ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мелодия во мне
Почему у зебр не бывает инфаркта. Психология стресса
Отдел продаж по захвату рынка
Секретная жизнь коров. Истории о животных, которые не так глупы, как нам кажется
Тело, еда, секс и тревога: Что беспокоит современную женщину. Исследование клинического психолога
Скажи, что будешь помнить
Странная привычка женщин – умирать
Руководство по DevOps. Как добиться гибкости, надежности и безопасности мирового уровня в технологических компаниях
Книга земли
A
A

— Но что ужасного в том, что женскую роль сыграет женщина? — раздался тот же голос из темного угла.

— Не будь дураком, старина, — печально ответил Барбэйдж. — Ничего хорошего из этого не выйдет.

— Но сколько же лет она делала из нас идиотов! — Алейн Брюэр, главный соперник Роузи в исполнении женских ролей, вскочил из-за стола.

— Это она-то делала из нас идиотов? — Седрик тоже вскочил с перевернутого ведра и сделал несколько непристойных жестов, подчеркивая женопо-добность соперника Роузи. — Из меня, например, никто дурака не делал — я сам вел себя как последний дурак. Уверен, что все присутствующие считают так же! За исключением, конечно, тебя, Алейн.

Актеры, сидящие за столом, прекрасно знали, что, как только Алейн открывает рот, все веселье куда-то исчезает.

— Если до королевы дойдут слухи, что роль Офелии играет женщина, мы потеряем все — покровителя, и театр, и средства к существованию! — продолжал гнуть свое Алейн.

— Если Роузи не сыграет Офелию, мы потеряем человека, благодаря которому не подыхаем с голоду!

— И каким же образом Роузи сможет помочь сэру Дэнни? — вскинулся замолкший было Дики.

— Она сыграет Офелию, и королева Елизавета растрогается, — снова вмешался человек из темного угла. — Роузи попросит ее даровать жизнь сэру Дэнни, и он будет спасен.

Все голоса смолкли, и актеры согласно кивнули, довольные таким предсказанием. Все, кроме Дики Макбрайда.

— Роузи сможет растрогать саму королеву? Та самая Роузи, которая способна в лучшем случае разыграть пустую сценку? — Дики схватился за бока. — Ха-ха-ха!

— Пусть кто-нибудь другой играет Офелию! — Алейн решил, что пора брать быка за рога.

— Что-что? — Седрик прикрыл один глаз и коснулся пальцем кончика носа.

— То, что слышал. Пусть эту роль играет кто-нибудь другой! Позволив это Роузи, мы только навредим сэру Дэнни.

— Может быть, ты и прав, — сдался Седрик, — так будет лучше.

— О чем разговор? — по комнате пронесся легкий ветерок, и в дверях появился Уильям Шекспир, расслышавший последнюю фразу Седрика. — Что будет лучше?

— Роузи должна получить свой шанс, — раздался голос из темноты.

Шекспир внимательно посмотрел в угол — казалось, он узнал этот голос.

— Я пришел поговорить с вами кое о чем, — наконец произнес дядюшка Уилл, так и не дождавшись ответа на свой вопрос. — День премьеры «Гамлета» уже определен — через три дня, восьмого февраля. Итак, мы должны решить, кто будет играть Офелию в составе придворной труппы, и решить это сейчас.

— Мое мнение: роль должна достаться Алейну, — проговорил Дики, поглядывая на Брюэра, застывшего на своем ведре, словно каменное изваяние.

— А мое: Офелию должна сыграть Роузи! — возразил Седрик.

— Кстати, где она? — Шекспир окинул взглядом обе труппы. — Поистине, в последнее время кажется, что она нигде и сразу везде. Кто-нибудь ее видел?

Актеры один за другим отрицательно покачали головами.

— Постойте-ка, — сказал один из них, — я же встречал ее на Лондонском мосту, но она исчезла быстрее, чем я успел сказать ей слово.

— Ха! Подумаешь, он видел Роузи! — засмеялся Джон Барнстейпл. — А Людовика ты не приметил?

— Людовика? — побледнел Алейн. — Эта горилла в Лондоне?

— Именно, — подтвердил Джон.

— Ты же храбрый малый, Алейн! Неужели ты боишься какого-то Людовика? — насмешливо сказал голос из темноты.

— Он же таскает с собой кинжал, — ответил Алейн, словно это все объясняло.

— Он и шпагой владеет неплохо, — масленым голосом сказал Барнстейпл. — Пожалуй, так владеет, как никто в Лондоне. Ну и что из того?

— Если я отберу роль у Роузи, он с меня шкуру спустит! — воскликнул Алейн.

— Вот как? — удивился дядюшка Уилл. — Значит, ты не хочешь играть Офелию перед самой королевой?

