ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Кажется, вы сорвали премьеру, отец, — улыбнулась Роузи, еще крепче прижимаясь к сэру Дэнни.

— Ага, и вся работа, которая могла бы сделать тебя звездой сцены, пошла насмарку, — согласился он. — Но я никогда не сомневался в твоих способностях: теперь ты можешь быть уверена, что играешь не хуже любого другого актера труппы.

— Вы были правы, отец.

— Как всегда!

Роузи возблагодарила Бога, что тюрьма нисколько не убавила неуемного тщеславия, всегда бившего в этом человеке через край.

В обеденный зал влетели расторопные лакеи и принялись зажигать канделябры, и через несколько секунд все помещение было залито ярким светом. Сэр Дэнни помог Роузи спрыгнуть со сцены и за руку подвел ее к креслу, где, улыбаясь, восседала Ее Величество в окружении Джин, Энн и леди Хоноры. Джин и Энн жестами и улыбками пытались подсказать Роузи, что делать, но она, похоже, совсем в этом не нуждалась.

Встав на колени и низко склонив голову, Роузи сказала:

— Ваше Величество, позвольте мне выразить свою глубочайшую благодарность за освобождение сэра Дэнни.

— Благодарите самого сэра Дэнни, — отозвалась королева. — Он сам сумел выкупить свою жизнь, доказав свое душевное благородство, честность и… — Елизавета улыбнулась, — лекарское искусство.

Роузи восхищенно посмотрела на сэра Дэнни.

— Я позволила ему присутствовать на спектакле, а потом специально послала на сцену сделать вам сюрприз, — не без самодовольства продолжала Елизавета. — Меня нужно благодарить только за это.

Она протянула Роузи руку, и та с горячностью прижала ее к губам.

— Моя благодарность не знает границ. До конца моих дней, до последнего вздоха я буду служить Вашему Величеству!

— Хорошо, — сказала королева совсем другим тоном, заставившим Роузи поднять голову. Елизавета пристально рассматривала девушку. — Итак, значит, это вы, леди Розалин Беллот.

Роузи запнулась, не зная, что говорить. Возможно, слухи о наследных правах уже достигли ушей Ее Величества? Но кто мог рассказать об этом королеве? Сэр Дэнни?

— Вы больше похожи на свою мать, чем на отца, — заметила Елизавета, причем в ее голосе слышалось некоторое недовольство.

— То, что я унаследовала от отца, находится у меня в душе, — возразила Роузи. — И я отказалась бы от предъявления прав на поместье Одиси, если бы не память о нем.

— Предъявление прав? — Королева надменно приподняла одну бровь. — Только я даю или отбираю те или иные права.

Поймав выразительный взгляд леди Хоноры, в разговор вмешался сэр Дэнни:

— Ваше Величество, к большому сожалению, у меня нет письма лорда Сэдлера, о котором я имел честь вам доложить, но я умоляю вас поверить в существование этого документа.

— В этом нет надобности. — Роузи показала цепочку, висевшую у нее на шее. — Взгляните, Ваше Величество, вот перстень с печатью моего отца.

Елизавета стремительно выхватила кольцо из рук Роузи и стала внимательно разглядывать.

— Где ты его раздобыла? — изумленно воскликнул сэр Дэнни.

Вокруг королевы собралась целая толпа придворных. Они вытягивали шеи и даже отталкивали друг друга локтями, чтобы не упустить ни слова. Уголком глаз Роузи увидела, как плотная людская стена неожиданно расступилась. Не в силах сдержать любопытства, Роузи позволила себе отвести взгляд от королевы. Тони! Там стоял Тони, не скрывающий своей радости. Боже, это не было сном — их разделяло не более десяти шагов. Наконец он пошевелился и через мгновение уже стоял рядом, крепко прижимаясь к ее губам в пламенном поцелуе.

— Ваше величество, — сказал Тони срывающимся голосом, — сегодня я спас ваше королевство от смуты и взамен умоляю о благодеянии: подарите мне сразу и Одиси, и его наследницу.

26.

Роузи изумленно открыла рот, однако Тони совсем не походил на человека, пытающегося сыграть на чувстве жалости. А если королева все-таки примет решение передать ей поместье, что будет делать Тони?

— Вы хотите сказать, что Эссекс повержен? — Королева задала вопрос самым безмятежным тоном.

