ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я вполне здорова и не боюсь никакой боли! Я крепка, словно английская боевая лошадь! — Сэру Дэнни показалось, что эту фразу Елизавета говорила своим придворным не одну сотню раз.

— Еще раз прошу простить меня, Ваше Величество, но ваша красота и обаяние не позволяют сравнивать вас с английской боевой лошадью. — Сэр Дэнни поднялся с коленей. Он всегда знал, что его судьба — это безопасность его государыни. — Ваше благословенное здоровье нужно сравнивать с огнем, который горит в вас и греет своим теплом всю нашу монархию. Вы не боевая лошадь, вы — свежая утренняя роза, омытая росой и источающая неповторимый аромат.

Во время этой речи королева Елизавета изменилась: морщины на ее лице разгладились, и сэр Дэнни увидел перед собой не выцветшие глаза семидесятилетней старухи, нет, теперь ему казалось, что на него смотрит молодая богиня, способная покорить сердце любого мужчины.

— Однако роза может погибнуть под палящими лучами солнца, если за ней не смотрит садовник, — продолжал сэр Дэнни. — А если в саду завелись вредители, то тут уж совсем плохо.

— Вот это так, — пробормотала королева, поглядывая на Сесила.

— Если вы позволите, Ваше Величество, — сказал государственный секретарь, — я снова позову лекаря. Он уже приходил по первому вашему зову, но вы изменили свои намерения еще до того, как он появился в дверях…

— Или я не королева? — с живостью спросила Елизавета. — Принимать или не принимать этого шарлатана — мое законное право.

Сесил открыл было рот для ответа, но сэр Дэнни сделал незаметный жест, призывающий к молчанию. Этот жест был груб и оскорбителен, однако Сесил предпочел не обращать на это внимание. Снова взглянув на королеву, сэр Дэнни испугался, поняв, что и она заметила этот знак, но в глазах Ее Величества мелькнуло удовольствие.

— Отлично, — сказала она, усаживаясь поудобнее, словно находилась перед театральной сценой, и посмотрела на своего советника. — Наш дорогой Сесил, кажется, обиделся.

— Он молод, Ваше Величество, — ответил сэр Дэнни. — Сэру Сесилу предстоит еще долго учиться хорошим манерам, чтобы угодить своей королеве.

— Да, — согласилась королева, — он не похож на своего отца, моего дорогого Багли. — Сэр Дэнни поклонился, выражая свое глубокое уважение ко всему, что скажет королева. — Вы мне очень его напоминаете. Я имею в виду не наружность, конечно, а чувство такта и воспитанность. — Королева взмахнула рукой и капризно спросила; — А как вы думаете, стоит ли мне вызвать зубного лекаря?

— Ваше Величество, — начал сэр Дэнни, осторожно подбирая слова, — вы — наша славная монархиня, неусыпно думающая о благополучии всего королевства, все ресурсы которого в полном вашем распоряжении. Но, может быть, постоянные государственные дела не позволяют вам с достаточной тщательностью выбирать себе лучших из лучших?

— О чем это вы там бормочете? — не выдержал лорд Сесил, лишний раз доказывая, что не упускает из разговора ни слова.

Елизавета предупреждающе подняла палец.

— Я хочу выслушать его, Сесил.

— Дело в том, мадам, — продолжал сэр Дэнни, — что в своем окружении я пользуюсь репутацией неплохого лекаря.

— Вот именно что в своем окружении, — снова вмешался Сесил.

— Заткнитесь, Сесил, пока вас не спрашивают! Говорите дальше, — приказала королева, снова обращаясь к сэру Дэнни.

— Среди актеров я известен как целитель всех болезней, и, если вы мне позволите, я постараюсь удалить вам зуб совсем без боли, Ваше Величество.

— Мадам, я решительно протестую! — нахмурился государственный секретарь. — Этот человек осужден за государственную измену! Он опоит вас каким-нибудь колдовским зельем!

— Пока я не вижу никаких препятствий. В случае чего вы первым испробуете снадобье. — Королева рассмеялась, увидев, как лицо Сесила исказилось от ужаса.

О, сколько времени она уже не могла заснуть! Елизавете временами казалось, что она находится на грани безумия. Если этот человек не сможет помочь Англии своими знаниями об Эссексе, то пусть хоть поможет ей своим искусством.

— Мадам, я не пользуюсь снадобьями. — Сэр Дэнни бросил косой взгляд иа лорда Сесила. — Однако мне придется дотронуться до вас — это обязательно.