— Пусть играет Роузи, — объявил Алейн. — Я не буду играть, даже если меня будет умолять сама королева.

— Итак, — твердо сказал дядюшка Уилл, — если Роузи в Лондоне, она должна прийти ко мне не позже полудня завтрашнего дня. В противном случае Офелию будет играть Алейн!

Брюэр застонал.

Актеры заговорили разом, возбужденно обсуждая окончательное решение дядюшки Уилла, который, послушав их немного, незаметно исчез. В скудном свете блеклого полумесяца он успел сделать всего лишь несколько шагов и тут же увидел два силуэта, выступивших из мрака. Внимание дядюшки Уилла было обращено на мужчину, рост которого был значительно ниже, чем у его спутника. Длинный плащ и широкополая шляпа полностью скрывали своего хозяина.

— Дядюшка Уилл! — Уильям Шекспир вздрогнул и с облегчением рассмеялся. — Я пришла сказать вам, что сыграю роль Офелии.

* * *

Холод пробирал Тони до мозга костей, но он продолжал быстро идти по улице, надвинув шляпу на глаза. Капитан королевской гвардии не боялся темноты, более того, она обостряла все его чувства. После его возвращения в Лондон Нос-с-Бородав-кой старался всюду следовать за своим командиром, несмотря на решительные протесты Тони. Вот и теперь он шел позади Райклифа, докладывая на ходу:

— Говорю вам, капитан, Эссекс собирает вокруг себя настоящих головорезов, и все они потихоньку скапливаются в городе.

— Это уже не новость. — Тони с шумом втянул воздух сквозь стиснутые зубы.

Вот черт! Что еще нужно человеку для полного счастья? Тони подумал, что он мог бы ощущать себя полностью счастливым, если только не обращать внимания на то, что королева Елизавета снова отказалась от его услуг и что Лондон поглотил Роузи так же, как Ньюгейт поглотил сэра Дэнни. Сколько сил он приложил, пытаясь выяснить у актеров, где же можно разыскать девушку! Тщетно! Все в один голос клялись, что не знают, но Тони в это не верил. Конечно, вид у них был такой, словно они говорили сущую правду, но ведь это были актеры. Тогда Тони заслал в труппу шпионов. Но это тоже не принесло никаких результатов. В конце концов он решил сам пойти в «Связку ключей», но Роузи там не было. Но где-то она должна же быть!

Если, конечно, ей не перерезали горло лихие парни по дороге в Лондон или она не попала в лапы предприимчивой мадам, владеющей одним из заведений неподалеку от портовых доков.

Тони вздрогнул и оторвался от этих мыслей, осознав, что Нос-с-Бородавкой продолжает что-то говорить:

— …так вот у меня как раз есть свой человек в доме Эссекса.

— В доме Эссекса? — вновь изумился Тони изворотливости своего гвардейца. — Как тебе это удалось?

— Это совсем не трудно: в Лондоне полно недовольных. Лорд Эссекс, граф Саутгемптон, сэр Кристофер Блоунт и сэр Чарльз Дейверз решили порядком удивить королеву, а заодно и всех придворных.

— Удивить? — Это было больше, чем ожидал Тони. — И с какой целью?

— Для начала Эссекс собирается уговорить Ее Величество удалить от себя наиболее преданных ей советников.

— И первым сэра Роберта Сесила, я думаю.

Удивленный осведомленностью Тони, Нос-с-Бородавкой согласно кивнул.

— Без сомнения. Потом она назначит Эссекса лордом-протектором, а уж он-то предаст суду всех своих врагов, соберет парламент и свергнет правительство.

— Черт побери! — пробормотал Тони. — Это все?

— Если понадобится, они прольют кровь Ее Величества!

— Гори они все в аду, и, клянусь, я буду одним из тех, кто отправит туда этот сброд! — Перед его глазами встала заманчивая картина: Эссекс, пожираемый языками пламени. Однако даже сейчас он боялся, что вездесущий граф ускользнет от предназначенных ему адских мук. Лондон восхищался этой хитрой лисой, и это делало королеву еще уязвимее. Мог ли Тони рассчитывать, что кто-нибудь из наиболее мудрых советников Эссекса сумеет отговорить графа от открытого мятежа в самый последний момент? Правление Елизаветы ни при каких обстоятельствах не будет прочным, пока она доверяет Эссексу.

— Ну теперь-то, надеюсь, все? — полушутя-полусерьезно спросил Тони.

— Полагаю, капитан, этого и так достаточно.

Голос Носа-с-Бородавкой был строгим, и Тони вздохнул: он совсем забыл, что этот солдат не обладал чувством юмора.

56
{"b":"7259","o":1}