ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Трансформатор. Как создать свой бизнес и начать зарабатывать
Ирландское сердце
Я куплю тебе новую жизнь
Книга-ботокс. Истории, которые омолаживают лучше косметических процедур
Help! Мой босс – обезьяна! Социальное поведение на работе с точки зрения биологии
Администратор Instagram. Руководство по заработку
Письма к утраченной
Пчелы
Омон Ра
A
A

Похоже, Хэл едва стоял на ногах. Вытянув руку, Тони метнулся к управляющему.

Ободренный отсутствием возражений со стороны Тони, отец Сильван помялся и добавил более жестким тоном:

— Несмотря на некоторую деликатность обсуждаемой темы, я думаю, что должен говорить открыто. Вы являетесь незаконнорожденным, и всемогущий Господь Бог…

— Что? — Тони резко повернулся и свирепо посмотрел на священника.

— Я сказал, — нахмурившись, отец Сильван развернул плечи от осознания собственной значимости, — что вы незаконнорожденный, а раз леди Розалин ведет свой род от самого Вильгельма Завоевателя, то негоже…

— Святой отец! Заканчивайте свое нравоучение!

Сильван быстро опустил указательный палец, которым он размахивал у себя под носом. Тони стоял, побелев от гнева, одной рукой он сжимал рукоять шпаги, в другой сверкал кинжал, и святой отец не сомневался, что Райклиф готов, не моргнув глазом, пустить их в ход.

— Я не имел в виду ничего дурного, сэр Энтони, — проблеял Сильван.

— Если бы ты не был мне нужен, добрый человек, чтобы совершить обряд венчания, причем немедленно, ты не дожил бы до завтрашнего рассвета.

Он начал надвигаться на Сильвана, готовый вы-полнить свою угрозу. Святой отец трусливо попятился.

— Сэр Энтони, я только стараюсь выполнить свой долг: бороться с дьявольскими наущениями — моя святая обязанность. Я не хочу, — добавил он, ставя стул между собой и Тони, — чтобы вы были удивлены, когда услышите от других то, что услышали от меня. — Священник отошел за угол накрытого стола. — Печально, но это правда! Этот союз будет выглядеть так, словно вы заставляете леди Розалин выйти за вас замуж! Вы держите ее, как пленницу!

Тони прекратил наступление на смешного коротышку. Все сказанное им — правда. Злые языки действительно начнут говорить, что он заставил Ро-узи стать его женой. Это — правда. Ведь именно узнав о наследных правах девушки, он решил жениться на ней, и женился бы, будь она даже столетней старухой. Это тоже правда. Представляясь ко двору, Роузи может встретить там молодого человека, которого полюбит всем сердцем. Но она никогда не найдет никого, кто смог бы любить ее крепче, чем он.

Сегодня вечером миссис Чайлд не останется без дела. На этом обеденном столе будут стоять все любимые блюда Роузи: дичь и оленина под соусом, ароматный пшеничный хлеб и соленья… Вершиной кулинарного искусства миссис Чайлд были разноцветные пудинги, украшенные цветами и травами и изображавшие поместье Одиси с высоты птичьего полета.

Этот свадебный ужин должен запомниться навсегда.

Но не только их свадьба станет украшением грядущей счастливой жизни. Он сделает так, что каждый день, каждая ночь, проведенные вместе, словно сокровище, будут храниться в их памяти, и Роузи никогда не пожалеет о том, что вышла за него замуж.

Если бы только королева не вызвала его именно в тот момент, когда ему нужно спасать сэра Дэнни! Содержание письма Ее Величества было весьма смутным — всемилостивейшее прощение за проявленное раньше высокомерие, приглашение на рождественские праздники в Уайтхолл и небрежное упоминание о продолжении выполнения обязанностей капитана королевской гвардии. Похоже, судьба решила отблагодарить Тони за долготерпение, но, что самое важное, сквозь показное радушие Елизаветы явно просвечивали напряжение и тревога. Что-то очень беспокоило королеву, что-то серьезное, заставившее ее мигом простить Тони за его пренебрежительное отношение к Эссексу. Несмотря на ее преклонный возраст, Тони уважал и преклонялся перед Елизаветой за ее необыкновенно прозорливый ум. Если она почуяла опасность и начала подозревать Эссекса в заговоре, значит, у нее были на то весьма веские причины, и Тони следовало бросить все и мчаться в Лондон.

Без Роузи. Без своей нареченной.

Желая видеть, желая как можно скорее жениться на ней, Тони крикнул:

— Хэл! — Ответа не последовало, и Тони понял, что управляющий улизнул. — Хэл! — снова крикнул он, высовываясь на галерею.

