ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джулиана разложила еду по тарелкам, взяла кусок поджаристого хлеба и села на постель.

— Говорят, что у короля всегда были связи на стороне, — сказала она, чтобы проверить, насколько он сведущ в делах королевской семьи. — Генрих никогда не слыл верным супругом.

— Верным супругом? Ха!

Джулиана, зажмурившись от удовольствия, отправляла в рот кашу ложку за ложкой, а когда открыла глаза, то увидела, что мужчина на нее смотрит. На его губах играла странная полуулыбка. То ли он потешался над ее хорошим аппетитом, то ли над неверностью Генриха. В сердце Джулианы вновь шевельнулось подозрение. А вдруг перед ней все-таки князь тьмы? Что, если она обрекла себя на вечное проклятье, разделив с ним трапезу? Мужчина отбросил с плеч длинные волосы, и она вновь увидела в его ухе серьгу.

Это была странная, массивная серьга из грубо кованного золота. Должно быть, проделать такую дырищу в ухе — процедура не из приятных. Зачем он таскает на себе это нелепое украшение?

Чтобы заполнить паузу, Джулиана сказала:

— Еще мне рассказывали, что дворяне прячут от короля своих жен и дочерей.

— Разве что хотят услужить королю. Но эта девица, Розамунда, — другое дело. Генрих гордится ею, она всегда сопровождает его в поездках.

Джулиана размышляла, имеет ли смысл поделиться с ним сплетнями, которые сообщил ей странствующий менестрель. Однако искушение было слишком велико.

— Говорят, что осенью королева Элинор заехала в Вудсток и наткнулась там на Розамунду.

— В Вудстоке? — Мужчина отложил ложку. — В любимой резиденции королевы?

— Так мне рассказывали.

— Неужели Генрих думает, что Элинор смирится с таким унижением? Ведь она не только королева Английская и королева Французская, но еще и графиня Пуату и Аквитанская. Ее владения — это добрая половина земель Генриха.

Джулиана доскребла остатки каши.

— А что она за женщина?

— Восхитительная женщина, — улыбнулся незнакомец. — Элинор не из тех королев, которых используют в качестве ширмы. Она прекрасно разбирается во французской и английской политике. Без ее помощи Генриху ни за что не удалось бы добиться таких успехов.

С этими словами мужчина подложил Джулиане еще каши из котелка.

— Но ведь она, с вашей точки зрения, принадлежит к презренному женскому полу. Мужчина пожал плечами:

— Она заткнет за пояс любого представителя сильного пола. Элинор родила Генриху семерых детей — из них трех здоровых мальчиков, а к Рождеству должна родить снова.

Джулиана была полна сочувствия к несчастной королеве.

— Так она беременна?

— Да, и король настаивает на том, что родить ребенка она должна на английской земле.

— Так, может быть, его величество не понимает, до какой степени оскорбительны королеве его амуры с Розамундой?

— Прекрасно понимает, уж можете в этом не сомневаться. Но Генрих озабочен не столько отношениями с супругой, сколько усилением своей власти. Рождество он намерен встретить в Пуатье, родном городе королевы. Хочет представить своего старшего сына Генриха местным сеньорам. А между тем Элинор намеревалась завещать земли в Пуату и Аквитании своему второму сыну, Ричарду. Так нет же, король непременно хочет настоять на своем. — Мужчина сердито отставил тарелку. — Наш сюзерен — блестящий политик, ничего не скажешь.

Он произнес эти слова таким тоном, что Джулиана недоуменно нахмурилась:

— Неужели жители Пуату могут отказаться признать в принце Генрихе своего властелина?

— Жители Пуату вероломны и непостоянны. Стоит Генриху покинуть их земли, как тут же начинается мятеж. Если королева вернется в родные края и обратится к своим подданным за помощью…

— Они с готовностью взбунтуются, — закончила за него Джулиана. — И начнется междуусобица. Значит, я правильно делаю, что укрепляю свой замок.

Мужчина с интересом спросил:

— Укрепляете замок? Каким же образом?

Сказать ему или нет? На него наверняка произведет впечатление ее предусмотрительность. А вдруг, наоборот, он решит, что замок пока укреплен недостаточно, и захочет этим воспользоваться?

— Я решила достроить внешнюю стену, — осторожно сказала Джулиана.

