ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Людовик взглянул сначала на сэра Дэнни, потом на Роузи. Однако было хорошо видно, что в нем происходит отчаянная внутренняя борьба. Молниеносным движением он оторвал сэра Дэнни от земли. Роузи схватила Людовика за руку, но ни ее хватка, ни пинки сэра Дэнни не смогли даже покачнуть разъяренного великана.

— Немедленно отпустите меня, сэр! — потребовал сэр Дэнни, в то время как Людовик тряс его, словно охотничий терьер крысу.

— Отпусти его на землю! Сейчас же! — От страха голос Роузи стал пронзительным. — Отпусти его, Людовик!

Она изо всех сил ударила его пяткой по голени, и Людовик, взвыв, как раненый волк, толкнул ее локтем в плечо. Роузи рухнула как подкошенная, рука тут же онемела, в ключице была пульсирующая боль. Людовик отбросил сэра Дэнни.

— Ты… С тобой… Я ничего не сломал? — Он встал на колени рядом с Роузи и протянул ей руку, но она, всхлипнув, отпрянула от него. Вздрогнув, Людовик замер, потом начал внимательно разглядывать свои руки, крутя их перед глазами так и сяк.

— Ты видишь кровь на моих руках?

Роузи никогда не понимала, почему Людовик всегда так болезненно относился к чистоте своих рук. И вот теперь в душе ее страх смешался с жалостью.

— Кровь? Нет, твои руки чисты.

Его рука приблизилась к щеке Роузи и почти коснулась ее.

— Ты всегда была такая недотрога. Мне это нравится. — Поднявшись на ноги, Людовик подошел к поверженному сэру Дэнни.

— Что бы я ни видел, надейтесь лучше на то, чтобы этого не видел кто-нибудь еще. В противном случае произойдет нечто ужасное. А когда это произойдет, я буду люто мстить…

Роузи посмотрела, как широкими шагами Людовик уходит прочь, как влезает в крытую повозку… Потом перевела взгляд на сэра Дэнни, который, отряхиваясь от пыли, проворчал:

— Отлично! Я преподал ему хороший урок — теперь он не будет вести себя так нагло!

Однако Роузи заметила, что сэр Дэнни никак не может встать, и подумала, что его колени, похоже, дрожат от страха еще сильнее, чем ее. Согнув руку, Роузи принялась растирать ушибленное плечо, пока наконец к нему не вернулась чувствительность.

— Он знает, — коротко сказала она.

— Боюсь, что так, — ответил сэр Дэнни.

— Просто чудо, что никто еще этого не заметил.

— Никаких чудес! Я всегда готовил хороших актеров и помогал им выбраться из провинциальных балаганов на лондонскую сцену. Мы могли бы иметь гораздо больший успех, если бы я не спроваживал их еще до того, как у них могли бы возникнуть какие-нибудь подозрения. Всех спровадил, кроме Людовика. — Сэр Дэнни погладил Роузи по ушибленному плечу. — У тебя появится отвратительный синяк… Вот он и послужит нам оправданием, почему ты не сможешь выходить на сцену.

— Что?! Почему?

— А разве не правда то, что сказал Людовик? Ты выглядела слишком виноватой, и потому я полагаю, что сэр Райклиф действительно целовал тебя.

Роузи открыла рот, чтобы возразить, но, осознав, насколько нелепо будет отрицать очевидное, поперхнулась и зашлась в сухом кашле.

— Тебе понравилось?

— Что?

— Целоваться.

— Он принял меня за благородную девушку.

— А потом увидел тебя на сцене. — Сэр Дэнни задумчиво кивнул. — Тогда неудивительно, что он вскочил злой как черт. Он подумал, что целовал мальчика!

Роузи пронзило воспоминание о горячей руке Тони, поглаживающей ее грудь.

— Он может узнать о нашем маскараде, — пробормотала она. — Нет, он знает! Мы должны немедленно уехать отсюда!

— Это еще почему?

Вопрос сэра Дэнни ошеломил Роузи.

— Что значит — почему? Потому что он знает, что я женщина. Мы же не хотим, чтобы кто-нибудь знал про это? Что мы нарушили законы и традиции старой доброй Англии? Если кто-нибудь еще пронюхает об этом, нас схватят, измажут в дерьме и протащат в таком виде по улицам.

Сэр Дэнни огляделся вокруг.

— Не вижу здесь ни одной улицы…

— Ни одной… — у Роузи не хватило слов.

— Для исполнения женских ролей у нас есть юный Алейн Брюэр.

— Но я сама хочу их играть!

