ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Не беспокойтесь, сэр Сесил, я жива.

— Беспокойство о Вашем Величестве — моя обязанность, — ответил Сесил, втягивая за руку лекаря.

Почтенный муж, дрожа от страха, приблизился к Ее Величеству.

— Покажите мне ваши инструменты, — приказал сэр Дэнни.

Лекарь вручил актеру сумку и поспешно отошел к дальней стене.

— Ваше Величество, придворный лекарь еще раз покорно просит вас согласиться принять его помощь, — произнес Сесил.

— Этот червяк? — Королева одарила лекаря насмешливым взглядом. — Кстати, Сесил, позаботьтесь, чтобы завтра утром у меня был здесь сэр Энтони Райклиф. Что-то он в последнее время увиливает от исполнения своих обязанностей.

— Да, Ваше Величество.

— Но перед этим он должен отправиться к графу Эссексу и передать ему, чтоб он немедленно предстал перед тайным советом и отчитался о своей деятельности. Преступной деятельности.

— Да, ваше величество, — поклонился Сесил.

— А вы, — обратилась королева к сэру Дэнни, — подойдите сюда. Если вы намерены вырвать мне зуб, делайте это сейчас.

Сэр Дэнни двинулся вперед. Он вырывал зубы много раз — и Роузи, и Уиллу, и актерам. Но королеве? Женщине, которой он всегда восхищался издалека?

— Эй! — громко воскликнул Сесил. — Что вы намерены делать?

— Или вы немедленно заткнетесь, Сесил, или немедленно убирайтесь! — рявкнула королева.

И только потом сэр Дэнни понял, что она ничем не могла помочь ему, поскольку боялась еще больше, чем он. Но ее потребность в нем придала сэру Дэнни храбрости, и он спросил самым елейным голосом:

— С вашего разрешения?..

Королева милостиво кивнула.

— Какие у вас прекрасные руки, — заметил актер сэр Дэнни, касаясь запястья Елизаветы, — какая нежная бархатистая кожа, какие длинные пальцы… — Сэр Дэнни погладил ладони королевы, смотря ей прямо в глаза.

Елизавета продолжала в упор смотреть на него, однако не могла выдержать его взгляд слишком долго.

— Если вы очень постараетесь, боль исчезнет сама собой. Когда я касаюсь вас, вы должны думать только о сне и покое.

— Вы прекрасно снимаете напряжение.

— Разрешите мне коснуться вашего лица… Господи, какая восхитительная кожа, какие правильные черты лица! Какую боль, должно быть, вам доставляет этот проклятый зуб!

— О да, — невнятно пробормотала Елизавета.

— Покажите мне его.

Королева открыла рот и вскрикнула, когда сэр Дэнни осторожно дотронулся до больного зуба.

— Думайте только о том избавлении, которое принесет вам сон. — Сэр Дэнни заговорил тише: — Думайте только о том, как вам станет легко, когда я его удалю.

— Да… — Веки Елизаветы сомкнулись, но через секунду она снова открыла глаза.

— Сейчас вы уже можете спать, — сэр Дэнни провел пальцем по щеке королевы, — и во сне будете знать, что я помогу вам, и не сможете проснуться, пока я не позволю. Вы уверены в моей помощи…

— Да.

Теперь глаза Елизаветы были плотно закрыты, и сэр Дэнни аккуратно взял щипцы, стараясь, чтобы они не зазвенели. Лекарь подошел ближе, зачарованно глядя на действия сэра Дэнни. Рот Сесила, стоящего около камина, был открыт так же широко, как и у спящей Елизаветы. Ловким движением сэр Дэнни выдернул зуб королевы — впрочем, то не составило особого труда, поскольку зуб был настолько гнилой, что легко вышел из десны. В следующее мгновение сэр Дэнни уже запихивал в зияющую дыру между зубами порошок из паутины и толченой ивовой коры.

— Спите, моя королева, — прошептал он.

— Вы останетесь во дворце, — пробормотала Елизавета, не открывая глаз, — и сможете еще раз повидать своих друзей-актеров. Может быть, среди них вы найдете свое чадо.

Сэр Дэнни едва ли мог поверить в услышанное. Он пришел сюда, чтобы умереть, а теперь королева приказывает ему жить.

— А как же мой смертный приговор?

Голова королевы откинулась на подушку.

— Я решу это позже. И еще, — Елизавета зевнула. — Сесил, мне, наверное, нужен новый зубной лекарь.

22.