Мужчина наклонился вперед, в глазах его зажегся неподдельный интерес:

— А что, внешняя стена обветшала?

— Мне рассказывали, что крестоносцы почерпнули на Востоке немало новшеств в искусстве строительства крепостей, вот я и решила перестроить свой замок.

Мужчина с довольным видом кивнул:

— Это правильно. Я могу вам помочь. Я хорошо разбираюсь в замках.

— Вот как?

Незнакомец подошел к двери, сгреб снег в кучу. Сделав из нее некое подобие холма, он продолжил:

— Вот гора, на которой стоит ваш замок, — тут он провел с трех сторон на полу волнистую линию. — Вот река, защищающая вас отсюда, отсюда и отсюда. На самой вершине — донжон[1]. В донжоне — рыцарский зал, кладовые и, должно быть, колодец — ведь река близко.

Он воткнул в снег веточку.

— И еще там расположена кухня, — с вызовом сказала Джулиана.

— Где, под донжоном? — Мужчина недоверчиво захлопал глазами. — Не может быть!

— Слугам так удобнее. Они готовят пищу и относят ее вверх по лестнице. Да и воду кипятить проще — ведь там колодец.

— Неужели вы и в самом деле расположили кухню в главной башне, а не где-нибудь во дворе? — Он пожал плечами. — Впрочем, это дело женское. Я в жизни не слыхивал о подобном безумии, однако вы хозяйка замка, вам и решать.

Джулиана не поверила собственным ушам. Ни один мужчина не воспринял бы так равнодушно ее новшество — им до сих пор возмущаются и сэр Джозеф, и Хью, и Феликс.

— А пожара не боитесь? — полюбопытствовал незнакомец.

— Нет. — Джулиана была рада объяснить смысл своей затеи внимательному слушателю. — Мы устроили очаг в земле, подальше от деревянных колонн, на которых держится пол рыцарского зала. Сделали дымоход, в который попадают все искры.

— Дымоход?

— Да, но он расположен так высоко, что снаружи осаждающим до него не добраться. Зато пища поступает к столу, не успев остыть, — торжествующе объяснила Джулиана.

— Вечно женщины придумают что-нибудь такое, от чего жизнь становится удобней, — покачал головой мужчина. — Зато в военные дела вам лучше не соваться. — Он ударил себя кулаком в грудь. — Лучше положитесь на меня. Смотрите-ка, вот где находится ваша нынешняя стена. Здесь донжон, здесь внутренний двор, здесь сад, здесь конюшня.

Джулиана не верила собственным глазам. Этот человек в доскональности знал устройство ее замка! Конечно, ничего уникального в ее родовом гнезде не было, если не считать необычного расположения кухни, но все же откуда такая осведомленность? Он выяснил все заранее о ее замке, словно зодчий или каменщик. Или же тот, кто собирается этот замок захватить.

Джулиана взглянула на оживленно жестикулирующего незнакомца, и во рту у нее пересохла. На каменщика он никак не был похож.

— Вы хотите построить еще одну стену, так? — нетерпеливо повторил свой вопрос мужчина.

— Нет. — Она откашлялась.

Пусть лучше он говорит, а она послушает. Тогда, возможно, удастся выяснить, что он затевает.

— Я хочу укрепить нынешнюю стену. Хотя она, конечно, и так достаточно крепкая, — поспешно добавила Джулиана.

— Какого же рода изменения вы замыслили?

Она поняла, что от ответа уклониться не удастся.

— Сейчас лучники, стреляющие со стены, почти не защищены. Я хочу добавить каменные зубцы с узкими бойницами, а также башню и надвратное укрепление. — Она вспыхнула. — Что вы все головой качаете?!

Он улыбнулся:

— Чушь. Вам нужна еще одна стена.

— Да зачем она мне? — И Джулиана с нажимом сказала: — У меня уже есть стена, да такая, что надежней не бывает.

— Замку нужно несколько линий обороны. Причем каждая последующая крепче предыдущей.

— Но стена опоясана рвом. — Джулиана ткнула пальцем в кучу снега. — Изобразите на вашем плане ров.

вернуться

1

Донжон — главная, отдельно стоящая башня в средневековом замке, поставленная в самом недоступном месте и служившая убежищем при нападении врага.

7
{"b":"7258","o":1}