ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Да, и немедленно! — Тони притянул к себе Роузи, и они, тяжело дыша, уставились в глаза друг другу.

— Ну а я, — прошептал в конце концов Тони, — я доказал тебе, к твоему удовольствию, что я мужчина?

— Да, — Роузи тоже перешла на шепот. — А я доказала вам, что я женщина?

— Да.

Знал ли Тони, что его возбуждение передалось и Роузи? Догадывалась ли Роузи, что оно означает?

— Мне кажется, — продолжал Тони, — что мы все-таки скоро поженимся.

— Нет!

Впервые за все время этого неприятного диалога улыбка Тони стала обиженно-капризной. Линия рта изогнулась, словно он умолял Роузи поцеловать его.

— Молю, скажи мне, моя леди, почему — нет?

— Почему нет? Вас интересует, почему — нет? — В дверях, кипя от возмущения, стояла леди Хонора. — Потому что вы женитесь на мне!

Роузи и Тони отпрыгнули друг от друга, и леди Хонора величаво вплыла в кабинет. Яростно дернув застрявший в дверном косяке подол, она продолжала:

— Объяснитесь, Тони.

— Каким образом вы слышали все, что здесь происходит? — требовательно спросил Тони.

— Ваш управляющий исполнил свой долг и все рассказал мне. — Леди Хонора, как всегда, держалась прямо.

— Хэл? — сверкнул глазами Тони. — Хэл! Немедленно ко мне!

— Сэр? — Управляющий тут же возник в дверях.

— Я редко слышу всякие новости, но, говорят, ты распространяешь их со скоростью королевского курьера?

— Н-нет, сэр, — ответил Хэл, низко кланяясь и чуть заикаясь. — Я только охранял дверь, потому что она закрывается неплотно.

— Ага, значит, дверь закрывается неплотно? — Во взгляде Тони появился гневный блеск.

С лица Хэла схлынула краска, а отвисший подбородок, наоборот, приобрел малиновый оттенок. Управляющий нервно топтался в дверях, качаясь из стороны в сторону.

— Да, сэр, — ответил наконец он, — с этой дверью не все в порядке, и… — Хэл поклонился в сторону леди Хоноры, — эта леди пожелала знать, что происходит внутри кабинета. Прошу прощения, сэр, но я не смог противостоять ее настойчивым вопросам.

— Конечно, нет. — Леди Хонора жестом отпустила Хэла.

— Ну, конечно же, нет, — передразнил ее Тони. — А тебя, Хэл, ждет примерное наказание за подслушивание, и, будь уверен, так оно и будет. Убирайся прочь с моих глаз! Ты больше не управляющий…

— Нет, сэр! — взмолился Хэл.

— …до тех пор, пока снова не докажешь свою преданность и поместью Одиси, и его хозяину.

— Я докажу ее, клянусь, докажу!

— А пока найдутся и другие, способные заменить тебя на этом месте. Убирайся!

Роузи зажмурилась, чтобы не видеть Тони, потому что ее пугал его гнев, но какой-то звук заставил ее открыть глаза, и она увидела Хэла, стоящего перед ней на коленях.

— Миледи! — Он простер руки и, припав к ее ладони, словно к святым мощам, произнес: — Продолжать служить вам верой и правдой большая честь для меня! Сейчас…

— Не дотрагивайся до нее! — В мгновение ока Тони оказался рядом и оттащил Роузи от Хэла, с такой силой сжав ее руку, что у нее снова хрустнули кости.

— Фи, как грубо, Тони! Он же просто невежа! — Леди Хонора с упреком посмотрела вслед удаляющемуся Хэлу. — Он тоже верит, что она — законная наследница Сэдлера.

— Леди Хонора, — обратился к ней сэр Дэнни, но высокий воротник мешал ей повернуть голову. Сэру Дэнни пришлось предстать перед дамой, чтобы оказаться в пределах ее видимости. — Леди Хонора, она и есть законная наследница.

— Вы! — Не обращая никакого внимания на Тони, Хонора надменно посмотрела на Дэнни сверху вниз. — Признайтесь, все, что вы мне говорили, — ложь!

Встряхнув головой в своей экспрессивной манере, Дэнни ответил:

— Верить мне или нет — ваша воля, но все, сказанное мной, — чистая правда.

— Почему я должна верить комедианту?

— Потому что, — с отчаянной решимостью сэр Дэнни провел пальцем между ее тонкими выщипанными бровями, — вы сами прекрасно умеете разбираться в человеческих характерах.

