадно будет.

Открылась дверь донжона, и на парапет вышел Хью.

— Слава Богу, вы живы и здоровы! — воскликнул он и стал спускаться по лестнице.

— Ах, это Хью, — вздохнула с облегчением Джулиана. — Ну его, конечно, они пустили.

Валеска и Дагна дернули свою госпожу за рукав:

— Мы пойдем, посмотрим, много ли глупостей успели наделать в наше отсутствие эти дуры служанки.

— Пока вы не появились в замке, они отлично справлялись со своими обязанностями, — возразила Джулиана.

— Запросы были слишком низкие, — парировала Валеска.

— Мы разогреем воду, и вы примете ванну, миледи, — улыбнулась Дагна. — Что может быть лучше?

— Пускай подогреют постель, — приказала Джулиана. — Я так соскучилась по пуховой перине.

— Могу себе представить, — понизила голос Валеска. — Надеюсь, перина поможет вам помириться с господином.

На лице Джулианы отразилось столь явное сомнение, что Дагна сочла нужным ободрить молодую женщину:

— Время работает на вас, миледи. К тому же, если в замке гости, сбежать он не сможет.

Джулиана лишь беспомощно развела руками, а старухи злорадно захихикали. Тут взгляд Джулианы упал на человека, сиротливо жавшегося в дальнем конце двора. То был Солсбери. Он молчал, но Джулиана знала, почему он здесь.

— Человек, убивший твоего сына, мертв, — сказала она.

— Кто его убил? — спросил Солсбери. — Вы, миледи?

— Раймонд, — сказала Джулиана, а тот поправил:

— Нет, его убила леди Джулиана.

— Мы убили его вместе, — объявила она, переглянувшись с мужем.

— Я знал, что так будет. — Солсбери сплюнул. — Пусть сгниет в аду.

Джулиана достала из-за пояса нож и протянула старому охотнику:

— Вот он пригодился мне и для того, чтобы кромсать дерево, и для того, чтобы проткнуть врагу печенку. Все, как ты говорил.

Солсбери осклабился беззубым ртом:

— Оставьте его себе, миледи. На случай, если милорд будет вам изменять.

Он заковылял прочь, а Хью присвистнул:

— На вашем месте, Раймонд, я бы не стал шутить с таким ножом.

Джулиана сунула тесак за пояс, а Раймонд согласился:

— Да, тут уж не до шуток.

Откинув прядь волос со лба, Хью спросил:

— Феликс, наверно, погиб?

Джулиана кивнула.

— Так я и думал… Жаль, я был привязан к этому болвану.

— Если бы вы прикончили его еще тогда, когда он докучал леди Джулиане, всего этого не случилось бы, — заявил Раймонд.

— Не мог же я убить Феликса всего лишь за то, что он похитил какую-то там женщину, — возразил Хью, но вид у него был несколько сконфуженный. — Ладно, пойду расспрошу Марджери, как все было. — Он тяжело вздохнул и спросил: — Вы не представляете, какая тяжкая работа — развлекать ваших гостей. — И удалился.

— Каких гостей? — крикнула Джулиана ему вслед, но Хью то ли не расслышал, то ли не захотел отвечать.

Джулиана устало оперлась о руку Раймонда.

Тепло его тела даже сквозь намокшую одежду согрело ее, и лицо Джулианы залилось краской.

— Спасибо, — поблагодарила она.

— Не за что, — буркнул он, глядя в сторону.

— Ты выглядишь просто ужасно, — вздохнула Джулиана.

Вид у Раймонда и в самом деле был неважный: черные густые волосы слиплись от дождя, лицо посерело от усталости, губы посинели от холода. На скуле багровел кровоподтек, на подбородке алел свежий шрам, еще один пересекал его под косым углом. Высоко на лбу, под самой линией волос, Джулиана разглядела еще один порез. А на шее и запястьях кожа была стерта железом до мяса.

Джулиане хотелось лечить и ласкать его, лелеять и баловать. Никогда еще он не казался ей таким красивым.

Нежно улыбнувшись, Раймонд прошептал:

— Ты и сама выглядишь неважно.

Она чуть не упала в обморок от удовольствия — слова эти были сказаны таким тоном, что она восприняла их как высший комплимент.

— Правда?

— Да.

Он непроизвольно коснулся пальцем ее щеки.

— Раймонд! — загрохотал зычный бас. От неожиданности оба чуть не подпрыгнули. К ним шагал высокий седоволосый рыцарь.

— Раймонд, полоумный Раймонд!

Джулиана возмущенно нахмурилась, раздосадованная столь бестактным обращением, но лицо Раймонда просияло радостью. Шагнув вперед, он раскрыл объятия:

— Лорд Питер, чертов ублюдок, откуда ты взялся?

Джулиана нахмурилась еще больше, но седой рыцарь ничуть не обиделся, а, наоборот, весело расхохотался. Мужчины принялись тискать друг друга в объятиях. Потом тот, кого Раймонд назвал «лорд Питер», взглянул на недоуменное лицо Джулианы и спросил:

— Раймонд, это и есть твоя невеста?

Раймонд откашлялся, искоса взглянул на Джулиану, словно давая понять, что не следует посвящать этого человека в их семейные неурядицы.

— Да, это Джулиана, — подтвердил он. Лорд Питер просиял:

— Сколько гордости в его голосе! Я вижу, ты увяз по самые уши. Могу ли я обнять ту, которой удалось наконец-то приручить самого Раймонда?

Джулиана покраснела и была немедленно заключена в мощные объятия. Лорд Питер заглянул ей в глаза и кивнул, явно довольный увиденным.

— Я вижу, вы его тоже любите. И правильно, мой Раймонд заслуживает любви. — Он разжал объятия и подмигнул Раймонду. — Если бы я познакомился с ней первым, она была бы моей, а не твоей.

69
{"b":"7258","o":1}