Сэр Дэнни похлопал ее по руке.

— Я берегу тебя для более крупной, настоящей роли. Роли пропавшего наследника.

— Но наследником был мальчик, разве нет?

Сэр Дэнни пригладил свои пышные усы и задумчиво взглянул на Роузи.

— Что — разве нет?

— Разве наследником был не мальчик? — настойчиво переспросила Роузи.

— С этого времени ты будешь носить только мужскую одежду.

— Но Тони знает! — воскликнула Роузи.

Сэр Дэнни воздержался от замечания насчет Тони.

— Все, что я от тебя хочу, — это чтобы ты великолепно сыграла свою роль наследника.

— Но он трогал мою грудь!

— Ерунда! — махнул рукой сэр Дэнни. — Не такая уж она большая, эта твоя грудь! Была бы это грудь Крошки Мэри, у него бы и двух рук не хватило. — Сэр Дэнни хихикнул, но, увидев сосредоточенный взгляд Роузи, торопливо продолжил: — Все должны считать тебя молодым человеком. Выставляй себя напоказ перед сэром Энтони! Стань его лучшим другом! Выведай его тайны! Ходи с важным видом, хвастайся, ухаживай за женщинами…

— Сэр Дэнни! Вы сошли с ума! — на повышенных тонах заявила Роузи.

Сэр Дэнни сладко заулыбался — такая улыбка была припасена у него только для Роузи.

— Послушай, я когда-нибудь подводил тебя словом или делом?

— Никогда!

— Я когда-нибудь просил тебя сделать что-нибудь лично для меня?

— Нет, — чуть помедлив, ответила Роузи.

— Тогда доверься мне, делай то, о чем я тебя прошу. Эдуард Беллот, лорд Сэдлер и его наследник исчезли много лет назад. Это поместье получил Райклиф, но он всего лишь внебрачный сын знатного лорда и ничуть не важнее, чем мы с тобой. Почему бы ему не поделиться своим богатством?

Роузи покачала головой. Она еще никогда не слышала, чтобы сэр Дэнни говорил так безрассудно. Прививая Роузи чувство добра и милосердия, приучал делиться последним куском хлеба с голодным ребенком, воспитывая в ней честность, был честным сам. И он достиг своей цели. Поэтому теперь девушка находилась в полном смятении.

— Но объявить Райклифу, что я — наследник Сэдлера, и требовать компенсации за отказ от предъявления прав на собственность!

— А что? По-моему, это совсем не глупый план. Ты как раз в том возрасте, чтобы быть наследником.

— Сэр Энтони не производит впечатление человека, готового выложить деньги по первому безосновательному заявлению. Кроме того, он знает, что я женщина, а не мальчик, исчезнувший когда-то.

— Райклиф сделает то, что ему будет сказано. Я навел о нем справки — он костьми ляжет, лишь бы сохранить за собой это поместье. — Разочарование Роузи в сэре Дэнни было столь явным, что лицо у него пошло красными пятнами. — Ты думаешь, в моем характере произошли разительные перемены? Если со мной что-то и произошло, то это вызвано только тем, что старый актер хочет под старость лет свить себе гнездо, а не закончить свою жизнь на улице.

— Ничего подобного с вами не может случиться, — горячо возразила Роузи. — Вы — сэр Дэнни Плаймптон, эсквайр, величайший актер всех времен!

Сэр Дэнни вскинул голову.

— Да, это правда. И эта роль будет моей величайшей ролью! — Он поднялся с земли и отряхнул штаны. — Итак, ты сделаешь то, о чем я тебя прошу?

Роузи с несчастным видом покорно кивнула.

— Вот и умница, — сказал сэр Дэнни и быстро ушел.

Если бы сэр Энтони знал правду, подумала между тем Роузи, она бы выпуталась из этой ситуации, в которой сэр Дэнни проявил удивительную беспечность. Но неужели она на самом деле такая плоская?

Роузи украдкой взглянула на свою грудь. Она не была похожа на те мужские груди, которые ей доводилось видеть, но, с другой стороны, не очень-то много Роузи их и видела. В этом ветхом театральном мирке сэр Дэнни сделал все так, чтобы Роузи оставалась от него в стороне. Именно поэтому она проводила большую часть в одиночестве в их фургоне, в то время как остальные актеры проводили свободные вечера в обществе бутылок и разбитных молодых крестьянок. Это вынужденное заточение злило Роузи, но жизнь с сэром Дэнни не давала скучать слишком долго: опасностей и приключений в ней было столько, что не приснится даже во сне.

12
{"b":"7259","o":1}