Ошеломленная леди Хонора стояла, словно не в силах поверить, что до нее осмелились дотронуться.

Дверь с шумом распахнулась, и на пороге появились Джин и Энн, держась под руки, словно дети. Каждая из сестер явно боялась войти в комнату первой.

— Тони, о чем это там лепечут наши слуги? — заговорила Джин.

— Что за история про потерявшуюся наследницу, на которой ты собираешься жениться? — продолжала Энн.

Через распахнутую дверь было видно, что за порогом собралась целая толпа взволнованных слуг.

— Да, вижу, новости у нас распространяются быстрее молнии, — вздохнул Тони.

— Ты хочешь сказать, что все это правда? — Джин ухватилась за свой рыжий парик, словно буря грядущих перемен могла сорвать и его.

Тони молча протянул Джин пожелтевшее завещание лорда Сэдлера, а подошедшие к ней Энн и леди Хонора принялись читать его через плечо Джин. Закончив чтение, она так же молча вернула документ Тони.

Энн опомнилась первой.

— Леди Хонора, что думаете вы?

— Сэр Дэнни уже сказал, что я умею разбираться в человеческих характерах. Это чистая правда.

— Фантастика, — пробормотал Тони. — Похоже, он очаровал и неприступную Хонору.

— Однако, несмотря на то, что это правда, предъявление каких-либо требований к сэру Энтони невозможно: женщина с дурной репутацией не может претендовать на наследство.

Сэр Дэнни сосредоточил на Хоноре свой самый гипнотический взгляд.

— Роузи… Розалин отнюдь не пользуется дурной репутацией. Я наблюдал за каждым ее шагом и днем и ночью и передам ее мужу из рук в руки непорочной девой.

Прижав руку Роузи к губам, Тони произнес дрогнувшим голосом:

— Я знаю это…

В ту же секунду она вонзила свои ногти в руку Тони, и он быстро отдернул ее.

— Да, наша королева Елизавета, бесспорно, стоит выше всех остальных монархов. Однако несомненная чистота и право на наследство Розалин тускнеют на фоне ее воспитания. Нет! — Леди Хонора решительно рубанула воздух ребром ладони. — С глубоким сожалением должна сказать вам, сэр Дэнни, что бедная девушка не соответствует тому, что вы задумали. Но, — она подняла вверх палец, — я была бы рада предоставить ей кров в одном из моих домов. Дочь сэра Эдуарда Сэдлера Должна быть спасена из той сточной канавы, в которую ее забросила судьба. И прежде всего она должна научиться вести себя, как подобает настоящей леди.

— У меня есть лучшее предложение! — Щека Тони подергивалась от сдерживаемого веселья. — Учить ее правилам хорошего тона здесь. — Получив от Роузи сокрушительный удар локтем под ребра, он продолжил: — Например, научить тому, чтобы она прекратила свои вечные нападки на меня. Ну и, кроме того, как правильно вести себя за столом, как вести домашнее хозяйство, как быть порядочной женой для джентльмена моего общественного положения. — Взяв Роузи под руку и старательно уво-рачиваясь от ее отчаянно пинающихся ног, Тони вывел ее на середину комнаты и спросил: — Не правда ли, вы втроем сможете справиться с этой задачей?

Он правильно все рассчитал. Джин оценивающе посмотрела на сопротивляющуюся девушку.

— Похоже, она будет способной ученицей.

Прислушавшись к ругани, доносящейся снаружи, леди Хонора добавила:

— И кроме того, ее нужно научить, когда говорить, а когда хранить молчание.

— Но в еще большей степени, — фыркнула Энн, — ей необходима ванна.

— Ванна? — пожал плечами сэр Дэнни. — Отвратительная мысль!

— Ванна? — воскликнула Роузи. — Сэр Дэнни! Они хотят меня утопить!

Повернувшись к дверям, Джин уже отдавала приказание, чтобы в обширную гостиную внизу дома была поставлена лохань с горячей водой, Энн обматывала голову Роузи невесть откуда взявшимся полотенцем, а леди Хонора командовала:

— Спокойно, девочка, спокойно, мы идем принимать ванну. — Помяв материю ее короткого грязного плаща, она с омерзением отбросила его в сторону и добавила: — Возможно, тебе придется принять две ванны. Передайте Роузи служанкам, но опасайтесь ее рук!

Все наблюдали — женщины и Тони с одобрением, оцепеневший сэр Дэнни с ужасом, как отчаянно сопротивляющуюся Роузи с рук на руки передали служанкам.

26
{"b":"7259","o":1}