— Да, Ваше Величество, я пленил графа в его собственном доме, — кивнул Райклиф.

Не только среди придворных, но даже среди слуг послышался одобрительный шепот, а потом и рукоплескания. Тони почтительно поклонился в знак благодарности.

— Я только выполняю свои обязанности, добрые люди, ничего больше. — Райклиф почтительно поцеловал край королевского платья. — Граф Ноттингем препроводит его в Тауэр в самое ближайшее время, если уже не сделал этого.

Королева одобрительно хлопнула Тони по плечу и тут же отдернула руку, только сейчас увидев, насколько грязен его камзол.

— Простите меня, Ваше Величество, за такой вид, но я прибыл к вам сразу же после пленения Эссекса. — Хитрый Тони понимал, что, увидев его перевязанную руку, королева не сможет не отметить про себя преданности капитана ее гвардии. — Я полагал, что должен доложить обо всем как можно скорее.

— Однако такая срочность не помешала вам немного посмотреть спектакль, — сказала королева, бросая взгляд на Роузи.

Черт побери, вездесущая Елизавета заметила его в темноте зала и, безусловно, увидела то, чего он никогда не мог скрыть — сияющую в его глазах любовь к Роузи. Более того, королеве достаточно было бросить один только взгляд на бывшую Офелию, чтобы убедиться в ее ответном чувстве.

Да, Роузи его любила, ничто не могло теперь уверить Тони в обратном. Оставалось только осторожно выяснить, как отнесется к этому королева.

— Ваше величество, вы так увлеченно смотрели пьесу, что я не решился вас потревожить, но теперь я прошу…

— Да-да, — раздраженно прервала его королева, — я уже поняла, чего вы просите. Можете быть спокойны: в свое время я пожаловала вам поместье Одиси и теперь не вижу никаких оснований забирать его обратно.

— Ваше Величество! — воскликнула Роузи, невзирая на то, что Тони незаметно толкнул ее локтем.

— Леди Розалин, — строго сказала королева, — не перебивайте свою государыню!

— Но кольцо… — снова попыталась начать Роузи, однако локоть сэра Дэнни заставил ее замолчать.

— Это кольцо доказывает ваше право на наследство, но я не могу отбирать то, что уже давно подарила сэру Энтони. — Елизавета взяла кольцо, погладила пальцами, словно прощаясь, и наконец вложила его обратно в ладонь Роузи. — Следовательно… — Елизавета не договорила.

Яростный вой раздался совсем рядом, и какой-то седовласый человек, расталкивая знатных лордов, стал рваться к королеве. Тони хотел схватить наглеца, но не успел — гигантская тень метнулась прямо из-за трона и швырнула его обратно в толпу. Все смешалось, и даже видавший виды Тони стоял, открыв рот, наблюдая, как прямо перед королевой тщедушный седой мужчина с седыми волосами отчаянно молотит кулаками гиганта. Наконец Тони опомнился и выхватил кинжал, однако почувствовал, как кто-то дернул его за рукав.

— Это же Людовик! — изумленно вскричал сэр Дэнни, не пуская Тони к дерущимся. — Оставьте его, пусть случится то, что должно случиться.

Похоже, сэр Дэнни сошел с ума. Нет, с ума сошел весь зал, наполненный сейчас воплями перепуганных насмерть женщин и удивленными возгласами мужчин. Тони снова застыл от изумления не в силах сделать ни шагу. Но Роузи смогла. Отстегнув от пояса сумку — подарок Тони, она обрушила ее на седую голову. Как ни странно, ярость нападавшего была столь велика, что еще немного — и Людовик был бы задушен неистовым стариком. Наглец обмяк, и в зале воцарилась мертвая тишина. Тони показалось, что у него даже заболели уши.

— Ваше Величество? — раздался голос Джин.

— Он до меня даже не дотронулся, — отозвалась Елизавета.

Тони подивился спокойствию в голосе Ее Величества. Встав со стула, она подошла к сцене и спросила собравшихся:

— Кто-нибудь знает этих двоих?

Людовик зашевелился на полу и сел, сокрушенно потирая шею.

— Хэл? — изумленно спросил Тони, не веря своим глазам.

— Боже! Что он здесь делает? — пробормотал сэр Дэнни.

69
{"b":"7259","o":1}