Его взгляду предстала странная сцена. Хэл и слуги стояли, словно каменные статуи. Джин и Энн неподвижно сидели перед камином. Никто даже не шевельнулся, никто не посмотрел в его сторону. По спине Тони пробежал холодок нехорошего предчувствия.

— Что это значит? — спросил он.

Ответа не последовало. Тони приблизился к сестрам.

— Энн? Джин? Что случилось?

Энн демонстративно отвернулась, Джин взглянула на Тони и тут же снова опустила глаза.

— Роузи? — Тони оглядел галерею в надежде, что и она находится где-нибудь здесь.

— Она ушла. — Голос Джин был больше похож на воронье карканье, чем на человеческую речь.

— Ушла? Куда ушла?

— Просто ушла, — покачала головой Джин.

Тони подумал, что она шутит.

— Она не может никуда уйти…

— Вместе со своей дорожной сумкой.

— Не может быть! — через мгновение Тони сломя голову уже мчался по лестнице.

— Роузи? — Тони ворвался в ее комнату, словно вихрь.

Поперек кровати лежали ее платья, в центре спальни стоял открытый сундук. Упав на колени, Тони принялся копаться в ворохе одежды, пытаясь разыскать в нем мужское платье, понимая, что может означать его отсутствие, отказываясь поверить, что это правда.

В памяти ожили события прошедшей ночи и последовавшего за ней утра, сияющие от счастья глаза Роузи и ее безмолвное обещание стать его женой.

Нет, она не могла уйти!

Леди Хонора, разбитая и с синяком в пол-лица, вышла из своей комнаты нетвердой походкой и подошла к распахнутой двери спальни.

— Она ушла, — сказала леди Хонора, бросив проницательный взгляд внутрь — несмотря на то, что один ее глаз заплыл, второй, казалось, приобрел еще больше остроты.

— Ее похитили! — решительно объявил Тони. Он прекрасно понимал, насколько это абсурдно, но разум отказывался воспринимать случившееся: она соблазнила его, спала с ним, с радостью приняла в себя его семя — и сбежала от него.

— Никто ее не похищал. — Леди Хонора выговаривала слова осторожно, потому что лицо ее настолько опухло, что губы шевелились с трудом. — Она всего лишь комедиантка, такая же, как сэр Дэнни. Он обещал подать мне от себя весточку, и я поверила ему, как последняя дура. Роузи обошлась с вами точно так же, как сэр Дэнни обошелся со мной.

— Сэр Дэнни? — Тони вскочил на ноги, поскольку в голове его блеснула ужасная догадка. —. Сэр Дэнни!

Он бросился к дверям, стараясь не сбить леди Хонору, но та схватила его за руку.

— Вы что-то хотели сказать про сэра Дэнни?

Тони вырвался из ослабевших рук леди Хоноры и бросился к столу. Хонора медленно побрела следом. Взглянув на бумаги, теперь уже аккуратно сложенные, Тони сразу же понял, что письма внимательно изучались и, возможно, Роузи пришла в ужас, прочитав последние известия из Лондона. Тони лихорадочно стал искать роковое письмо, но его нигде не было.

— Вы что-то ищете? — Леди Хонора наконец ступила в его кабинет, но ее слабость нисколько не повлияла на ее чувство собственного достоинства.

— Письмо.

— С известиями о сэре Дэнни?

Тони не ответил, и леди Хонора расценила это как согласие.

— Что он натворил? Он умер?

— Жив. Пока.

— Он в опасности? — На лице леди Хоноры отразилось страдание. — Боже мой, я должна ехать к нему!

Зашитая рана и синяки резко выделялись на ее бледном лице, и Тони воскликнул:

— Да почему же, в конце концов, никто не верит, что я сам справлюсь с этим? — закричал Тони. — Я позабочусь о нем, поверьте! — Подойдя к леди Хоноре, он пожал ей руки. — Просто верьте мне. — И более мягко Тони добавил: — В вашем состоянии вы не можете ехать в Лондон. Вы едва стоите. Обещаю, я умолю королеву, подкуплю в конце концов тюремщиков.

— Он в Тауэре?

— В Ньюгейте вместе с обыкновенными преступниками. — Тони тяжело вздохнул. — Вы должны понять, что я сделаю все, что в моих силах, чтобы освободить сэра Дэнни.

Леди Хонора с надеждой посмотрела в его лицо.

— Да, я знаю. — Она присела на стул. — Это не то, что вы ищете?

53
{"b":"7259","o":1}