ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Трансерфинг реальности. Ступень II: Шелест утренних звезд
Честная книга о том, как делать бизнес в России
Невеста Смерти
Метро 2035: Ящик Пандоры
Гимназия неблагородных девиц
Женщина глазами мужчины: что мы от вас скрываем
Пистолеты для двоих (сборник)
Сказки для сильной женщины
Щегол
A
A

Вот оно что! Роузи боялась, что Тони будет обольщать ее тело. Но нет, он стал обольщать ее разум и чувства. Безусловно, она могла предъявлять права на Одиси, но не могла требовать, могла хотеть, но не могла домогаться.

Этот человек был умен. Умнее, чем она себе представляла. Что ж, тогда она запомнит это обстоятельство и найдет другой способ бороться с ним.

И Роузи поцеловала Тони.

Коснувшись его губ, она ощутила сначала его изумление, а потом явное веселье. Роузи оторвалась от Тони и, оценив ситуацию и внеся соответствующие поправки, снова прильнула к его губам.

На этот раз она, кажется, все сделала правильно. Сильные руки крепко обняли ее, когда Тони почувствовал, как язык девушки ласкает его губы. Похоже, ее план сработал: колени Тони ослабли, и, присев ни широкие перила, он попытался снять с Роузи платье. Это был момент ее триумфа.

Тони удалось совратить бедную девушку, не так ли? Отлично, только у нее самой это получалось ничуть не хуже. Но Роузи не отдавала себе отчет, что и в ней зажегся огонь желания.

— Мне нужно идти в столовую, — пролепетала она, испугавшись дрожи собственного голоса.

— Еще нет…

— Они будут крайне удивлены…

— Ну и пусть! — Тони благодарил Господа Бога за то, что он подарил ему прекрасное ночное зрение.

В тусклых отблесках звезд он видел ее лицо, на котором страсть боролась с благоразумием. С одной стороны, Роузи хотелось получить эти земли, с другой — она жаждала Тони, и понимание этого приводило ее в ярость. Роузи смущалась своих чувств, и в планы Тони входило использовать это ее смущение.

— Тебе так хочется вернуть Одиси, потому что ты родилась здесь. А в моих объятиях оказалась потому, что рождена для этого.

Роузи почувствовала горькое разочарование: Тони мгновенно раскусил ее уловку.

— Твой пыл делает меня твоим рабом, — продолжал Тони и поцеловал ее.

Господи, она ответила ему так, словно с самого начала мечтала о поцелуе. Это лишний раз подтвердило теорию Тони о том, что сила, с которой Роузи его отвергала, в конце концов обернется против нее же самой и затянет в свой водоворот. Казалось, звезды собрались вокруг них в плотное сияющее кольцо и закружились праздничной каруселью; сердце Тони билось все сильнее и сильнее.

— Роузи… — Ему хотелось обнять ее еще крепче, однако жесткий корсет не давал Тони осуществить это намерение. — Роузи… — Тони зарычал от возбуждения, а его дрожащие пальцы лихорадочно мяли шелковое платье Роузи.

— Что… что вы делаете?

— Я? Пытаюсь залезть под твои юбки…

Ответ был честен, но эта честность сослужила ему плохую службу. Когда он освободил от юбок ее ноги, Роузи воспользовалась удобным случаем и изо всех сил ударила Тони коленом.

— Надеюсь, я не причинила большого вреда вашей мужской гордости? — В голосе Роузи звучал едкий сарказм.

Нет, Тони не лгал, говоря, что никогда не брал женщин силой, потому что всегда сохранял контроль над собой. Обходительность и учтивость, мягкие методы обольщения женщин были предметом его гордости.

Воздействовать на них, но ни в коем случае на заставлять силой! Черт побери, почему же сейчас, с Роузи, он изменил своему главному принципу. «Только учтивость и вежливость! — убеждал он себя. — Помни о своем безукоризненном поведении. Она стремится завести роман, как любая другая девчонка. И, вполне возможно, вполне заслуживает этого».

— Примите мои извинения, леди Розалин.

Он попытался помочь ей привести юбки в порядок, но получил довольно болезненный удар в плечо.

— Оставьте меня!

— Не могу. — «Тони, помни, вежливость и романтичность». Он встал на одно колено и, приложив Руку к сердцу, произнес: — Твое лицо и тело, твоя неописуемая красота приводят мои чувства в такое возбуждение, что я схожу с ума. Живя для того, чтобы видеть твою улыбку и сияние глаз, мечтать о тебе…

— Надо бы сказать сэру Дэнни, чтобы он прислал вам труппу, чтобы вы могли поучиться актерскому мастерству… вы умеете добиваться того, чего хотите, от всех и каждого! Ваши слуги твердят об этом на каждом углу. Вам очень хотелось взять в жены богатую и знатную девственницу, а я расстроила ваши планы.