— Никогда еще не встречал человека, который бы так стремительно падал и снова взлетал, — сказал Нос-с-Бородавкой.

— Что ты имеешь в виду? — Тони вылез из лодки и окинул взглядом владения графа Эссекского, будь он проклят во веки веков.

— Просто благодарю Господа Бога за три вещи сразу: за прекрасное солнечное утро, за то, что Ее Величество опять призвала вас на службу, и за то, что у нее наконец-то открылись глаза на Эссекса. — Нос бросил лодочнику шесть пенсов и пообещал еще девять, если тот подождет их на этом берегу. — Теперь-то вы сможете подумать и о своей невесте.

— Ты лучше бы подумал о своей бородавке, а то твой нос стал слишком длинным.

Нос любовно потрогал свой нарост, благодаря которому обрел это прозвище.

— Нет, сэр, уж я никогда не доверюсь этим коновалам.

— Хирург тебе нужен только для того, чтобы немного укоротить язык, — незлобиво заметил Тони.

Нос немного подумал и согласился:

— Неплохая мысль, сэр! Я нем как рыба!

Тони кивнул и пошел по аллее, обсаженной аккуратно подстриженным кустарником. Дом Эссекса располагался к востоку от Уайтхолла, в самом престижном районе Лондона. На его постройку явно не жалели денег — поистине, и ухоженная земля, и великолепные конюшни неподалеку, и сам трехэтажный дом блистали своим великолепием. Все это чем-то напоминало Тони поместье Одиси.

Нос-с-Бородавкой следовал позади Тони.

— Да, сэр, — снова не выдержал Нос, — у вас такой отсутствующий взгляд, словно она все время стоит у вас перед глазами. Даже если я говорю, а вы слушаете, кажется, что вы слышите не меня, а голос вашей невесты.

Тони гневно выхватил кинжал, и Нос, отступив на шаг, нервно хихикнул:

— Нет, сэр Энтони, я вам еще пригожусь. — Он указал на дом Эссекса. — Там полно врагов, и в случае чего вы можете не справиться в одиночку.

— Я не потерплю идиотских речей за своей спиной! — Тони сунул кинжал в ножны, мысленно признавая правоту Носа. Он действительно видел перед собой Роузи и слышал ее голос, где бы ни находился, и тешил себя мыслью, что рано или поздно они обязательно встретятся. Очевидно, он просто прилагал недостаточно усилий для ее поисков.

Прошлым вечером, распрощавшись с Носом и Шекспиром, Тони обшарил каждый постоялый двор, где обычно останавливались актеры, но поиски не увенчались успехом. Как ему хотелось закончить сегодня дежурство пораньше и снова начать разыскивать Роузи.

— Черт побери, снаружи не так уж тепло, а двери нараспашку, — заметил Нос.

Действительно, массивные двери дворца Эссекса были широко распахнуты. Тони и Нос вступили в темноту дома, удивляясь, что при входе нет ни одного стражника, однако где-то в глубине слышался гул голосов. Мужских голосов. Ни одного слуги, ни одного лакея… Тони и Нос-с-Бородавкой беспрепятственно продолжали свой путь. Никого.

— Будь я проклят! — выругался Нос, останавливаясь около приоткрытой двери. — Да здесь целое сборище, и все при шпагах!

— Да, опасное собрание, — храбро согласился Тони, хотя понимал, что опасения Носа имеют достаточно оснований. — Ты видишь Эссекса?

— Нет, сэр, — ответил Нос, — зато хорошо вижу остальных бунтовщиков.

Действительно, главных отличительных знаков Эссекса — темно-рыжей шевелюры и окладистой бороды — нигде не было видно. Тони решительно толкнул дверь, и спорящие о чем-то лорды замерли.

— Прошу прощения, джентльмены, не могли бы вы сказать, где я могу найти графа Эссекса?

— Мы сами бы желали переговорить с графом, — ответил наконец один из присутствующих, лорд Уэльс. В руках его блестела обнаженная шпага; он посмотрел на Тони дикими глазами и добавил: — Однако граф сейчас слишком занят подготовкой восстания. А как вы думаете, сэр, суббота будет удачным днем для того, чтобы поднять Лондон?

Тони потерял дар речи и только машинально кивнул головой.

— Так где же Эссексе? — немного погодя снова спросил Тони.

— Рядом, в каминном зале.

— В таком случае ему еще предстоит встретиться со мной, — заметил Тони с холодной уверенностью.

61
{"b":"7259","o":1}