— Возмутительно! Немедленно прогоните его, мадам!

Королева игнорировала Сесила со всем упрямством, которое скопилось в ней зв шестьдесят семь лет жизни.

— И что вы намерены делать?

— Просто коснуться вашего лица и рук. А потом мне понадобятся инструменты вашего лекаря.

— Сесил, — щелкнула пальцами королева, — немедленно принесите инструменты.

— Мадам, он, должно быть, уже ушел домой, — доложил госсекретарь фальшивым голосом.

— Вздор! Он никогда бы не посмел уйти из дворца без вашего разрешения. Несите инструменты!

— Не могу оставить вас наедине с этим шарлатаном, мадам.

— И тем не менее у вас нет выбора. Сэр Сесил, несите инструменты, слышите? Вам приказывает королева!

— Слушаюсь, мадам, — покорился госсекретарь и взмолился более мягким тоном: — Может быть, по крайней мере позвать охрану?

— Ну, оставьте за дверями гвардейца. Считайте, что вы меня предупредили, поэтому, если этот изменник-комедиант нападет на меня, ваша совесть будет чиста. Теперь идите и закройте за собой дверь. — Королева подождала, пока Сесил оставит их наедине. — Вы понимаете, что, если вы не удалите мне зуб без боли, я отрублю вам голову.

— Ваше Величество, — улыбнулся сэр Дэн-ни, — если вы отрубите мне голову, это лишь ускорит мою предрешенную участь. Что я теряю?

— В самом деле, что? — По губам королевы пробежала усмешка. — Ну а теперь расскажите мне все, что вам известно об Эссексе.

Королева сменила тему разговора так быстро, что сэр Дэнни вздрогнул еще до того, как понял всю блестящую тактику Елизаветы. Она усыпила его бдительность, внушила иллюзию контроля над происходящим, а затем задала главный вопрос так внезапно, что никто не смог бы солгать, даже если бы захотел. А как ловко она удалила Сесила! Сэр Дэнни с жаром приступил к рассказу о коварном замысле графа и о том, зачем придворной труппе отдано приказание играть «Ричарда». Чем дольше он говорил, тем ниже склоняла голову Елизавета.

— Мадам, — наконец произнес сэр Дэнни. — Я только увеличил ваши страдания, в то врем как обещал их уменьшить.

— Мои страдания не ваша вина, — возразила королева. — Это закат моего царствования, а вокруг себя я вижу только смерть и предательство. Как горько сознавать свою старость, сэр Дэнни, как горько!

— Простите меня, Ваше Величество, но я не могу согласиться, что это закат. У вас еще достаточно преданных друзей. Кроме того, будущие поколения будут восторгаться вашей мудростью. Одна только память о вас согреет людские сердца. Все, что вы сделали для Англии, никогда не сможет кануть в небытие.

— Вы смешной маленький человечек, но вы доставляете мне удовольствие, — улыбнулась королева. — Послушайте, вы действительно сможете удалить мне зуб или просто подыграли мне, чтобы удалить Сесила?

— Мое мастерство может подтвердить любой актер из придворной труппы.

— Из придворной труппы? — приподняла бровь королева. — Это та самая компания, которая собирается выступить передо мной в субботу.

— Что они будут играть? — вскричал сэр Дэнни, забыв обо всем.

— Насколько я знаю, пьеса называется «Гамлет», — ответила Елизавета, с любопытством глядя на сэра Дэнни.

— Буду удивлен, если… Я надеюсь, что… О, Ваше Величество, вы читали список актеров?

— Нет, конечно. Зачем мне это?

— Одну из ролей может играть мое дитя. Хотя нет, вряд ли мой сын в Лондоне. Слава Богу, она сейчас в безопасности. — Сэр Дэнни настолько привык скрывать пол Роузи, что даже не замечал, что называет ее то мужчиной, то женщиной. Мысль о Роузи пронзила его сознание, и на глаза сэра Дэнни навернулись слезы. Глядя на его волнение, королева была уже готова задать вопрос, но стук в дверь помешал ей.

— Войдите.

В дверях появился Сесил, позади него нерешительно топтался придворный лекарь.

60
{"b":"7259","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Замуж назло любовнику
Аромат невинности. Дыхание жизни
Принципы. Жизнь и работа
Думай и богатей: золотые правила успеха
Сам себе MBA. Самообразование на 100 %
Тайна мертвой царевны
Долина драконов. Магическая Экспедиция
Тайна моего мужа
Замок из стекла