— Почему? Ты знатна и богата. — Заметив, что Роузи намеревается ускользнуть, Тони крепко схватил ее за руку. — Или ты уже не девственница?

— Какая разница?! — заявила Роузи, делая отчаянные попытки вырвать свою руку. — Вы получите от меня титул, дающий право на Одиси.

— Ты убеждена в этом? — Тони потрогал новые кольца, украшавшие длинные пальцы Роузи. — Ты думаешь, эти безделушки что-то изменили в наших отношениях?

— Мне пора идти.

Правдивость его слов взволновала Роузи, и Тони был рад видеть, что она явно не желает обсуждать эту тему.

— Но почему ты отвергла мою страсть еще до того, как я узнал твое имя? Помнишь мою клятву, которую я дал до того, как увидел тебя на сцене? Ну, когда я пытался узнать имя твоего отца? Именно тогда я сказал, что ты выйдешь за меня замуж.

Роузи долго смотрела на дверь галереи и наконец твердо ответила:

— Нет. Слишком уж сильно читалась на вашем лице ярость, когда сэр Дэнни представил меня наследницей. — По крайней мере Роузи пыталась убедить себя в этом.

— Я был на самом деле взбешен. — Тони так и не выпустил руку Роузи. — Ты очень деликатно напомнила мне, что я — незаконнорожденный. Сотня нахалов, посмевших оскорбить меня на этот счет, были научены уважению моими кулаками и острием моей шпаги. И… и, когда я женюсь на тебе, все начнется снова: злые сплетни, коварное злословие, косые взгляды.

— Не понимаю.

Роузи действительно не понимала. Увидев ее смущение, Тони постарался как можно хладнокровнее объяснить:

— Поползут слухи, что это поместье принадлежит не мне, а моей жене, а я живу за ее счет.

Роузи отодвинулась подальше, словно он угрожал ей.

— Вы заслужили это поместье собственными трудами, это чистая правда.

— К сожалению, правда не всегда имеет значение. — Подобная несправедливость всегда приводила Тони в ярость. — Так, впрочем, было испокон веков: почему-то правда торжествует значительно реже, чем ложь.

— Другими словами, вы отказываете мне в законном наследстве? — выдохнула Роузи.

— Это твое наследство. Ты наследница Сэдле-ра. Я знаю это, а я всегда жил по правде. — Тони придвинулся совсем близко и улыбнулся, увидев злость на лице Роузи. — Итак, если я должен тебе право на это поместье, то ты должна мне то, чего я так жажду.

— Я ничего вам не должна!

— Ты должна мне себя!

Подобрав свои юбки, Роузи бросилась наутек, но не успела сделать и шагу, как Тони поймал ее за талию и поднял высоко в воздух.

Она кричала и отчаянно пинала Тони ногами — Тони смеялся и нес ее к дверям. К черту самоконтроль, к черту романтику! Провались все пропадом, все, кроме Тони и Роузи, лежащих обнаженными на его постели, освещенной лунным светом.

Его спас рефлекс, выработанный годами: услышав тонкий поющий звук спущенной тетивы, Тони бросился на пол.

12.

Это была очень незатейливая стрела — ясеневое древко, заточенное с одной стороны, и гусиное перо с другой. Подобную штуку мог бы изготовить в Англии любой мальчишка, но кто сделал именно эту?

Тони стоял у освещенного утренним солнцем окна своего кабинета и задумчиво вертел в руках стрелу. Этой стрелой и убить-то никого нельзя. Нет, скорее всего нельзя, поправил себя Тони. В подавляющем большинстве случаев стреле все-таки требуется стальной наконечник, глубоко вонзающийся в жертву. Так зачем же тогда стреляли этой деревяшкой?

Прошлой ночью он чуть с ума не сошел от страха, что стрела поразила Роузи, однако она заверила, что с ней все в порядке. Все равно Тони не мог успокоиться — ему хотелось раздеть девушку и, внимательно изучив каждый дюйм ее тела, удостовериться собственными глазами в том, что она в добром здравии.

Тони отвернулся от окна и взглянул на Роузи, сидящую за его столом, одетую с утра в весьма скромное платье. Она позволила своим трем наставницам привести в порядок ее волосы и покорно явилась к Тони по его зову. Покладистость Роузи, Тони был в этом уверен, объяснялась только ее желанием выяснить что-нибудь про эту стрелу. Но он не мог ничего сказать ей.

30
{"b":"7259","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Ветер Севера. Аларания
Конец Смуты
Сладкая горечь
Шкатулка Судного дня
Как разумные люди создают безумный мир. Негативные эмоции. Поймать и обезвредить
Принцесса под прикрытием
Нефритовый город
Армада
Идеальная няня